Украина и Белоруссия: воссоединение народов 75 лет назад. Как это было. Часть 3

17 сентября исполнилось 75 лет важному историческому событию - воссоединению народов Украины и Белоруссии. Два десятилетия они были разделенными народами. Империалистическая интервенция против молодого Советского государства разрубила каждый из них на две части.

В авангарде борьбы - коммунисты
Известный польский публицист того времени Адольф Невчинский на страницах газеты «Слово», которую редактировал ненавистник всего белорусского и русского Станислав Мацкевич, заявлял, что с белорусами нужно вести разговор только языком «виселиц и только виселиц.., это будет самое правильное решение национального вопроса в Западной Белоруссии». После таких откровений белорусы вполне законно и справедливо считали польский режим оккупационным, а поляков - оккупантами. И с оккупантами велась настоящая война. Забастовки, митинги, демонстрации потрясали правительственный механизм Польши.

Решающая роль в организации борьбы белорусского народа против польских властей принадлежала Коммунистической партии Западной Белоруссии (КПЗБ). Она была истинной защитницей белорусского народа, выступала за целостность белорусской земли, защищала родной язык, историю, национальную культуру и самобытность своего народа. Партия была загнана в глубокое подполье, лишена права свободно и открыто провозглашать свои идеи. Апогеем террористической политики польского правительства, направленной против белорусского народа, следует считать создание концлагеря в Берёзе-Картузской в 1934 году.

О значении социально-экономического положения трудящихся как важнейшего фактора их отношения к Советской власти и социалистическому жизнеустройству аргументированно говорил кандидат исторических наук, доцент Московской государственной академии физической культуры Валерий Петрович РЫБАЛКИН:

- Отношение к Советской власти и Советскому Союзу всюду носило классовый характер. Это общая закономерность, которую нам следует иметь в виду всегда. Её роль товарищи раскрывали на примере Западной Украины и Западной Белоруссии. О том, что эта закономерность носит всеобщий характер, свидетельствует и история вхождения в состав Союза ССР республик Прибалтики.

Как известно, летом 1940 года Латвия, Литва и Эстония влились в состав СССР. Нынешние отечественные и зарубежные «советологи» любят повторять, что к этому времени названные государства Прибалтики процветали, а войдя в состав СССР пришли в упадок. В связи с этим давайте обратимся к статистике и начнем с общеизвестного факта. Во всех трех этих государствах к 1940 году существовали фашистские режимы, установившиеся соответственно в Литве, Латвии и Эстонии 17 декабря 1926 года, 16 мая 1934 года, 12 марта 1934 года. При этом во всех этих государствах были полностью ликвидированы политические свободы.

А теперь об экономическом положении в Литве, Латвии и Эстонии к моменту их вхождения в состав СССР.

В Латвии к концу 1939 года число промышленных предприятий сократилось в сравнении с 1913 годом (!) на 3,8%, объем выпускаемой продукции за этот же период также сократился. Например, последние три месяца 1939 года предприятия деревообрабатывающей и текстильной промышленностей работали всего по 4-5 дней в неделю. В первой половине 1940 года объем промышленного производства вновь оказался ниже, чем в 1913 году. В начале июня 1940 года около 43% тоннажа торгового флота простаивало.

В 1939 году в Латвии земельным наделом до 5 гектаров владело 26,52% хозяйств, наделом более 5 и менее 20 гектаров - 44,64%. В том же году в Латвии было продано с молотка 5106 крестьянских хозяйств. В Литве в 1940 году помещичьи и кулацкие хозяйства, вместе взятые, составляли 7,02%, но они имели 26,91% земельных угодий, а на 61% крестьянских дворов приходилось 21,7% земли. До 1937 года продали свои хозяйства кулакам и помещикам 45% крестьян, получивших землю по аграрной реформе 1922 года. В 1939 году долги крестьян выросли в сравнении с 1925 годом в 60 раз. В Эстонии долг крестьян к 1940 году составил 150 миллионов крон. Это намного больше доходов государственного бюджета на 1938 - 1939 финансовый год. Если в 1936 году было продано 879 крестьянских хозяйств, то в 1938 году - 1434.

Показателем благополучия трудящихся являются масштаб безработицы и уровень жизни. По неполным данным, в Литве в 1938 году доходы около 60% зарегистрированных в больничных кассах рабочих не достигали даже весьма скудного официального прожиточного минимума. В 1940 году в Литве было 76 тысяч полностью или частично безработных, а на селе от скрытой безработицы страдали 250-300 тысяч человек. Не случайно поэтому, в 1929-1939 годах Литву покинули около 80 тысяч человек.

В Латвии (по неполным данным) за период с начала 1939 года по март 1940-го безработица выросла с 4-4,5 тысячи до 17 тысяч человек. К тому же во второй половине 1939 года 11 тысяч работников наемного труда в промышленности были заняты неполный рабочий день. Несмотря на это, департамент торговли и промышленности Латвии указал, что летом 1940 года надо отправить в «резервную армию труда» ещё до 50% рабочих.

В Эстонии в период с сентября 1939 года по апрель 1940-го лишь с «разрешения» министерства экономики было уволено более 4,5 тысячи человек, а 4,65 тысячи - переведены на сокращённую рабочую неделю. Рабочих также заставляли брать не только оплачиваемые, но и неоплачиваемые (зачастую бессрочные) отпуска. К весне 1940 года в Эстонии насчитывалось 20 тысяч безработных. И это при том, что к 1940 году ее население составляло примерно 1,054 миллиона человек.

В Латвии треть детей в возрасте 8-14 лет не посещали школу. Начальную школу оканчивала лишь пятая часть начинавших в ней учиться. Из «выпускников» начальной школы в среднюю школу поступало меньше трети, а оканчивали ее только 20-25% поступивших в нее. В Литве в 1940 году не учились 10% детей. Не случайно поэтому 30% населения (186 тысяч человек) страны были неграмотны, а 228 тысяч - малограмотны.

В Литве детская смертность была одной из самых высоких в Европе: смертность детей до года была 12-17%. Этот страшный показатель будет понятен, если учесть, что в 1935 году в стране было лишь 672 врача, в том числе 308 из них работали в столичном Каунасе. На всю страну почти с трёхмиллионным населением имелось лишь 5092 больничные койки.
Надо ли удивляться, что большинство населения прибалтийских стран приветствовало вхождение в состав Союза ССР. За 20 лет их формальной независимости трудящиеся Латвии, Литвы и Эстонии вполне познали прелести капиталистического жизнеустройства.

Встречали как освободителей

Ю.В. Емельянов заметил, что польская армия и местная администрация были растеряны, политически дезориентированы и вели себя порой неожиданно:

- В последние минуты перед бегством в Румынию главнокомандующий польской армией Рыдз-Смиглы отдал распоряжение не оказывать сопротивления Красной Армии. Состояние польского общества в эти дни характеризовалось крайней степенью деморализации. В этой обстановке сознание впавших в отчаяние людей легко зажигалось надеждой. В своем исследовании «Революция из-за границы», подготовленном на основе записей поляков, покинувших СССР вместе с армией Андерса в 1943 году, Я. Гросс писал: «Приказ не оказывать вооруженное сопротивление вступавшим советским войскам каким-то образом превратился в инструкцию, чтобы их дружески встречать - так, как следует встречать союзника в минуту беды. В Тарнополе уездный префект Майковский убеждал население через громкоговорители оказать дружеский прием вступавшей Красной Армии. Объявления, подписанные городским головой Станислава, призывавшего к спокойной, дружественной встрече, были расклеены в городе утром 18 сентября. В Ровно уездный префект вышел вместе с представителями местной власти, чтобы приветствовать авангард советской колонны. Он энергично поблагодарил Красную Армию за помощь полякам, которые сражаются с немецкими захватчиками. В Копышинце представитель властей, выступая с балкона городского совета, заявил: «Господа поляки, солдаты! Мы теперь разобьем немцев, раз нам помогут большевики». Красноармейцы обнимались с польскими офицерами, а польские солдаты забрасывали цветами советские танки. Советские колонны шли через Тарнополь и Луцк бок о бок с отрядами польской армии, давая дорогу друг другу или не обращая внимания на присутствие другого».

Но если радость многих офицеров и представителей городских властей Польши была вызвана непониманием происходивших событий, то восторг многих украинцев, белорусов, евреев был связан с оправдавшимися надеждами на прекращение режима национального угнетения. Несмотря на свою явную неприязнь к описываемым событиям, Я. Гросс признаёт: «Следует отметить и сказать это недвусмысленно: по всей Западной Украине и Западной Белоруссии на хуторах, в деревнях, в городах Красную Армию приветствовали малые или большие, но в любом случае заметные, дружественно настроенные толпы... Толпы сооружали триумфальные арки и вывешивали красные знамёна (достаточно было оторвать белую полосу от польского флага, чтобы он стал красным)... Войска засыпали цветами, солдат обнимали и целовали, целовали даже танки... Иногда их встречали хлебом и солью».

Изъявления радости по поводу прихода армии, освобождавшей их от режима национальной дискриминации, сопровождались взрывом ненависти по отношению к свергнутому строю. Украинцы, белорусы, евреи объединялись в группы, нападавшие на польскую администрацию, которая пыталась найти защиту у остатков польской армии. По всей территории Западной Украины и Западной Белоруссии происходили вооружённые стычки.

Как отмечал Я. Гросс, «части польской армии, перемещавшиеся через восточные воеводства, - всего их было несколько сот тысяч солдат — во многих случаях наталкивались на недружественное местное население. Свои последние бои польская армия на своей территории вела против украинцев, белорусов, евреев». Так как последние обращались за помощью к советским войскам, в эти стычки втягивалась и Красная Армия. Этим объясняются потери среди Красной Армии, которую сначала все население без исключения встретило так радостно. «Гражданское население (главным образом поляки), - отмечал Я. Гросс, - присоединилось к разрозненным частям польской армии и активно сражалось вместе с ними против советских войск. Было немало примеров такого рода, и в дальнейшем это способствовало отношению советских властей к гражданскому населению как к противозаконным элементам».

Советская власть практически с первых же дней воссоединения украинского и белорусского народов всячески способствовала переводу всей жизни западных регионов этих двух советских республик на социалистические рельсы. А.Т. Дробан рассказывал:

- Теперь позвольте немного личных воспоминаний о моей жизни на Западной Украине. После ее освобождения мой отец был направлен с партийной работы на востоке республики, в Ворошиловградской области, на такую же работу на запад, во Львовскую область. Первоначально отец около года работал заместителем директора МТС по политической части. МТС была организована в местечке Ожидове, в большом имении. В бывшем панском доме, окружённом великолепным старым парком, жили руководители МТС. Преодолевая множество затруднений, они наладили работу станции. Отец в 1940 году побывал в Москве, на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке.

Советская Украина, весь Советский Союз немедленно оказали воссоединенным районам широкую социально-экономическую помощь. В национализированной промышленности началась реконструкция старых и создание новых предприятий. В 1939-1941 годах численность рабочих в Львовской области выросла вдвое. Была ликвидирована безработица. Сельское хозяйство также пережило коренную перестройку. В области до 1939 года преобладало крупное помещичье землевладение при наличии массы мелких и безземельных крестьянских хозяйств. Новая власть осуществила конфискацию крупной собственности и передала трудящимся крестьянам более 130 тысяч гектаров земли, 6 тысяч лошадей, 8 тысяч коров, 62 тысячи центнеров посевного материала. Началась коллективизация сельскохозяйственных производителей. В село пришли передовые техника и технология благодаря организации первых машинно-тракторных станций. Они оказывали содействие советским и коллективным хозяйствам, а также индивидуальным труженикам.

Составная часть классовой борьбы
В дискуссию вступил главный редактор журнала «Политическое просвещение», кандидат философских наук, доцент Владимир Филиппович ГРЫЗЛОВ:

- Сегодня выступавшие приводили много свидетельств о том, что в 1939 году явное большинство населения Западной Украины поддержало объединение с Украинской ССР. Таких свидетельств можно было бы привести значительно больше - из архивных документов, публикаций в прессе, заявлений политиков и рядовых граждан. Советское руководство во главе с И.В. Сталиным в 1939 году смогло осуществить то, что после Киевской Руси не смог сделать ни один князь, ни один украинский гетман. Украинцы были объединены в одно государство. Но все же не будем упрощать и идеализировать ситуацию на Западной Украине ни в довоенные, ни в военные и послевоенные годы.

В.Ф. Грызлова поддержал В.Я. Гросул:

- Когда 17 сентября 1939 года Красная Армия вошла на территорию Западной Украины и Белоруссии, местное население к этому отнеслось достаточно позитивно. Люди прямо говорили, что наконец-то нас освободили от этих поляков. А вот через два года ситуация в определенной степени поменялась. В чем дело? По мнению начальника Управления регистрации и архивных фондов ФСБ России генерал-лейтенанта Василия Христофорова, свою негативную роль здесь сыграла ускоренная советизация. Видимо, это было ошибкой. Второй источник изменения настроений - определенные перехлесты с депортацией.

В.Ф. Грызлов продолжал:

- В 1939 году большинство населения Западной Украины доброжелательно приняло Советскую власть. Но можно привести и иные факты. Еще в 1929 году была создана Организация украинских националистов (ОУН). В 1940 году ОУН раскололась на две части - бандеровцы во главе с С. Бандерой и мельниковцы во главе с А. Мельником. Было спецподразделение - батальон «Нахтигаль», сформированный и обученный в лагерях абвером еще до войны и состоявший преимущественно из бандеровцев. «Нахтигаль» «прославился» еврейскими погромами во Львове в первых числах июля 1941 года, карательными акциями против русского, украинского, белорусского и польского гражданского населения.

Была и дивизия СС «Галичина», созданная по инициативе ОУН А. Мельника. Не менее 80 тысяч галичан готовы были служить в этой эсэсовской дивизии. При ее формировании был отбор. Были полицейские формирования из западных украинцев, участвовавшие в карательных операциях против гражданского населения. Была и украинская повстанческая армия - вооруженное крыло бандеровцев.

В разговор вновь включается В.А. Попович:

- Бандерофашизм выступал против стремления большинства славян, проживавших на Волыни, в Галиции, на Буковине, воссоединиться с русскими братьями. Бандеровщину активно поддерживали униатские священники, носившие под рясами маузеры и парабеллумы и в своих алтарях хранившие антисоветскую литературу, гранаты и пулеметы. С самостийниками не соглашались сторонники единого Советского государства. Среди таких людей был писатель и публицист Ярослав Галан. Еще перед войной Я.А. Галан предугадал путь предательства бандеровцев, их авантюр, торговли интересами украинского народа.

Задолго до присоединения Галиции к Украине Ярослав Галан активно критиковал самого одиозного ненавистника власти народа - митрополита Шептицкого, основателя партии «Украинский католический союз». Националисты рьяно служили фашистам, массово истребляли людей в Бабьем Яру в Киеве, Дробицком Яру под Харьковом, в Яновском лагере подо Львовом, в Крыму, в селах Волыни. На их совести - белорусская деревня Хатынь, убийство генерала армии Н.Ф. Ватутина, истребление множества людей в душегубках, газовых камерах концентрационных лагерей, убийство тех, кто симпатизировал Советам в послевоенные годы, и многие другие злодеяния.

Многие вожаки бандеровских шаек нашли крышу в западных зонах оккупации, сошлись с новыми западноевропейскими и американскими покровителями, с которыми сотрудничали еще в годы войны. После войны предатели, возвратившись в родные края, создавали бандерофашистские организации для борьбы со сторонниками Советской власти. Они вешали, убивали, выкалывали глаза, отрубали головы, вспаривали животы, жгли живьём тех, кто не соглашался с фашистской идеологией.

О.А. Степаненко заметил:

- Националистами на Украине были убиты многие тысячи партийных и советских активистов, военнослужащих и милиционеров, руководителей предприятий, колхозов и учреждений, учителей, простых граждан. Накал борьбы с вооруженным подпольем украинских националистов на территории СССР к 1948 году значительно снизился, но все же эта борьба продолжалась до середины 1954 года.
Участники «круглого стола» не могли обойти острые проблемы сегодняшней Украины. Весьма жестко выразил свое отношение к нынешним событиям В.А. Попович:

- На Украине сейчас бандеровские недобитки сносят памятники советской эпохи и уничтожают монументы героям-победителям. Там в ранг героев возвели самостийников, а не тех, кто боролся с фашизмом. Нынешняя верхушка, захватившая власть на Украине, танцует под дудку Запада. Она готова продавать Украину, если хорошо за это заплатят.

Издевательство над историей
- Нельзя соглашаться и с теми, - продолжал В.А. Попович, - кто пытается убедить, будто присоединение западных областей нынешней Украины и Белоруссии - это серьезная ошибка Сталина. В частности эту идею усиленно навязывает ученая госпожа Нарочницкая, которая заявляет, что, мол, следует отдать Волынь и Галицию Польше, Буковину - Румынии, Закарпатье - Венгрии или Словакии, и тогда наступят мир и спокойствие.

Московского исследователя поддержал О.А. Степаненко:

- Пора, наконец, прекратить спекуляции вокруг договора о ненападении между Советским Союзом и Германией. Полностью восстановить историческую правду обязана прежде всего Россия как правопреемница СССР. Но российское руководство заняло двойственную и, как следствие, антиисторическую, антироссийскую позицию. Эта двойственность очень ярко проявилась в выступлении Владимира Путина на официальной церемонии в Гданьске, посвященной 70-й годовщине начала Второй мировой войны и в приуроченной к этому событию его статье в польской «Газете выборчей».

И в выступлении, и в статье Путин приводит неопровержимые исторические факты, показывающие, кто расчистил дорогу гитлеровской агрессии, сознательно подтолкнул фюрера к началу Второй мировой войны. Напоминает, как при благосклонном бездействии, а ещё больше - при содействии «западных демократий» германский нацизм начал рушить границы в Европе еще до 1 сентября 1939 года, как был совершен аншлюс Австрии, как после мюнхенского предательства Франции и Великобритании была растерзана Чехословакия, куски которой вместе с гитлеровским рейхом отхватили Венгрия и Польша. «И можно ли, - задает президент России резонный вопрос, - закрыть глаза на закулисные попытки западных демократий «откупиться» от Гитлера и перенаправить его агрессию «на восток»?»

«В контексте исторических событий того времени Советский Союз, - замечает Путин, - не только остался один на один с Германией, поскольку западные государства отказались от предлагавшейся системы коллективной безопасности, но и стоял перед угрозой войны на два фронта. Ведь именно в августе 1939 года до максимальной силы разгорелся огонь конфликта с японцами на реке Халхин-Гол. Отвергнуть предложение Германии подписать пакт о ненападении - в условиях, когда возможные союзники СССР на Западе уже пошли на аналогичные договорённости с немецким рейхом и не хотели сотрудничать с Советским Союзом, в одиночку столкнуться с мощнейшей военной машиной нацизма - советская дипломатия того времени вполне обоснованно считала как минимум неразумным».

Если отбросить витиеватую политкорректность последнего слова, мы увидим, что Путин по сути признал преступность отказа от пакта о ненападении, заключённого с Германией. И какой же вывод? «Без всяких сомнений, можно с полным основанием осудить пакт Молотова - Риббентропа...», - вопреки всякой здравой логике заключает автор в своей статье. И все пакты, заключённые с гитлеровской Германией с 1934 по 1939 год, Путин объявляет «с практической, политической точки зрения бессмысленными, вредными и опасными». Смешав всё в кучу, он ставит на одну доску тех, кто своими соглашениями с Гитлером помогал ему развязать войну, и Советский Союз, спасший договором о ненападении человечество от фашизма.

Почему же «раздвоился» «национальный лидер» России? Неужто из-за ненависти к той советской эпохе и ее руководителям, не в пример ему и всей кремлевско-«единороссовской» команде умевшим защищать интересы своей Родины? Такую же типично буржуазную антиисторическую и антироссийскую позицию занимает все руководство «новой» России, законодательно осудившее договор, спасший Европу, и Польшу в том числе, и весь мир.

Коллективное мнение
А слова В.Ф. Грызлова можно с полным основанием назвать заключительным аккордом «круглого стола», выразившим коллективное мнение его участников:

- Обстановка на Украине стала обостряться с конца 1980-х годов. Порой подают нынешний конфликт как конфликт между украинцами и русскими. Но это не так. Каковы, на мой взгляд, главные факторы обострения национального вопроса на Украине и в других бывших союзных республиках СССР?

Первая группа причин связана с реставрацией капитализма в нашей стране и разрушением Советского Союза. Становление капитализма во всех регионах мира вело к обострению национального вопроса. Возникают национальные рынки и новые социально-классовые силы. Базис требует соответствующей надстройки. Буржуазия стремится к созданию своего классового государства. Отсюда тенденции к обособлению и подавлению национальных меньшинств.

Вторая группа факторов, которые привели к обострению национального вопроса на Украине. Там сложился своеобразный капитализм. В стране шла ожесточённая борьба двух группировок олигархов. Одни откровенно ориентированы на Запад, другие хотели бы грабить трудовой народ Украины сами. В результате антиконституционного переворота с помощью боевиков «Правого сектора» и частных военных формирований в феврале этого года власть в Киеве захватили прозападные олигархи. Они стали агрессивно насаждать идеологию и политику бандерофашизма. Дело дошло до того, что обстреливаются из «Градов» и гаубиц, подвергаются бомбежкам города Донбасса, там убивают мирных жителей и журналистов, расстреливают милиционеров, отказавшихся участвовать в карательной операции. Идет идеологическая обработка населения, постоянно звучат провокационные призывы. На днях мэр Львова призвал жителей города готовиться к войне.

Наконец, ещё одна группа факторов, крайне осложнивших положение на Украине. Это - все более агрессивная политика ведущих империалистических государств. США и их союзники объявили «зоной своих интересов» почти все бывшие союзные республики СССР. Запад открыто вмешивается в их внутренние дела, стремится противопоставить бывшие союзные республики, ставит под угрозу безопасность Российской Федерации. Принимаются решения о расширении американского присутствия в странах Прибалтики. В северо-западной части Чёрного моря начались военно-морские учения Украины, Грузии, США и других стран НАТО. И т.д.

Юго-восток Украины ответил на карательную операцию Киева освободительной антифашистской борьбой. В ней участвуют разные социальные группы и политические силы, звучат различные требования и призывы. Мы, сверяя свои оценки с оценками украинских коммунистов, должны побуждать народ Донбасса к более левым взглядам, к сочетанию антифашистской борьбы с социально-классовой. Несомненно, что антифашистская борьба на юго-востоке Украины носит справедливый характер.

Автор: 
Александр ОФИЦЕРОВ, Виктор ТРУШКОВ, «ПРАВДА», №103 (30165)
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
3 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.