Украина: левое движение и демократия

Утверждая свое господство на просторах Советского Союза, трубадуры зарождавшейся буржуазии, как черт ладана, избегали крайне неблагозвучного для народного уха слова «капитализм». Они подменили его маловразумительными, но приятными во всех отношениях выражениями «гражданское общество», «социальное государство», «рыночная экономика» и т.п. Но главным в их лексиконе было слово «демократия». Именно ее торжество нам обещали обеспечить.
Что же касается социализма, то его нарекли административно-командной системой, тоталитаризмом и прочими маловразумительными прозвищами, больше напоминавшими площадные ругательства, чем научные определения. Многие трудящиеся поверили в эту «умную» абракадабру и добровольно передали в руки эксплуататоров власть и созданную своим тяжким трудом общенародную собственность.
Тот же прием используется буржуазией на Украине и сегодня, но уже для удержания своего господства. Представляющие ее классовые интересы политики упорно пытаются застолбить за собой монополию на право называться демократами, а на своих противников слева навешивают ярлык сторонников тоталитаризма.
Давайте разберемся в этом вопросе, умышленно запутанном идеологами буржуазии.
Во-первых, демократия вовсе не является «визитной карточкой» капитализма. История знает множество примеров, когда тот порождал режимы, открыто попиравшие элементарные политические права человека и целых народов – нацизм в Германии, фашизм в Италии, франкизм в Испании, националистическое оранжевое правление на Украине и пр. Так что слова «капитализм» и «демократия» отнюдь не синонимы.
Во-вторых, каждому нормальному человеку понятно, что демократия – не цель, а средство. Это только важный, но далеко не единственный инструмент обеспечения достойной жизни каждого члена общества. А социальный строй, основанный на частной собственности на средства производства и на эксплуатации одних людей другими, не способен эффективно защитить наиболее важные права человека – социально-экономические.
Да и с политическими правами при капитализме все обстоит далеко не так гладко, как изображают его защитники. Можно ли, например, говорить о реальной свободе слова в ситуации, когда практически все средства массовой информации принадлежат кучке миллиардеров, без малейшего стеснения озвучивающих через них свою волю? И как рабочему или крестьянину на равных конкурировать с буржуазными кандидатами на выборах, если те играючи выкладывают для получения депутатского мандата такие деньги, которые и не снились человеку труда?
Таким образом, ни одно капиталистическое государство не обеспечивает демократию в полном объеме. Та всякий раз оказывается классово ограниченной, «куцей».
Возьмем Украину. Стремясь получить вожделенный кредит Международного валютного фонда, необходимый для того, чтобы уберечь украинский капитализм от немедленного краха, правительство соглашается на ультимативное требование МВФ повысить пенсионный возраст, «забыв» посоветоваться по данному вопросу с народом, как требуют коммунисты. И это несмотря на то, что такое решение прямо противоречит 22-й статье Конституции, категорически запрещающей принимать правовые акты, ухудшающие положение граждан!
И так происходит не только с нынешним правительством. И не только на Украине. Из-за своей буржуазной сущности ни одна правая политическая партия на планете не может, находясь у государственного штурвала, обеспечить подлинное народовластие. Ее демократизм неизменно заканчивается там, где начинается забота о сохранении господства класса капиталистов, которому она служит.
В-третьих, в современных условиях единственными носителями полноценной демократии являются левые политические силы.
С одной стороны, они кровно заинтересованы в ее максимально широком использовании в борьбе против буржуазии, как та сама в свое время использовала это могучее оружие для того, чтобы вырвать власть из рук помещиков-феодалов.
С другой стороны (что самое главное!), только социализм, к торжеству которого стремятся левые силы, способен на деле обеспечить реальную власть большинства народа. Ведь, в отличие от капитализма, в нем существует социальное равенство людей. А без равенства нет настоящей демократии!
Из этого, кстати, вовсе не следует, что высокий уровень политической демократии достигается при социализме автоматически, за счет самой природы общественного строя, как ошибочно утверждали некоторые советские обществоведы и пропагандисты. Такие утверждения абсолютно не вытекали из марксистско-ленинской теории и не подтверждены на практике. Мы знаем, что в истории социалистического строительства в СССР были, к сожалению, периоды, когда гражданские права и свободы нарушались.
У меня часто спрашивают: а где гарантия того, что в случае прихода к власти левых сил во главе с коммунистами не повторится ничего подобного?
Отвечу максимально откровенно: единственная гарантия демократии при любой форме социально-экономического устройства – высокая политическая активность трудового народа, его готовность защищать и упрочивать свои политические завоевания. Иных страховых полисов от зло­употреблений властью история не дает – ни при капитализме, ни при социализме. Но предотвратить такие злоупотребления в буржуазном обществе несравненно труднее, поскольку собственность на средства производства – экономическая основа любого государства – сосредоточена в нем в руках немногих, что создает благоприятные условия для узурпации власти отдельными лицами или олигархическими кланами.
Наши политические противники справа с фальшивым пафосом восклицают: «О какой демократии ведут речь коммунисты, если главным локомотивом истории они считают не парламентские или президентские выборы, а революцию! То есть, насилие и потоки крови».
Патологическая ненависть к революциям стала сегодня навязчивой идеей буржуазии. При этом, однако, наблюдается странная, на первый взгляд, картина: проклиная их на каждом перекрестке, господствующий класс спешит окрестить словом «революция», употребляя его в положительном смысле, всякое милое его сердцу событие. Например, пресловутый оранжевый путч на Украине, имеющий к революции так же мало отношения, как и к демократии.
Откуда такая непоследовательность?
Все достаточно просто. Дело в том, что буржуазия ненавидит отнюдь не все революции, а только те из них, которые направлены против ее господства. Сама она, как правило, приходила к власти революционным путем. Так было в США, Англии, Франции, Италии, Японии и в подавляющем большинстве других стран мира. Но эти времена безвозвратно канули в лету. Сегодня буржуазия – доживающий свой век контрреволюционный класс. Вот она и предает анафеме подлинные революции, грозящие ей в наши дни гибелью! Вот и называет этим именем события вроде оранжевого путча, способные хотя бы ненадолго про­длить ее пребывание на подмостках истории!
Теперь – о «насилии и крови».
Революции – это скачки общества на качественно более высокую ступень развития. В их ходе власть переходит к передовому на данный момент классу (классам). Социальный прогресс просто не может осуществляться по-другому: таковы объективные законы истории. Поэтому пытаться «отменить» революции так же абсурдно, как требовать от женщин перестать рожать детей и рекомендовать человечеству перейти к безболезненному размножению почкованием.
Разумеется, во время любой революции невозможно полностью обойтись без санкционированных волей победившего народа насильственных действий по отношению к меньшинству населения – представителям старого господствующего класса.
В конце ХVIII столетия французские буржуа без выкупа отобрали у феодалов поместья, упразднив присвоенное теми «право» безвозмездно отбирать плоды крестьянского труда, а заодно и многократно расширив необходимый для быстрого развития капитализма рынок земли. Их американские собратья, представлявшие индустриальный Север США, несколькими десятилетиями позднее точно таким же насильственным путем ликвидировали рабство, ставшее препятствием для свободного перемещения рабочей силы – другого важного условия успешного становления капиталистического строя и развития промышленного производства.
Придя к власти на Украине, трудящиеся, вне всяких сомнений, также отберут у олигархов незаконно присвоенные теми стратегические отрасли экономики. Ведь без их возвращения трудовому народу невозможно коренным образом улучшить жизнь людей и создать хозяйственные предпосылки перехода к социализму.
Однако сказанное вовсе не означает, что будущая революция обязательно (или даже с большой долей вероятности) пойдет вооруженным путем и приведет к кровопролитию. Напротив, в конкретно-исторических условиях Украины возможности мирного, бескровного пути ее развития существенно возрастают.
Дело в том, что доля населения, заинтересованного сегодня в сохранении капиталистического строя в нашей стране, крайне узка – гораздо уже, чем, скажем, в России 1917 года. Это всего несколько процентов мультимиллионеров и обслуживающих их интересы высших чиновников. Таким образом, контрреволюция имеет на Украине настолько слабую социальную базу, что у нее будет не так уж много шансов навязать вооруженную борьбу трудовому народу, когда тот возьмет власть в свои руки.
Поэтому мирный путь развития социалистической революции в нашей стране абсолютно реален. Причем большую роль при таком сценарии развития событий могут сыграть и выборы. Правда, только в том случае, если:
– левые силы окажутся способными стать политическими лидерами революции, то есть, объединят свои усилия, выдвинут четкую программу действий, наладят тесную связь со всеми социальными слоями эксплуатируемого народа и станут думать не о количестве депутатских мандатов, а о победе над буржуазией;
– трудящиеся будут готовы не только голосовать за своих представителей, но и активно отстаивать собственный выбор непарламентскими методами.
Иными словами, если олигархам и их приспешникам придется иметь дело с организованным революционным народом.
Мы, коммунисты, сделаем все от нас зависящее для того, чтобы быть готовыми к революции, когда она произойдет. А в том, что такой день скоро настанет, я не сомневаюсь ни минуты: в настоящий момент на Украине, как и во всем мире, имеются все социально-экономические предпосылки для перехода к социализму.
И когда революция начнется, трудящимся придется решить, продолжать ли прозябать в нищете и бесправии, или бороться за социализм.
Петр СИМОНЕНКО,
Первый секретарь ЦК КПУ

Автор: 
Петр СИМОНЕНКО
Номер газеты: