Сталин: Мы все ученики Ленина

Ленин и Сталин – два политических гения, два вождя трудового народа.
История навечно соединила эти два имени. Как подчеркивает Г.А.Зюганов, и в наше время эпоха Ленина – Сталина остается вершиной государственно-политического развития на планете.
5 марта 1953 года Иосиф Виссарионович Сталин ушел из жизни. Незадолго до смерти Сталина – с 5 по 14 октября 1952 года – проходил ХІХ съезд ВКП(б) – КПСС (съед поменял название партии). После съезда состоялся Пленум вновь избранного Центрального Комитета КПСС. На Пленуме с речью выступил И.В.Сталин.

Это был последний Сталинский съезд партии, последний Пленум ЦК, последняя публичная речь вождя.
Предлагаем вниманию читателей выступление И.В.Сталина на Пленуме. Обращаем внимание читателей на смысл слов и тон выступления Сталина. В них чувствуются озабоченность и тревога за судьбы партии, судьбы социализма в СССР.
Речь И.В.Сталина на Пленуме ЦК КПСС 16 октября 1952 года
Итак, мы провели съезд партии. Он прошел хорошо, и многим может показаться, что у нас существует полное единство. Однако у нас нет такого единства. Некоторые выражают несогласие с нашими решениями.
Говорят: для чего мы значительно расширили состав ЦК? Но разве не ясно, что в ЦК потребовалось влить новые силы? Мы, старики, все перемрем, но нужно подумать, кому, в чьи руки вручим эстафету нашего великого дела. Кто ее понесет вперед? Для этого нужны более молодые, преданные люди, политические деятели. А что значит вырастить политического, государственного деятеля? Для этого нужны большие усилия. Потребуется десять, нет, все пятнадцать лет, чтобы воспитать государственного деятеля.
Но одного поколения для этого мало. Воспитать идейно стойких государственных деятелей можно только на практических делах, на повседневной работе по осуществлению генеральной линии партии, по преодолению сопротивления всякого рода враждебных оппортунистических элементов, стремящихся затормозить и сорвать дело строительства социализма. И политическим деятелям ленинского опыта, воспитанным нашей партией, предстоит в борьбе сломить эти враждебные попытки и добиться полного успеха в осуществлении наших великих целей.
Не ясно ли, что нам надо поднимать роль партии, ее партийных комитетов? Можно ли забывать об улучшении работы партии в массах, чему учил Ленин? Все это требует притока молодых, свежих сил в ЦК – руководящий штаб нашей партии. Так мы и поступили, следуя указаниям Ленина. Вот почему мы расширили состав ЦК. Да и сама партия немного выросла.
Спрашивают, почему мы освободили от важных постов министров видных партийных и государственных деятелей. Что можно сказать на этот счет? Мы освободили от обязанностей министров Молотова, Кагановича, Ворошилова и других и заменили их новыми работниками. Почему? На каком основании? Работа министра – это мужская работа. Она требует больших сил, конкретных знаний и здоровья. Вот почему мы освободили некоторых заслуженных товарищей от занимаемых постов и назначили на их место новых, более квалифицированных, инициативных работников. Они молодые люди, полные сил и энергии. Мы их должны поддерживать в ответственной работе.
Что же касается самих видных политических и государственных деятелей, то они так и останутся видными политическими и государственными деятелями. Мы их перевели на работу заместителями председателя Совета министров. Так что я даже не знаю, сколько у меня теперь заместителей.
Нельзя не коснуться неправильного поведения некоторых видных политических деятелей, если мы говорим о единстве в наших делах. Я имею в виду товарищей Молотова и Микояна.
Молотов – преданный нашему делу человек. Позови – и не сомневаюсь, он не колебаясь отдаст жизнь за партию. Но нельзя пройти мимо его недостойных
поступков. Товариш Молотов, наш министр иностранных дел, находясь на дипломатическом приеме, дал согласие английскому послу издавать в нашей стране буржуазные газеты и журналы. Почему? На каком основании потребовалось давать такое согласие? Разве не ясно, что буржуазия – наш классовый враг, и распространение буржуазной печати среди советских людей кроме вреда ничего не принесет. Такой неверный шаг, если его допустить, будет оказывать вредное, отрицательное влияние на умы и мировоззрение советских людей, приведет к ослаблению нашей коммунистической идеологии и усилению идеологии буржуазной. Это первая политическая ошибка товарища Молотова.
А чего стоит предложение товарища Молотова передать Крым евреям? Это – грубая ошибка товарища Молотова. Для чего это ему потребовалось? Как это можно допустить? На каком основании товариш Молотов высказал такое предложение? У нас есть Еврейская автономия. Разве этого недостаточно? Пусть развивается эта республика. А товарищу Молотову не следует быть адвокатом незаконных еврейских претензий на наш Советский Крым. Это – вторая политическая ошибка товарища Молотова. Товариш Молотов неправильно ведет себя как член Политбюро. И мы категорически отклоняем его надуманные
предложения.
Товариш Молотов так сильно уважает свою супругу, что не успеем мы принять решение Политбюро по тому или иному важному политическому вопросу, как это быстро становится известно товарищу Жемчужиной. Получается, будто какая-то невидимая нить соединяет Политбюро с супругой Молотова, Жемчужиной, и ее друзьями. А ее окружают друзья, которым нельзя доверять. Ясно, что такое поведение члена Политбюро недопустимо (Говоря о друзьях Жемчужиной, Сталин имел в виду националистические еврейские круги, на которые большое влияние оказывала тогдашний посол Израиля в СССР Голда Мейр – Р.М.).
Теперь о товарище Микояне. Он, видите ли, возражает против повышения сельхозналога у крестьян. Кто он, наш Анастас Микоян? Что ему тут не ясно?
Мужик – наш должник. С крестьянами у нас крепкий союз. Мы закрепили за колхозами землю навечно. Они должны отдавать положенный долг государству. Поэтому нельзя согласиться с позицией Микояна. Микоян – новоявленный Фрумкин. Он путается сам и хочет запутать нас в этом ясном, принципиальном вопросе. (М.И.Фрумкин – активный участник первой оппозиции, 1928 – 1929 гг. – Р.М.).
В.М.Молотов на трибуне признает свои ошибки, оправдывается и заверяет, что он был и остается верным учеником Сталина.
Сталин (прерывая Молотова): Чепуха! Нет у меня никаких учеников. Все мы ученики великого Ленина.
Сталин предлагает решить организационные вопросы, избрать руководящие органы партии. Вместо Политбюро образуется Президиум в значительно расширенном составе, а также Секретариат ЦК КПСС – всего 36 человек.
В списке, говорит Сталин, находятся все члены старого состава, кроме А.А.Андреева. Относительно уважаемого Андреева все ясно: совсем оглох, ничего не слышит, работать не может.
Голос с места: «Надо избрать товарища Сталина Генеральным секретарем ЦК КПСС!»
Сталин: «Нет! Меня освободите от обязанностей Генерального секретаря ЦК КПСС и председателя Совета министров СССР».
Г.М.Маленков на трибуне: «Товарищи! Мы должны все единогласно и единодушно просить товарища Сталина, нашего вождя и учителя, быть и впредь Генеральным секретарем ЦК КПСС».
Сталин на трибуне: «На Пленуме ЦК не нужны аплодисменты. Нужно решать вопросы без эмоций, по-деловому. А я прошу освободить меня от обязанностей Генерального секретаря ЦК КПСС и председателя Совета министров. Я уже стар. Бумаг не читаю. Изберите себе другого секретаря ».
С.К.Тимошенко: «Товарищ Сталин, народ не поймет этого. Мы все, как один, избираем Вас своим руководителем – Генеральным секретарем ЦК КПСС. Другого решения быть не может».
Все стоя горячо аплодируют, поддерживая Тимошенко. Сталин долго стоял и смотрел в зал, потом махнул рукой и сел.
О чем думал И.В.Сталин, долго глядя в зал? Каким видел будущее страны, главным строителем которой он был?
Да, мы, коммунисты, ученики Ленина. Но мы и наследники Сталина, хранители и пропагандисты великих свершений эпохи Ленина – Сталина. Будем достойны памяти наших великих
вождей.

Автор: 
Раиса МИРОНЧИКОВА, член КПБ
Номер газеты: