Суровый урок агрессорам

Победоносное завершение войны в Европе предопределило исход Второй мировой войны в целом. Однако на огромных просторах Азии и в бассейне Тихого океана ещё полыхало пламя боев. Главная союзница Германии по фашистскому блоку - милитаристская Япония не была поражена и продолжала военные действия: требование правительств США, Англии, Китая о безоговорочной капитуляции, предъявленное 26 июля 1945 года, было категорически отвергнуто. Японское правительство заявило, что Япония «будет вести войну до самого конца в соответствии с установленной политикой». Следует заметить, что это заявление имело под собой реальную основу.

Япония имела крупные вооруженные силы, которые к августу 1945 года насчитывали в своем составе свыше 2 миллионов человек, около 500 боевых кораблей, более 10 тысяч самолетов. Из всех группировок японских войск наиболее сильной считалась Квантунская армия, располагавшаяся в Маньчжурии, Корее, на Южном Сахалине и Курильских островах. С учетом войск Маньчжоу- и внутренней Монголии (князя Дэвани) она насчитывала свыше 1,2 млн человек, около 1200 танков, 5400 орудий, до 2000 самолетов. На границе с СССР и МНР имелось 12 укрепленных районов, в которых насчитывалось около 8 тысяч домов. Маньчжурия и Корея являлись второй (после метрополии) военно-экономической базой. Только Маньчжурия давала ежегодно около 50 процентов каменного угля и железной руды, потреблявшихся Японией, 3 миллиона тонн чугуна, 2 миллиона тонн стали и была основным поставщиком сельскохозяйственных продуктов. Разгром Квантунской армии в Маньчжурии и лишение милитаристской Японии этой мощной военно-экономической базы должны были сыграть решающую роль в поражении Японии и принудить ее к капитуляции: англо-американские войска, обладая превосходством на море, не имели достаточных сухопутных сил, чтобы нанести японской армии окончательное поражение. Для решения этой задачи США и Англия должны были перебросить с Европейского континента большое количество сил и средств.
Учитывая создавшуюся обстановку, японское командование принимает решение перейти повсеместно к стратегической обороне на занимаемых территориях, обескровить американские и английские войска и добиться в последующем выгодных для себя условий заключения мира.
Расчет был прежде всего на то, что упорная оборона вынудит правительства США и Англии отказаться от требований безоговорочной капитуляции и пойти на компромисс. В своих расчетах на затягивание войны японское правительство делало также ставку на возможность разногласий между СССР, США и Англией. Таким образом Вторая мировая война могла затянуться на неопределенное время.
Продолжение Японией военных действий создавало чрезвычайно напряженную международную обстановку, угрожало также границам и интересам нашего государства на Дальнем Востоке. Поэтому согласие о вступлении в войну, данное Советским правительством на Крымской конференции (февраль 1945 года), было реальной необходимостью. Советское правительство учитывало и то, что Япония союзничала с фашистской Германией и оказывала ей помощь на протяжении всей войны против СССР. Японское правительство предоставило Германии базы для дислокации подводных лодок, своим флотом блокировало советское дальневосточное побережье, препятствуя выходу в воды Тихого океана, сосредоточило на границах с СССР миллионную Квантунскую армию, вынуждая держать на Дальнем Востоке крупные силы (40 дивизий), которые так были необходимы в борьбе против Германии.
Следовательно, кроме выполнения союзнического обязательства и необходимости окончания Второй мировой войны Советский Союз, вступая (8 августа 1945 года) в войну против Японии, преследовал также цели обеспечения безопасности своих дальневосточных границ и государственных интересов (10 августа войну Японии объявила Монгольская Народная Республика). Наконец, вступая в войну на Дальнем Востоке СССР имел гуманные интернациональные цели – помочь народам Китая, Кореи, Вьетнама и других стран Азии в их справедливой борьбе за национальную свободу и независимость.
8 августа 1945 года Советское правительство заявило японскому послу в Москве, что со следующего дня Советский Союз будет считать себя в состоянии войны с Японией и присоединяется к декларации США, Англии и Китая от 26 июля 1945 года. «Советское правительство,- говорилось в заявлении,- считает, что такая его политика является единственным средством, способным приблизить наступление мира, освободить народы от дальнейших жертв и страданий и дать возможность японскому народу избавиться от тех опасностей и разрушений, которые были пережиты Германией после ее отказа от безоговорочной капитуляции».
Воспитанная в духе фанатичной преданности императору и ненависти к Советскому государству, японская армия представляла собой силу, способную вести упорную оборонительную войну.
Замыслом ставки Верховного Главнокомандования предусматривалось силами трех фронтов (Забайкальского, 1-ого и 2-ого Дальневосточных), во взаимодействии с Тихоокеанским флотом и Амурской военной флотилией, осуществить внезапный удар по японским войскам, сосредоточенным в Маньчжурии, и наступлением по сходящимся направлениям расчленить Квантунскую армию на части, окружить ее и уничтожить. В последующем разгромить японские войска в Северной Корее, на Южном Сахалине и Курильских островах.
Непосредственное руководство военными операциями было возложено на Главное командование советскими войсками на Дальнем Востоке во главе с Маршалом Советского Союза А.М. Василевским. Главная особенность огромной и всесторонней подготовки к военным операциям состояла в том, что в район предстоящих военных действий, дополнительно к имеющимся, необходимо было подтянуть значительные силы и средства. В мае-июле Советское командование осуществило невиданную в истории перегруппировку войск на расстояние 9–12 тысяч километров. С запада на восток были переброшены управления 2-ого Украинского и Карельского фронтов, 39-я и 5-я армии из Восточной Пруссии, 53-я и 6-я гвардейская танковая армии из Чехословакии.
Особенность подготовки военных действий обуславливалась и тем, что войскам предстояло действовать на различных по своему характеру направлениях: забайкальско-маньчжурском, приамурско-маньчжурском и приморско-маньчжурском. При общей протяженности границы (более 5 тыс. км.) активные боевые действия должны были развернуться на фронте 2700 км и на глубину 500-800 км.
К началу военных действий в советских войсках насчитывалось более 1,5 млн. человек, 27 137 орудий и минометов, 5556 танков и самоходно-артиллерийских установок, около 3800 боевых самолетов.
Центральный Комитет партии своевременно позаботился об укомплектовании дальневосточных фронтов опытными, прошедшими суровую школу войны, всесторонне подготовленными кадрами политических работников всех степеней. Только в распоряжении политуправлений двух фронтов – Забайкальского и 1-ого Дальневосточного – Главное политическое управление Красной Армии направило около 1300 политработников. Сочетание этих кадров с теми, которые длительное время работали на Дальнем Востоке и знали местные условия, позволило усилить партийно-политическую работу, предать ей целеустремленный характер, направить ее на подготовку к предстоящим боям. На 1 августа 1945 года в дальневосточных войсках состояло на учете свыше 885 тысяч коммунистов и комсомольцев. Это была сила, способная обеспечить партийным влиянием всех воинов на всех этапах боя.
9 августа советские войска перешли в наступление. Удары, наносимые нашей армией и военно-Морским Флотом, были такой сокрушительной силы и настолько стремительны, что мощные японские укрепленные районы, возведенные по Амуру, Уссури и Большому Хинганскому хребту, были повсюду прорваны, а там, где японцы продолжали сопротивляться, они были взяты в кольцо и обойдены. «Мы не ожидали, - говорил командующий 5-й японской армией генерал-лейтенант Семидзу, - что русская армия пойдет через тайгу, и наступление внушительных сил русских со стороны труднодоступных районов оказалось для нас совершенно неожиданным». Стремительные действия всех родов советских наземных войск, авиации, авиадесантов и кораблей ВМФ сорвали японские планы применения бактериологического оружия. Уже к 17 августа наши войска вышли в центральные районы Северо-Восточного Китая. Квантунская армия была разбита и начала складывать оружие. Чтобы ускорить разоружение японских войск, в наиболее крупные города Северо-Восточного Китая, в том числе в Мукден, Харбин, Гирин, Чангун, порт Дальний, в период с 18 по 22 августа стали высаживаться воздушные десанты. Удалось спасти от разрушений города и многие экономические объекты Маньчжурии. К концу августа было полностью закончено разоружение Квантунской армии в Маньчжурии и Северной Корее. По свидетельству генерала армии С.М. Штеменко, «дерзкие и четкие действия десантников обеспечили сохранность промышленных предприятий, электростанций, сооружения связи, железных дорог и многих военных объектов, позволили быстро восстановить гражданский порядок, исключили возможность многих политических авантюр».

Переговоры о капитуляции Квантунской армии
Общие потери японской Квантунской армии за время с 9 по 20 августа убитыми, ранеными и пленными, не считая пропавших без вести, составили около 700 тысяч солдат и офицеров, в том числе 594 тысячи пленными. В числе пленных находилось 148 генералов. Главнокомандующий Квантунской армии Оцудзо Ямада после пленения был доставлен в Хабаровск. Военным судом Приморского военного округа в 1949 году был осужден на 25 лет с отбытием наказания в исправительно-трудовом лагере. Освобожден по амнистии в мае 1956 года. Умер в 1965 году.
Интересно, что потери японской армии в Маньчжурии только за две недели военных действий советских войск и союзной армии МНР значительно превысила людские потери, понесенные японскими вооруженными силами на всех фронтах за все предшествующие четыре года Второй мировой войны. Без комментариев.
Одновременно с боевыми действиями в Маньчжурии войска 2-ого Дальневосточного фронта во взаимодействии с Тихоокеанским флотом в период с 11 по 25 августа провели Южно-Сахалинскую наступательную операцию, а в период с 18 августа по 1 сентября – Курильскую десантную операцию. На Южном Сахалине капитулировало 18 тысяч, а на Курильских островах – 54 тысячи японских солдат и офицеров (забыв о пресловутом харакири). Уже 9 августа на заседании высшего военного совета премьер-министр Японии Судзуки, выражая общее настроение, заявил: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза…делает невозможным дальнейшее продолжение войны».
Исконно русские земли были возвращены Советской стране.

Окончание в следующем номере

Автор: 
Владимир ЕГОРЫЧЕВ
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
15 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.