У ПОРОГА В КОСМОС

Подготовка белорусского спутника к запуску вошла в завершающую стадию. Ожидается, что в нынешнем году он начнет передавать из космоса первые данные. Благодаря собственному спутнику Беларусь сможет в значительной мере отказаться от космических услуг других государств и начать формирование полноценной и независимой системы дистанционного зондирования Земли. О том, какой она будет и где будет использоваться, в интервью корреспонденту БЕЛТА рассказал заместитель главного конструктора белорусской космической системы дистанционного зондирования Земли, главный инженер НИ РУП «Геоинформационные системы» НАН Беларуси Олег СЕМЕНОВ.
– Олег Алексеевич, запуск белорусского спутника не раз переносился. В конечном итоге принято решение о его выводе на орбиту вместе с российским «Канопус-В» в марте–апреле. Окончательный ли это срок?
– Реальные сроки запуска определятся по результатам комплексных испытаний спутника. Он должен получить положительную оценку со стороны всех экспертов, тогда и будет принято решение о конкретной дате. Комплексные испытания белорусского космического аппарата все еще продолжаются.
Напомню, что наш спутник будет запущен в космос вместе с российским аппаратом «Канопус-В» с космодрома Байконур. Примерно за 1,5–2 часа он будет выведен ракетой-носителем «Союз» и разгонным модулем «Фрегат» на орбиту, близкую к рабочей, а она составляет около 500–520 км.
– Когда можно будет говорить о целевом использовании спутника?
– Мировая практика предполагает несколько этапов испытаний спутников: наземный (мы сейчас его проводим) и летный. Последний определяет функциональные и пользовательские возможности спутника. Обычно летные испытания длятся около трех месяцев после запуска космического аппарата, затем начинается его целевое использование. Однако иногда летные испытания растягиваются и до полугода.
После двух названных этапов испытаний система дистанционного зондирования Земли должна пройти опытную эксплуатацию. Тогда и наземный, и летный сегменты в полной мере взаимоувязываются, проходят «притирку», чтобы наиболее оптимальным образом решать задачи пользователей.
– Чем нынешний спутник отличается от предыдущего? Насколько широки функциональные возможности его оборудования? Какое из них разработано белорусскими учеными?
– Новый аппарат гораздо легче, что удешевляет его запуск. Динамические характеристики спутника также должны быть выше, а это значит, что он должен быть маневреннее и сможет оперативнее перестраиваться на орбите, чтобы вести съемку под нужным углом.
Целевая аппаратура на нашем спутнике (иначе говоря, съемочная система) – белорусская. Изготовлена она ОАО «Пеленг». Остальное оборудование космического аппарата – зарубежное: производства России и Англии.
– Где в первую очередь будет применяться космическая информация?
– Космические снимки нужны, прежде всего, специалистам картографии и геодезии. Больше половины работ, связанных с обновлением картографических данных определенного масштаба, проводятся с применением данных космической съемки.
Космическая информация высоко востребована в лесном хозяйстве. В Беларуси уже есть опыт применения космических данных в этой отрасли.
Ожидают запуска спутника и в Министерстве по чрезвычайным ситуациям. Мы сейчас делаем для них ряд программно-технических продуктов, которые позволят использовать космические снимки для мониторинга, оценки последствий и принятия решений при возникновении пожаров, паводков и наводнений, других чрезвычайных ситуаций.
Готовится к применению данных из космоса и Министерство сельского хозяйства и продовольствия, а также Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды. В частности, для них подготовлены программные комплексы для оценки снегозапасов и прогнозирования урожайности сельхозкультур. Сейчас они проходят испытания.
Пока наши министерства и ведомства используют данные американских, европейских и японских спутников. Но себестоимость наших снимков, по предварительным расчетам, должна быть ниже, а значит, снимки будут более доступны пользователям.
– Можно ли будет после запуска спутника говорить о формировании в Беларуси полноценной национальной системы дистанционного зондирования Земли?
– Для полноценной работы космической системы дистанционного зондирования Земли, которую мы создаем, только космического сегмента недостаточно. Дело в том, что количество пасмурных дней в Беларуси достаточно велико, а это влияет на эффективность использования спутника. Космическая съемка в отдельных зонах может быть затруднена из-за облачности, осадков. Кроме того, космические средства работают в соответствии со строгими законами баллистики. У каждого спутника своя орбита, которую оперативно перестроить и на любую точку вывести, чтобы детально ее посмотреть, невозможно. Конечно, чтобы повысить оперативность съемки, можно отправить на орбиту сотни спутников, но это крайне затратно.
Именно поэтому мы считаем, что система дистанционного зондирования Земли должна быть комплексной, многоуровневой, то есть помимо космического сегмента включать еще и авиационный. Речь идет о беспилотных летательных аппаратах, которые могут дополнять возможности спутника. Используя преимущества такой многоуровневой системы, мы сможем получать действительно объективную информацию и вести постоянный мониторинг нашей территории.
Всерьез созданием системы авиационного зондирования Земли в Беларуси никто не занимался. Создавались лишь отдельные ее компоненты, обычно в виде летающих платформ. Для полноценного развития этого направления требуются серьезные финансовые вливания, ведь речь идет о высоких технологиях как в части материалов для изготовления беспилотников, так и в части оснащения их бортовой аппаратурой. Но все эти затраты оправданны.
Мы уверены в необходимости разработки концепции создания белорусской системы дистанционного зондирования Земли в Беларуси, основанной на интеграции космического и авиационного сегментов дистанционного зондирования Земли.
– Важным звеном космической системы дистанционного зондирования является центр управления полетами спутника. Такой центр создается в Беларуси впервые. Насколько он соответствует международным требованиям? Будем ли мы полностью отказываться от услуг российских ЦУПов или сможем использовать их как резервные?
– Мы сформировали не просто свой ЦУП, соответствующий международным стандартам, но и полностью наземный комплекс управления спутником, который включает еще и командно-измерительный пункт. Там находится антенна, которая будет обеспечивать связь с космическим аппаратом. Благодаря ей на спутник передается командно-программная информация, а с него в свою очередь принимается телеметрическая.
Однако для обеспечения нормального, бесперебойного функционирования спутника мы не можем быть привязаны только к одному наземному комплексу управления. Мы заинтересованы в том, чтобы наши российские коллеги обеспечивали резервирование средств нашего наземного комплекса управления. В свою очередь российская сторона заинтересована в использовании наших возможностей управления спутниками. Это взаимный интерес.
– Каков жизненный цикл белорусского космического аппарата? Задумываются ли ученые над разработкой его преемника?
– Есть такое понятие, как время рабочего функционирования спутника на орбите. Для нашего космического аппарата он составляет 5 лет. Но с учетом расчетного ресурса он вполне может служить нам и 7 лет, если не произойдет внештатных ситуаций.
Мы действительно думаем о преемнике. Но пока говорить о конкретных планах рано. С запуском спутника в Беларуси появится базис для дальнейшего развития космических проектов. Надо вступить на этот базис, почувствовать уверенность и тогда говорить о том, как идти дальше.
– Как Беларусь будет интегрировать свою космическую систему с российской? И для чего двум странам орбитальная группировка спутников?
– Подписано соглашение, которое предусматривает формирование российско-белорусской орбитальной группировки на основе нашего «БКА» и российского «Канопус-В». Группировка – это не только страхование в части управления, это и технологические преимущества. Использование группировки не просто суммирование, а преумножение. В составе группировки эффективность спутников значительно повысится, и не в два, а в три-четыре раза. Мы сможем снимать информацию в интересах российской стороны, а наши российские коллеги – в наших интересах.
– Рассматривают ли ученые и конструкторы двух стран возможность создания совместного спутника?
– Успешная реализация проекта по нашим двум аппаратам может стать серьезным стимулом для углубления сотрудничества и выхода на создание более современных спутников. Возможно и совместное создание такого спутника. Каждой стране в отдельности строить их тяжело, а вместе – намного легче. К примеру, белорусская сторона в таком проекте могла бы обеспечить создание самой современной целевой аппаратуры, программные средства обработки целевой информации на борту спутника, методы и средства метрологического обеспечения, российская сторона – космическую платформу, ракетоноситель, услуги запуска, наземный комплекс управления, другие элементы спутниковой системы.
– Сможет ли Беларусь зарабатывать на космической информации? Насколько это направление перспективно для нас в условиях высокой конкуренции на международном рынке?
– Сперва надо посмотреть, что будет представлять собой наша космическая информация, ее пользовательские характеристики. После этого можно рассуждать, где мы будем востребованы. Однако международный рынок в этой области, безусловно, очень плотный. Конечно, наш аппарат и его характеристики не являются самыми высокими, в том числе и по разрешению, но мы надеемся занять достойную нишу. Предстоит поработать над этим, прежде всего, прорекламировать себя. Этим мы и занимаемся.
Белорусские ученые устанавливают контакты с научными институтами и центрами, которые занимаются космическими исследованиями. Мы всегда предлагаем им потенциальное сотрудничество в области как космической информации, так и самих технологий. Мы готовы разрабатывать комплексные предложения под конкретные задачи отдельных стран, в том числе в области гидрометеорологии, транспортной отрасли, картографии и так далее.
Намечено такое партнерство со специалистами из стран Азии и Ближнего Востока. Большая заинтересованность к нашим инновациям и со стороны Венесуэлы. Специалисты этой страны согласны использовать белорусские космические снимки. Обсуждаются также перспективы создания в Венесуэле при успешном запуске белорусского спутника станции приема информации с него. Это позволит широко использовать возможности нашего аппарата для различных нужд Венесуэлы, а впоследствии и других стран Латинской Америки.
– Задумываются ли белорусские ученые об отправке в космос не только спутников, но и кораблей с космонавтами? Достаточно ли у нас для этого научного и технического потенциала?
– Запуск таких кораблей – крайне дорогостоящий проект, ведь речь идет о создании высоконадежных средств запуска, систем жизнеобеспечения космонавтов. Повышается не только стоимость запуска, но и риски. Беларуси, конечно, вполне по силам изготавливать отдельные элементы для таких кораблей. У нас могут разрабатывать средства обеспечения космонавтов, измерительное оборудование. К примеру, на Международной космической станции сейчас успешно функционирует комплекс для мониторинга и прогноза развития природных и техногенных катастроф, изготовленный учеными Научно-исследовательского института прикладных физических проблем им. А.Н.Севченко Белгосуниверситета. В прошлом году эта аппаратура была использована для проведения подводно-надводно-космического экспери-
мента, который проходил одновременно на МКС над озером, на поверхности и на дне глубочайшего в мире озера Байкал.
Сейчас речь не идет о том, что мы будем запускать пилотируемые корабли самостоятельно. Однако участие белорусских ученых в подобных международных проектах вполне реально.

Автор: 
Ольга БЕЛЯВСКАЯ, БЕЛТА
Номер газеты: