Советский ренессанс в образовании

«Победу в Великой Отечественной войне одержал сельский учитель». Эти слова принадлежат Сталину. Трудно дать более высокую оценку системе народного образования в Советском Союзе накануне Великой Отечественной войны и тому пути, по которому шло становление и развитие этой системы.
А этот путь, всего в два десятилетия, достоин и удивления, и восхищения. Подумайте, только за двадцать лет страна преодолела вековую неграмотность своего населения и превратилась в одну из стран с достаточно высоким уровнем образования. Для решения подобных задач государствам Западной Европы, правда, гораздо раньше, потребовалось 2-3 столетия. Попробуем проанализировать основные вехи государственной образовательной политики молодой советской страны в 20-30-е годы прошлого века. Для этого сначала сделаем небольшой экскурс к началу этого века.
Во всех справочниках данного периода Россия фигурирует как самая отсталая страна Европы в области образования. Согласно переписи населения 1897 года, в России насчитывалось грамотных 21,1% населения; особенно велика была неграмотность среди узбеков, туркменов, киргизов – менее 1% считалось грамотными. Среди белорусов грамотность достигла 29%.
Под влиянием развития капиталистического способа производства и революции 1905-
1907 гг. правительство России в 1907 году внесло на рассмотрение II Государственной Думы проект введения всеобщего начального обучения, разработанный министерством народного просвещения. Согласно этому проекту, в России предполагалось ввести начальное всеобщее обучение в объеме трехлетней школы в центральных губерниях, где действовали земства. Но Дума не утвердила данный половинчатый проект.
Летом 1916 года во время первой мировой войны, которая особенно явно обнаружила техническую и культурную отсталость России, министр просвещения Игнатьев снова внес в Думу проект о введении всеобщего обучения. Однако и этот проект не получил законодательного оформления.
Партия большевиков в данный период была единственной партией, которая вела упорную борьбу с политикой правительства в области народного образования, за демократические изменения в системе просвещения. Сокрушительной критике царское правительство подверг В.И.Ленин в работе «К вопросу о политике министерства народного просвещения». Она была использована для выступления представителя большевистской фракции в IV Государственной Думе. В.И.Ленин утверждал, что Россия является единственной в Европе дикой и ограбленной страной в смысле образования, света и знания. Достаточно сказать, что только пятая часть детей и подростков школьного возраста имела возможность учиться.
А теперь вернемся в советскую Россию. После победы Октябрьской революции начался сложный период в жизни страны: интервенция, гражданская война, разруха народного хозяйства требовали первоочередного внимания и партии, и правительства. И, тем не менее, буквально с первых дней социалистической революции началась перестройка всей системы народного образования. В ноябре 1917 года была организована Государственная комиссия по просвещению, она занялась разработкой основ строительства новой системы народного образования. В воззвании к населению, учительству и учащимся, с которым выступил народный комиссар по просвещению А.В.Луначарский, изложены основные принципы и задачи Советского правительства:
• всеобщее обязательное начальное образование;
• общедоступность школы всех ступеней;
• безусловная светскость школы;
• высокий бюджет по народному образованию;
• демократизация народного образования;
• учет местных и национальных особенностей;
• привлечение педагогов к обсуждению всех вопросов строительства новой школы;
• совместное обучение учащихся обоего пола.
В декабре 1917 года было принято постановление «О передаче дела воспитания и образования из духовного ведомства Народному Комиссариату по просвещению». С этого времени все учебные заведения, находившиеся ранее в ведении церкви, преобразовывались в светские. Другим декретом (январь 1918 года) «О свободе совести, церковных и религиозных обществах» объявлялось отделение церкви от государства и школы от церкви, отменялись всякие ограничения и привилегии, в том числе для детей и подростков, связанные с тем или иным вероисповеданием.
Последующий 1918 год был судьбоносным для образовательной системы страны. На уровне Наркомпроса и Совнаркома принят ряд документов, которые определили деятельность школы на длительную перспективу, ее цели и задачи, структуру, учебные программы, учебники, содержание обучения, уровни школьного образования. Назовем основные: «Об организации дела народного образования в Российской Социалистической Советской Республике», «Основные принципы единой трудовой школы», «Положение о единой трудовой школе РСФСР».
Нельзя сказать, что эти новые документы были встречены с пониманием. Бунтовала церковь, шумели многие старые учителя и профессора – не хотели принять платформу советской власти в области образования. Но имелось немало и сторонников преобразований в школьном деле. И не только в своем Отечестве, но и за рубежом. Прогрессивные ученые Западной Европы и США (например, Дж.Дьюи) считали программу большевиков в области просвещения новаторской, подлинной программой народной школы.
Боевым штабом по образованию стал Наркомпрос. Его ядро – А.В.Луначарский. П.Н.Лепешинский – сделало в то сложное время очень много по развитию просвещения, по ликвидации неграмотности населения, по реорганизации школы. Была одобрена единая школа с двумя ступенями: I ступень – 5 лет, II ступень – 4 года. В совокупности обе эти ступени составляли девятилетнюю среднюю общеобразовательную школу. В таком виде она функционировала 10 лет. К 1928 году сложилась несколько иная система школьного образования:
– начальная школа (I ступень) – 4 года обучения;
– семилетняя школа как фундамент всей школьной системы;
– школа II ступени (девятилетняя средняя школа с профессионализированным вторым концентром (в ряде школ).
Двадцатые годы можно назвать годами поиска путей развития новой школы, годами многих экспериментов. Так, предметное обучение было сохранено только на II ступени, в младших классах введено комплексно-проектное обучение. Получить представление об этом типе обучения на примере изучения темы «Наш город осенью». Осваивая ее, учащиеся получали знания по ботанике, арифметике, родной речи, чтению. Но они носили отрывочно-упрощенный характер, не способствовали качественному обучению.
Следует заметить, что первая четверть ХХ столетия была периодом экспериментов, реформ, модернизации в образовании стран Западной Европы и США. И некоторые идеи, которые советским педагогам показались новаторскими, перекочевали в отечественную систему школьного образования. Это касается комплексного обучения, метода проектов, Дальтон-плана и некоторых других идей. Тогда еще было не ясно, что чужие зарубежные проекты в других условиях других стран не пускают глубокие корни и не произрастают. Хотя К.Д.Ушинский предупреждал об опасности заимствований в области образования и воспитания еще в ХIХ веке.
Попутно хочу заметить, что в 90-е годы ХХ века и в начале ХХI века школа опять попала в эту же эпидемию опасных заимствований из зарубежного образования под видом новаторства. Вызывает сомнение целесообразность применения в отечественной школе Дальтон-плана, опыта Монтессори или Вальдорфской школы, тестирования, классных комнат без парт, свободного воспитания и ряда других спорных идей и элементов в школьном образовании
В 1918 году Наркомпрос осуществлял серьезную разностороннюю работу с учителями. Молодое советское государство, развернув широкую программу по строительству массовой школы для народа, остро нуждалось в большом количестве педагогических кадров. Перед учителями раскрывались перспективы развития свободной школы, доступной для всех детей, после Октября. Был организован Союз учителей-интернационалистов, проведен I Всероссийский учительский съезд, объединивший основную массу учительства. Съезд одобрил проект положения о единой трудовой школе РСФСР. Позднее были приняты соответствующие документы ВЦИК по данному вопросу.
В этих документах отмечалась необходимость связи учительской деятельности с задачами социалистического переустройства общества, особое внимание уделялось вопросам демократизации школы. В отличие от старой педагогики, проповедовавшей идею аполитичности школы, подчеркивалась связь школы с политикой как важнейший принцип советской педагогики.
Но в конце 80-х – начале 90-х годов этот принцип был нарушен, установки по воспитанию детей и молодежи диаметрально изменились. Резкой критике подверглась сама идея политического воспитания в учебных заведениях; затем на нее, равно как и на деятельность пионерских и комсомольских организаций, был наложен запрет. Зато широко пропагандировалась лжедемократическая идея нейтральности воспитания.
Подобный взгляд и отношения в нашей республике доминировали сравнительно недолго – около 10-15 лет, но и этого времени оказалось достаточно для того, чтобы обесценить и фальсифицировать идею политического воспитания в школе и вузе и вырастить поколение политически малограмотной молодежи. И плоды политической нейтральности школы мы пожинаем сегодня. Примером тому могут служить антигосударственные события 19 декабря 2010 года: в них ведь участвовала какая-то часть старшеклассников и студентов.
Важным событием 1919 года стало принятие декрета «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР». Он был продублирован и в Советской Белоруссии. Декрет предписывал всему населению от 8 до 50 лет обучаться грамоте на родном или русском языке. По всей республике возникли сотни пунктов ликвидации неграмотности и школ для малограмотных. Учителя, комсомольцы, люди различных профессий с большим подъемом в порядке общественной работы вели обучение в этих школах. Они занимались и с небольшими группами неграмотных – 3-4 человека и даже с одиночками. В этой кампании широкое участие принимали дети, пионеры, особенно в сельской местности, где процент неграмотности был особенно высок. Участвуя в различных акциях, например, «Зеленая лампа», дети учились сами и одновременно обучали своих родителей, бабушек, соседей. И очень гордились своей работой.
Но, конечно, главной фигурой был учитель. А учителей катастрофически не хватало. Как проявление внимания к вопросам подготовки учителей можно рассматривать создание в 20-е годы педагогических курсов с двухгодичным сроком обучения, а также заочных форм обучения – «Педтехникум на дому», «Педфак на дому».
Трудно переоценить ту роль, которую выполняли в 20-30-е годы соответствующие органы, комсомол и учитель по поиску, размещению в детские дома, коммуны и колонии беспризорных, бездомных детей и подростков. В царской России их насчитывалось 2,5 миллиона. Во время мировой и гражданской войн, в годы интервенции их количество увеличилось. Их надо было спасти от физической гибели и морального разложения. Представление о работе с беспризорными детьми дает «Педагогическая поэма» А.С.Макаренко и деятельность его педагогического коллектива. Спасение тысяч таких детей, приобщение к нормальной жизни с целью, смыслом, образованием, трудом, верой в будущее – несомненная огромная заслуга советской власти, комсомола,
учителей.
Большое значение для борьбы с неграмотностью и малограмотностью в рассматриваемом периоде имели школы рабочей и сельской молодежи – вечерние, посменные, заочные, а также школы фабрично-заводского ученичества (ФЗО, ФЗУ), школы-клубы для рабочих подростков и двухлетние школы для переростков. Без них решить проблему, особенно в сельской местности, было бы труднее.
Многими политическими и общественными деятелями подчеркивалась способность Сталина точно определять основное звено, вокруг которого необходимо в конкретное время сосредоточить усилия партии, общества, чтобы оказать принципиальное влияние на социально-экономическое развитие страны. Таким звеном в 20-30-е годы было образование народа, ликвидация неграмотности. Многие съезды партии (ХIV, ХV, ХVI, ХVIII) того времени обсуждали различные вопросы образования в СССР и своевременно намечали конкретные меры по его развитию.
Невозможно не оценить значение ХVI съезда ВКП (б) для развития образования, который проходил в 1930 году. Съезд признал боевой задачей проведение всеобщего обязательного первоначального обучения и ликвидацию неграмотности. К этому времени благодаря проведенной в стране работе грамотность населения сильно возросла – до 62,6%. Но более трети населения Советского Союза все еще оставалось неграмотной, а в сельской местности этот процент был выше.
Поэтому данная задача приобрела неотложный характер государственного значения. Летом 1930 года Совнаркомом и ЦИК СССР было принято постановление – фактически закон «О всеобщем обязательном начальном обучении». В сельской местности оно вводилось в объеме 4 начальных классов для детей 8-15 лет, а в городах, фабрично-заводских районах в объеме школы-семилетки. Таким образом, все дети, достигшие школьного возраста, а также переростки, должны были обязательно учиться.
Начальное и семилетнее образование – это первый шаг, без которого невозможно идти дальше. Но страна-созидательница, решавшая глобальные вопросы социалистической индустриализации, повышения обороноспособности, массового развития села новым путем, формирования новой по содержанию культуры, не могла остановиться на этом. Надо было осуществлять среднее и высшее образование. И она быстрыми темпами решала и эту задачу. Уже в 1922 году были созданы уникальные формы образования – рабочие факультеты. Рабфак за четыре года давал среднее образование с правом поступления в вуз. В них училась в основном рабоче-крестьянская молодежь. В 1932-33 годы число рабфаков в Белоруссии достигло 51. Одновременно открывались техникумы, училища, вузы.
В 1931-32 гг. ЦК ВКП (б) были приняты постановления «О начальной и средней школе», «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе». В них четко определены требования к общеобразовательной школе: обеспечить высокий уровень знаний, политическое обучение и трудовое воспитание в тесной взаимосвязи с прочным усвоением основ наук. Было указано, что основной формой организации учебно-воспитательной работы должна стать классно-урочная система с «твердым составом учащихся и со строго определенным расписанием занятий». Новые учебные планы были построены на основе предметного преподавания, значительное внимание уделялось системе учета знаний учащихся. Этими постановлениями и последующими директивными документами Наркомпроса, наконец, было покончено с прожектерством в школьном образовании: с лабораторно-бригадным методом обучения, с комплексно-проектными программами, с подвижными звеньями и бригадами вместо классов, со сдачей заданий целой группой учащихся вместо индивидуального подхода. Одновременно проводилась работа по созданию стабильных учебников для всех классов школы, так как до этого в ходу школы существовали «динамичные» учебники в виде «журналов-учебников», «рассыпных учебников», «рабочих книг». Все они были перегружены материалами сегодняшнего дня, случайными сведениями и не способствовали получению учащимися глубоких научных систематизированных знаний.
Постепенно деятельность школы приобретала современный вид, с каждым годом отмечались все большие успехи в повышении уровня знаний учащихся, почти все выпускники выдерживали вступительные экзамены в вузы.
Совершенствовалась и воспитательная работа с учащимися. Большое внимание уделялось разностороннему развитию школьников посредством политического, нравственного, эстетического, трудового, физического воспитания. Возросла роль учителя: для руководства воспитательной работой в каждом классе была учреждена должность групповода, с 1934 года – классного руководителя.
Набирали силу пионерские и комсомольские организации школ. В центре их внимания было патриотическое воспитание детей и подростков, развитие их общественно-политической активности, самоуправления. Комсомольцы работали вожатыми в пионерских отрядах. А в сельских школах, где не было II ступени, учителя после уроков, повязав пионерские галстуки, выполняли функции вожатых.
Комсомол принял большое участие в организации детских внешкольных учреждений, особенно Дворцов и Домов пионеров, детских парков, станций туристов, детских лыжных станций, спортивных площадок, парков, а в летнее время – пионерских лагерей и лагерей старшеклассников. Все это – уникальные учреждения воспитания и развития детей и подростков, рожденные советской властью.
В 1935 году газета «Піянер Беларусі» объявила о Всебелорусской экскурсионно-туристической экспедиции. В процессе ее проведения собрали обширный материал о революционном движении и гражданской войне на территории Белоруссии. В 1934 году походил 1-й Всебелорусский слет юных ударников обороны. В нем приняли участие 400 лучших стрелков, связистов, санитаров. Здесь же проводились и состязания по военно-прикладным видам спорта.
В 1938 году пионеры Дальнего Востока обратились к белорусским школьникам с предложением развернуть соревнование за лучшую организацию оборонной работы. Это предложение было принято. В школах изучали санитарное дело, сдавали нормы на оборонные значки, растили для Красной Армии служебных собак, лошадей и голубей. Оборонно-физкультурная работа помогла воспитать немало мужественных патриотов. Десятки пионеров и комсомольцев пограничных районов участвовали в те годы в задержании диверсантов и нарушителей границы. А несколько позже, в годы Отечественной войны, они добровольцами шли в армию, в партизанские отряды.
Развитие образования создало благоприятные условия для педагогической науки, для научно-исследовательской работы, результаты которой были востребованы учителем. Значительный вклад в строительство новой школы и в разработку педагогической теории внесли Н.К.Крупская, С.Г.Шацкий, П.П.Блонский, А.С.Макаренко. Сформировались и новые научные кадры: М.М.Пистрак, П.Н.Шимбирев, И.А.Камров, В.П.Есипов, Н.К.Гончаров. Немаловажное значение приобрел теоретический журнал «Советская педагогика», который стал издаваться с 1937 года.
В 30-е годы расширились научные исследования по вопросам дидактики и теории воспитания. Во всех школах осуществлялось воспитание советского патриотизма и пролетарского интернационализма, дружбы, товарищества, сплочения ученического коллектива и др. В работе школы имелись и недостатки, возникавшие из-за сравнительно небольшого опыта. Но они постепенно преодолевались.
Развитие всех отраслей образования невозможно без учителя. Понимание этого способствовало широкой подготовке педагогических кадров. В 30-е годы сильно возросла сеть педагогических техникумов и курсов, учительских и педагогических институтов. Большой размах получило заочное педагогическое образование, а также повышение квалификации учителей через институты усовершенствования учителей.
Предпринятые меры дали положительные результаты: к концу 30-х годов республика имела достаточное количество педагогических кадров для осуществления всех форм обучения детей, молодежи, взрослых людей. Накануне Великой Отечественной войны во всех типах учебных заведений работало 54 600 педагогов.
В 1935 году Совнаркомом СССР принято постановление о повышении зарплаты учителям, в 1936 году введены персональные звания для учителей. В III пятилетнем плане развития народного хозяйства, принятом на ХVIII съезде партии в 1939 году, намечена грандиозная задача – перейти к осуществлению среднего образованию в городе и завершению всеобщего семилетнего обучения в сельской местности. Требования к учителю возросли, особенно на селе. Учителя вели не только учебно-воспитательную работу в школе, но и осуществляли большую общественную деятельность среди местного населения. Учителя заслужили большого уважения и высокую оценку советской общественности.
В свое время много писали о «японском чуде», своеобразие которого в том, что образование народа, наука сыграли ключевую роль в быстром экономическом развитии страны.
Но ведь то, что произошло в СССР в 20-30-е годы прошлого века, тоже можно назвать «советским чудом», одним из факторов которого была культурная революция, ликвидация неграмотности, развитие массового образования народа, и благодаря этому наша страна довольно быстро прошла сложный путь социально-экономического, научного, индустриального развития и превратилась в могучую державу.

Автор: 
Р.С.Пионова, доктор педагогических наук, профессор Минского государственного лингвистического университета
Номер газеты: