В.И. Ленин: «М.В. Фофанову я знаю как энергичную и преданную большевичку…»

«… Она медленно проходит по комнатам, где жила когда-то, сидит за столом, опустив голову на руки, раздумывает, вспоминает. Тронутые музейным холодком стены и вещи мемориальной квартиры словно теплеют в ее присутствии, становятся такими же обжитыми, какими были при Ленине.

И происходит удивительное: мы, зрители, вдруг чувствуем, что нам очень интересно и важно внимательно всмотреться во все, что есть в этой квартире. Запомнить форму керосиновой лампы над обеденным столом, разглядеть старинные часы с узорчатым маятником, попытаться представить себе как висело пальто на вешалке возле входной двери. Обыденные, внешне ничем не примечательные вещи и предметы воспринимаются нами не сами по себе, а в прямой и непосредственной связи с Лениным, который, возможно, не раз зажигал эту лампу, смотрел на эти часы, проходил мимо этой вешалки…».

Так, в августе 1976 года газета «Вечерняя Москва» писала о документальной киноленте «Ленин. Последнее подполье». Фильм этот о нескольких днях накануне Великого Октября, каждый из которых вписан в историю яркой, героической страницей. Фильм - о Ленине, но имеет подзаголовок: «Рассказывает Маргарита Васильевна Фофанова». Значит, он и о ней.

Да, последнее подполье Ленина, самые напряженные часы в преддверии величайшего события века, проведенные вождем революции в глубокой конспирации, прочно связаны в нашем сознании с именем этой женщины. В первой книге 3-го тома «История Коммунистической партии Советского Союза (стр. 161)» помещена фотография М.В.Фофановой. Лаконичная подпись гласит: в числе других товарищей по поручению ЦК РСДРП(б) занималась организацией подполья Ленина перед Октябрем 1917 года. Сам Владимир Ильич написал о Маргарите Васильевне тепло и просто: «М.В.Фофанову я знаю как энергичную и преданную большевичку с лета 1917 года. Осенью того же года, перед Октябрем, в самые опасные времена, она меня прятала у себя на квартире». (Ленин В.И. Полн. совр. соч., Т. 54. – с. 125).

Именно отсюда ненастным вечером 24 октября, не взирая на опасность быть схваченным юнкерскими патрулями, рыскавшими по всему городу, Ленин в сопровождении верного Эйно Рахья направился в Смольный - штаб революции, чтобы принять на себя непосредственное руководство всем ходом вооруженного восстания.

Адрес этой квартиры теперь хорошо известен: Санкт-Петербург, угол Сердобольской улицы и проспекта Карла Маркса (бывший Б. Сампсоньевский), д. 1/92, кв. 41(в наше время эта квартира значится под № 180). Сегодня здесь, на выборгской стороне, в длинном кирпичном здании казарменного типа – «Музей-квартира В.И.Ленина…» Много десятилетий назад дом находился на глухой окраине, а потому был удобен для конспиративных целей. Здесь жили, как писала в своих воспоминаниях Н.К.Крупская, почти исключительно рабочие. Квартира М.В.Фофановой на втором этаже, с окнами, выходящими в сад соседнего дома, была изолирована, кроме хозяйки никто в это время там не жил.

Позже в одном из своих воспоминаний М.В.Фофанова писала: «… И вот в пятницу, 22 сентября, часов в восемь – начало девятого вечера, я услышала, что в квартиру вошли. То были Ленин и Крупская.

Так началось последнее подполье Ильича. И я счастлива, что партия доверила мне быть хозяйкой последней конспиративной квартиры вождя революции». (В дни Октября. Л., 1982. – с. 173. О дате приезда Ленина в Петроград осенью 1917 года в источниках и литературе имеются противоречивые сведения. В протоколе заседания ЦК от 3 октября записано: «Предложить Ильичу перебраться в Питер…» (Протоколы Центрального Комитета РСДРП(б). Август 1917 – февраль 1918. М., 1958. – с. 74). В воспоминаниях некоторых современников, причем лиц, имевших прямое отношение к организации переезда (Рахья, Шотман, Фофанова), указывается, что Ленин приехал из Выборга в Петроград в конце сентября, но в целях конспирации направлял свои письма в ЦК якобы из Финляндии. В XIV томе первого издания Сочинений Ленина, вышедшем в 1921 году, при жизни Владимира Ильича, указан этот же срок. В некоторых источниках, в том числе и в воспоминаниях Н.К.Крупской, называется другая дата приезда – 7 октября).

Это были самые памятные и значимые дни в жизни М.В.Фофановой, озарившие новым светом ее нелегкие прошлые годы, высветившие ее будущее на многие десятилетия вперед. Уже незадолго до смерти в упомянутом выше фильме «Ленин. Последнее подполье» она скажет: «Удивительное свойство человеческой памяти… Бывает, не могу вспомнить того, что было со мной не так давно, но прекрасно помню подробности почти каждого дня сентября – октября семнадцатого года».

И впрямь, разве можно забыть события исторического масштаба, к которым вновь и вновь возвращается памятью все прогрессивное человечество, заново осмысливая и постигая их суть, о которых сегодня мы говорим как о событиях, до основания потрясших старый мир. А она, Маргарита Васильевна Фофанова, прикоснулась к ним всем сердцем, в одной из самых горячих точек революции. И не просто прикоснулась. Она работала на революцию в меру своих сил, работала там, куда поставила ее партия.

Центральный Комитет доверил М.В.Фофановой поддерживать связь между ним и находившимся на нелегальном положении Лениным. 24 октября она доставила в Выборгский райком для передачи в ЦК РСДРП(б) историческое письмо вождя, призывавшее «ни в коем случае не оставлять власти в руках Керенского и компании до 25-го, никоим образом; решать дело сегодня непременно вечером или ночью». (Ленин В.И. Полн. совр. соч., Т.34. – с.436). Это было то самое письмо, в котором набатом звучали слова, зовущие к вооруженному восстанию, именно к немедленному и решительному, именно сегодня, потому что ждать нельзя, потому что можно все потерять, потому что «промедление в выступлении смерти подобно». (Ленин В.И. Полн. совр. соч., Т.34. – с.436).Из воспоминаний Н.К.Крупской, самой М.В.Фофановой, других большевиков, имевших отношение к последнему ленинскому подполью, хорошо известно о некоторых подробностях жизни и кипучей деятельности вождя революции в эти дни. Очевидцы и участники незабываемых событий Октября, люди, общавшиеся с Лениным в те исторические дни и часы, сумели в мельчайших подробностях и деталях нарисовать его облик – человека и творца событий, потрясших весь мир, передать обстановку крайней напряженности и чрезвычайной ответственности переживаемого момента, показать, как четки и решительны были действия Ленина – вдохновителя и организатора социалистической революции.

Но в рассказах этих людей о тех героических днях мы видим и собственную их незаурядность, долю их труда – скромного и великого одновременно… Одна из них - хозяйка последней конспиративной квартиры Ленина – Маргарита Васильевна Фофанова.

В тот день, 24 октября, она пять раз ходила по поручению Ленина в Выборгский райком РСДРП(б), трижды – в самые напряженные часы, когда решался вопрос: быть или не быть Великому Октябрю? И незаметная, казалось бы, «проходная» роль связного в условиях чрезвычайного момента обернулась столь важной, столь весомой услугой партии, революции, народу, переоценить которую нельзя.

Не раз говорила Маргарита Васильевна, что в жизни ей выпало большое счастье быть рядом с Лениным, выполнять его поручения, оберегать от ищеек Временного правительства, а потом, уже после революции, годами работать под его руководством.

Есть, конечно, доля счастливого случая в том, что в какой-то момент ее жизненный путь соприкоснулся с жизненным путем вождя революции. Но, как и во всякой случайности, нельзя здесь не заметить ту глубокую закономерность, не будь которой, случайность была бы невозможна… Она выбрала революционный путь. И это оказалось залогом будущего счастья…

М.В.Фофанова родилась в 1883 г. в селе Зырянка Соликамского уезда в семье капитана Камского пароходства Василия Алексеевича Кириллова. Еще учась в женской гимназии в Красноуфимске, она примкнула к социал-демократическому кружку, которым руководил выпускник местного промышленного училища Владимир Николаевич Фофанов. Возникший в конце 1898 г., кружок не сразу «осознал себя» подлинно революционной социал-демократической организацией. Собирались кружковцы сначала под видом увеселительных вечеринок, читали Писарева, Льва Толстого, Горького… Но постепенно «вечеринки» превратились в сходки, на которых горячо обсуждались политические вопросы. На одной из сходок была конкретно определена цель кружка: «Возбуждение низших классов общества к борьбе с существующим порядком». Получила организация и свое название: «Кружок техников-сельчан».

К сожалению, судьба «Кружка техников-сельчан» оказалась типичной для подобных организаций того времени. О деятельности молодых социал-демократов узнала полиция, начались обыски и аресты. У В.Н.Фофанова обнаружили номера нелегальной газеты «Рабочее знамя», перепечатанные из «Искры» статьи Ленина, протоколы сходок и другие материалы.
Руководителя кружка заключили в тюрьму, а в октябре 1903г. выслали в Архангельскую губернию (всего по делу «техников-сельчан» было привлечено 16 человек).

Участие в «Кружке техников-сельчан» для гимназистки Маргариты Кирилловой стало первой революционной школой. Оно же привлекало к ней пристальное внимание полиции.

Когда после окончания Красноуфимской гимназии Маргарита Кириллова приехала на работу в школу села Дворецкое, за ней был установлен негласный надзор. Однако молодая сельская учительница смело вела революционную пропаганду среди своих коллег и местных крестьян. Вскоре в Пермское губернское жандармское управление поступил донос ротмистра Самойленко: «Помощница учительницы Кириллова, заведую библиотекой, снабжает местных жителей изданиями «не здешней библиотеки», огромные кипы которых привозит из города Перми. Сближаясь с крестьянами и сама не признавая церкви, исповеди, мощей, бога и царя, все откровенно порицает. Почему представляется особой очень вредной для народу». (Цит. по: Красноуфимск. Свердловск, 1970. – с. 16-17).

Читая эти слова – «особа, очень вредная для народу», - невольно вспоминаешь ленинские слова: «…Знаю как энергичную и преданную большевичку…». В какой из этих оценок заключалась правда, показала история. Сегодня мы воздаем должное бывшей помощнице сельской учительницы, сохраняя о ней добрую и светлую память.

Осенью 1903 г. Маргарита Кириллова была арестована и заключена в Пермскую тюрьму, где провела более двух лет. Лишь в конце 1905 г. ее выпустили на свободу, установив за ней гласный полицейский надзор. Вскоре, однако, последовал новый арест и ссылка в Архангельск, где она вновь встретилась с В.Н.Фофановым, ставшим впоследствии ее мужем.

Тюрьмы и ссылки, как правило, не могли изменить ни убеждений, ни линии поведения тех, кто с юных лет сознательно ступил на революционную стезю. Отбыв наказание, определенное ей царскими «радетелями народного блага», Маргарита Васильевна с еще большей энергией включилась в революционное движение, ведя работу в Тверской губернии, в Уфе и Симферополе.
Февраль 1917 г. застал ее в Петрограде слушательницей Высших женских сельскохозяйственных курсов им. И.Стебута. В апреле М.В.Фофанова вступила в партию большевиков, была среди встречавших Ленина на Финляндском вокзале, слушала его выступление с балкона дворца Кшесинской, еще раз видела 6 июля, когда на ее квартире проходило совещание членов ЦК.

Но это случилось позже. А в начале бурного послефевральского времени, весной 1917г., Маргарита Васильевна познакомилась с Надеждой Константиновной Крупской. Слушательницы женских курсов избрали Фофанову депутатом Петроградского Совета. Когда же на Выборгской стороне возникла районная дума, иначе называвшаяся тогда «управой», Маргарита Васильевна стала активно сотрудничать и в этом органе.

В здании, где находилась управа, помещался также Выборгский районный комитет партии. Здесь-то и встретилась Фофанова с Надеждой Константиновной. Вместе они организовывали на предприятиях района кружки по ликвидации неграмотности, вечерние школы, клубы для рабочих-подростков, читали лекции. Работа сдружила их. Случалось, что Крупская заходила к Маргарите Васильевне отдохнуть после хлопотного, насыщенного событиями дня. Иной раз и ночевать оставалась, а так как к общительной и гостеприимной хозяйке заглядывали в ту пору многие из товарищей-партийцев, Надежда Константиновна уже тогда шутя называла ее квартиру «транзитной станцией». Шутка в недалеком будущем приобрела глубокий смысл…

Поскольку Маргарита Васильевна по профессии была агрономом, Ленин, живя на нелегальном положении в ее квартире, частенько заговаривал с ней на темы, связанные с землей, касался очень важного тогда «крестьянского вопроса». И в том, что одним из первых государственных актов Советской власти явился Декрет о земле, есть, на наш взгляд, пусть и очень скромный, быть может, даже невидимый в масштабах истории личный вклад большевички Фофановой. Это она «бегала по поручениям Ильича», снабжая его газетами, среди которых были и «Известия Всероссийского Совета крестьянских депутатов», особенно внимательно изучавшиеся Лениным перед Великим Октябрем, в канун II съезда Советов, когда встала насущная задача привлечь на сторону большевиков широкие слои трудящегося крестьянства.

В одном из номеров этой газеты (№ 88 от 19 августа 1917 г.) был опубликован «Примерный наказ о земле», подписанный 242 крестьянскими депутатами с мест, и Ленин, «насквозь» изучив его еще на квартире у Фофановой, говорил, что этот наказ надо положить в основу закона о земле… А когда революция свершилась, 26 октября (8 ноября) ему понадобился этот номер уже в Смольном.

«Владимир Ильич, - вспоминала впоследствии Фофанова, - спешно поручил доставить ему этот номер из моей квартиры… Мы с Марией Ильиничной поехали за этим номером и привезли его Владимиру Ильичу…». (Воспоминания о В.И. Ленине, Т.2.М., 1979. – с. 448).

У Маргариты Васильевны была небольшая библиотечка сельскохозяйственной литературы, и Ленин, живя у нее, конечно же, обрадовался возможности ознакомиться с нею. Книга Скворцова «Экономия земледелия», известная ему и ранее, теперь постоянно лежала на его столе.

По просьбе Владимира Ильича Фофанова отыскала у букинистов «Сельскохозяйственную экономику» Людоговского. Заинтересовался он и трудом А. Гарвуда «Сказание о новой земле» - тоже из библиотечки Маргариты Васильевны, в котором описывались успехи американского земледелия. Позже, будучи уже главой Советского правительства, Ленин звонил Фофановой, работавшей в то время в Наркомземе, и просил прислать ему книгу Гарвуда. Получив ее, отправил профессору К.А. Тимирязеву, с предисловием которого в начале 1919 г. книга вышла из печати под названием «Обновленная земля».

В Народный комиссариат земледелия Маргарита Васильевна была направлена по личной рекомендации Владимира Ильича. Работа в Наркомземе в первые месяцы Советской власти, как, впрочем, и на любом участке строительства новой жизни, была нелегкой. Комиссариат оказался настоящей «эсеровской вотчиной», что создавало, конечно, немалые трудности в проведении большевистской линии.

Здесь, в отделе внешкольного образования, она взялась за дело, как всегда, энергично, часто бывала в командировках, а потом, встречаясь с Лениным, обстоятельно делилась своими впечатлениями, не уставая удивляться тому, какой огромный интерес проявлял Владимир Ильич к заботам и нуждам села, к людям, к каждой черточке и детали преображающегося уклада деревенской жизни.

К осени 1918 года в Наркомзем пришло много большевиков, была утверждена новая коллегия Наркомата, в состав которой включили и Маргариту Васильевну. Теперь она стала заниматься вопросами агрономии и животноводства, выступала с докладами на заседаниях Совета Народных Комиссаров и Малого Совнаркома, принимала активное участие в подготовке постановлений комиссариата по самым неотложным проблемам развития сельского хозяйства.

Знаменательный факт биографии М.В.Фофановой – участие в национализации дворцов и парков Южного побережья Крыма, в учете и охране его хозяйств. Всем этим она занималась в составе специальной «тройки», посланной ВЦИКом для нормализации положения в Крыму после изгнания оттуда Врангеля.

Выполнив поручения Советского правительства в Крыму, Маргарита Васильевна становится ректором Московского зоотехнического института и в течение трех лет успешно возглавляет его. Затем работа в Птицеводсоюзе, в Хлебоцентре, в Колхозцентре… Партия постоянно посылала ее на ответственные участки социалистического переустройства сельского хозяйства, и преданная большевичка всегда отдавала делу все свои физические и духовные силы.

Позже, уже в почетном звании ветерана, она продолжала «работать на коммунизм», пропагандируя ленинское идейное наследие, революционные и трудовые традиции партии и народа. Особенно часто встречалась она с молодежью, рассказывала о Ленине, о Великом Октябре.

За заслуги перед партией и государством М.В.Фофанова была награждена орденом Ленина, Октябрьской Революции, многими медалями. Избиралась делегатом XXV съезда КПСС.
Умерла Маргарита Васильевна 29 марта 1976 года на 93-м году жизни. Отдавая дань уважения ее многолетнему и беззаветному служению делу партии, Советской Родине, «Правда» назвала ее одной из старейших участниц революционного движения в России, славным представителем ленинской гвардии большевиков…

Самой Маргарите Васильевне Фофановой не привелось посмотреть фильм «Ленин. Последнее подполье». Но на экране продолжает жить пожилая женщина с добрыми и умными глазами, слышен ее проникновенный рассказ, обращенный к нам:
- Открываю квартиру – темнота. Значит, ушел. Бросаюсь в столовую, хочу зажечь большую лампу, стекло горячее. Ну, значит, ушел недавно. Побежала в его комнату… Потом вернулась к столу и вижу, что в моей тарелке чистой лежит записка, такая узенькая полосочка. Читаю: «Ушел туда, куда вы не хотели, чтобы я уходил». И подписался. Какую подпись, самую любимую подпись оставил – «Ильич». Вот!

Автор: 
Владимир ЕГОРЫЧЕВ, кандидат исторических наук
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
6 + 1 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.