Социализм и пути его построения в современных условиях

«Только тогда мы научимся побеждать, когда мы не будем бояться признавать свои поражения и недостатки, когда мы будем истине, хотя бы самой печальной, смотреть прямо в глаза»

В.И.Ленин
Кризис и причины кризиса современного коммунистического движения

На рубеже XX – XXI веков стало очевидным, что коммунистическое движение находится в глубоком кризисе. Распалась КПСС, исчез с политической карты мира Советский Союз – первая в мире страна, вступившая на путь строительства социализма. Ни одна из бывших советских республик не заявила о продолжении строительства социализма, включая и те, в которых президентами становились бывшие высокопоставленные коммунисты, в том числе члены Политбюро ЦК КПСС (например, в России – Ельцин, в Казахстане – Назарбаев, в Грузии – Шеварнадзе, в Азербайджане – Алиев, в Украине – Кравчук, в Литве – Бразаускас). Число коммунистов резко уменьшилось (например, в Республике Беларусь в 100 раз – по состоянию на 1 января 1990 года в КПБ состояло 685270 человек). Сегодня коммунистические партии в бывших советских республиках или влачат жалкое существование или практически прекратили свою деятельность. Так, в Государственной Думе России по итогам выборов 1995 года КПРФ имела 33,1% мест, по итогам выборов 2007 года – всего 13% мест (11,6% голосов избирателей, явившихся на выборы), а партия власти «Единая России» – 315 мест или 75% (конституционное большинство). На выборах Президента России в 2008 году КПРФ получила 11,8% голосов избирателей, явившихся на выборы (7,5% от имеющих право голоса). Фактически КПРФ превратилась в партию, не оказывающую реального влияния не только на принятие законов, но и на судьбы России. Недавно российский президент Медведев выразил даже беспокойство о том, что «Единая Россия» начала «бронзоветь», так как оппозиционные партии, включая КПРФ, никакой реальной оппозиции существующей власти не оказывают. Дело дошло до того, что он собрал руководителей основных оппозиционных партий и провел с ними беседу о необходимости более активной их деятельности! Еще хуже обстоят дела у коммунистов Украины. Так, КПУ на двух последних парламентских выборах получила 4–6% голосов избирателей, явившихся на выборы. На последних выборах президента Украины кандидат от КПУ, 1-й секретарь КПУ, набрал около 3–4% голосов. С учетом явки избирателей поддержка коммунистов народом в Украине составляет сегодня 2–3%. А ведь Россия и Украина – две самые крупные из бывших советских республик государства. Они имели многомиллионные армии коммунистов! О состоянии коммунистического движения в Республике Беларусь и говорить нечего. Бывший руководитель Партии коммунистов Беларуси (ПКБ) Калякин заявил о том, что слово «коммунист» дискредитировано и не воспринимается народом, а поэтому партия вынуждена переменить свое название на нейтральное «Справедливый свет». А Коммунистическая партия Беларуси (КПБ), несмотря на поддержку власти, превратилась фактически в партию пенсионеров. Руководителей КПБ и депутатов-коммунистов от КПБ народ «не видит и не слышит» (их появление на телевидении, выступление по радио или на республиканских совещаниях – редчайшее явление). Например, никто из делегатов-коммунистов не выступил на последнем Всебелорусском народном собрании. Выступлений и статей руководителей КПБ и депутатов-коммунистов в массовых газетах и журналах по важнейшим социально-экономическим проблемам и событиям практически нет.
В бывших странах СЭВ положение компартий не лучше. Так, если в Социалистической единой партии Германии (ГДР была самой развитой из «социалистических стран») насчитывалось 2,3 миллиона членов, то в ее преемнице (Партии демократического социализма – ПДС) – всего 61,5 тысяч (2006 г.). На выборах в бундестаг ПДС получила в 1990-го – 2,4% голосов, в 1994 – 4,4%, в 1999 – 5,8%, в 2004 – 6,1%. И это в условиях, когда ни в одной из бывших социалистических стран, включая страны Прибалтики, СНГ и Восточной Европы (Чехия, Польша, Венгрия и др.), проведенные реформы (приватизация государственной собственности) не пользуются поддержкой основной части народа. Признать справедливость и законность результатов приватизации государственной собственности согласны всего лишь около 10–20% населения (в России – 10%), а остальные считают, что новые хозяева бывшей государственной собственности владеют ею не по праву.
Конечно, «провал социалистического эксперимента, – как подчеркнул Президент Республики Беларусь А.Г.Лукашенко, – не означает смерти коммунистических идей. Они будут живы, пока жив человек, поскольку в их основе – стремление к равенству и социальной справедливости».
Что же мешает
строительству социализма
в Республике Беларусь?
Может быть, президент? Но президент Республики Беларусь Лукашенко в прошлом – комсомольский работник, освобожденный парторг совхоза им.Ленина, замполит в военной части, председатель фракции «Коммунисты за демократию» бывшего Верховного Совета Республики Беларусь. Он неоднократно публично заявлял и заявляет о том, что из коммунистической партии не выходил, ни в какие другие партии вступать не собирается, а партийный билет до сих пор хранит в сейфе.
Может, строить социализм не хочет народ? Но белорусский народ (как и народы большинства других советских республик) на всесоюзном референдуме в марте 1991 года проголосовал за обновленный социализм и сохранение СССР (76,4%). Кстати, ни в одной из бывших республик СССР референдум по вопросу отказа от строительства социализма и необходимости приватизации государственной собственности на средства труда и природные ресурсы не проводили, так как ответ народа был предсказуем, и он не устраивал реформаторов. Например, в Республике Беларусь (единственной из республик, вынесшей вопрос о приватизации земли на референдум) против свободной купли-продажи земли проголосовало почти 90% принявших участие в голосовании! А реформаторы-коммунисты во главе с Горбачевым при разработке проекта реформирования СССР в первую очередь исключили из названия проектируемого содружества «независимых государств» слова «советский» и «социалистический»! В отличие от «реформаторов», народ понимал и понимает, что независимость республики совместима со строительством социализма и добровольным союзом республик.
Может, строительству социализма препятствует наша Конституция? Но Республика Беларусь – «унитарное демократическое социальное правовое государство», в котором «единственным источником государственной власти … является народ». Очевидно, что в социальном (лат. socialis – общественный) демократическом (лат. demos – народ, kratos – власть), а тем более и в правовом государстве собственность на средства труда должна быть социальной (общественной).
Так почему бывшие советские республики и страны СЭВ отказались строить социализм? Что мешает возвратить Республику Беларусь на путь строительства социализма? Причина одна – отсутствие научно обоснованного плана строительства социализма. Причина кризиса современного коммунистического движения – катастрофическое отставание теории социализма от требований социально-экономической практики. Сегодня большинство народа не поддерживает коммунистические партии потому, что их программы не дают конкретного и понятного народу плана строительства социализма как справедливого общества.
Маркс и Энгельс, как известно, план построения социализма не разработали. Они выявили наиболее существенные черты социализма (отсутствие классов, общественная собственность на средства труда, принцип «каждому – по труду») и указали на необходимость переходного периода, который, по их мнению, «не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата». О плане строительства социализма они писали «лишь в общих чертах». Не успел разработать конкретный план построения социализма и Ленин. «Мы не претендуем, – говорил он, – на то, что Маркс или марксисты знают путь к социализму во всей его конкретности. Это вздор. Мы знаем направление этого пути …, а конкретно, практически, это покажет лишь опыт миллионов …». При разработке новой программы партии после Октябрьской революции он подчеркивал, что «наша программа будет строиться не столько по книжкам, сколько из практики, из опыта». Кроме отсутствия плана строительства социализма, оставался еще открытым вопрос о возможности построения социализма в России, точнее, вопрос о том, «смолола ли Россия муку, из которой можно выпечь пирог социализма?» (как образно сказал Плеханов). С октября 1917 года по 1927 год среди социалистов, включая большевиков, шли острые дискуссии. К единому мнению не пришли. Открытыми остались фундаментальные вопросы: что такое общественная собственность, как превратить государственную собственность в общественную собственность, и каким образом на практике реализовать принцип «каждому трудоспособному – по труду».
После смерти Ленина Сталин и его окружение, взяв бразды правления страною в свои руки, силовыми методами прекратили дискуссии. Государственная собственность стала считаться общественной (социалистической) собственностью, хотя Маркс и Энгельс в категорической форме отвергали такое отождествление. Так, Энгельс в «Анти-Дюринге» писал, что если встать на такую точку зрения, то «должны быть признаны социалистическими учреждениями королевское общество морской торговли, королевская фарфоровая мануфактура и даже ротные швальни в армии (или даже всерьез предложенное … каким-то умником огосударствление … домов терпимости). Такой социализм он называл «фальшивым
социализмом».
Так был ли построен
социализм в СССР?
Существуют две принципиально разные формы («две крайности», по выражению Маркса) собственности (частная, общественная) и множество конкретных ее форм (артельная, кооперативная, акционерная, государственная, трудовая, нетрудовая и др.). Кстати, собственность может быть трудовой, а получаемая с ее помощью прибыль – нетрудовой (например, при использовании принудительного труда, включая наемный труд). Кроме того, собственность характеризуется не только формой, но и правами. Прав много, но главными для статуса хозяина являются два права: право владения и право распоряжения-управления. Не указывая прав собственности, мы не можем реально определить статус хозяина. Например, я могу работать наемным трактористом (право пользования); могу арендовать трактор (право распоряжения, ограниченное рамками договора аренды), но не работать на нем; могу купить трактор (право владения), но сдать его а аренду и не работать на нем и т.д. Если собственность является государственной, то право владения становится «формальным» (все являются законными владельцами), и главным для статуса хозяина становится право распоряжения-управления. Правом распоряжения-управления государственной собственностью в «социалистических странах», включая СССР, обладал партийно-хозяйственный аппарат (номенклатура), а не все трудящиеся. Следовательно, по праву распоряжения-управления эта собственность была частной собственностью номенклатуры (бюрократии), а не общественной (социалистической) собственностью. На возможность такой ситуации указывал Маркс: «Бюрократия имеет в своем обладании государство, … это есть ее частная собственность». Это «частная собственность, с бюрократией, представляющей всеобщего капиталиста». Отсюда следует, что социализм в СССР не был построен. Впервые об этом, хотя и в завуалированной форме, заявил Генеральный секретарь ЦК КПСС Андропов: «Если говорить откровенно, мы … до сих пор не изучили … общество, в котором … живем и трудимся, не … раскрыли ему присущие закономерности, особенно экономические. Поэтому … вынуждены действовать … эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок». Более откровенно об этом сказал Заместитель Председателя Совета Министров СССР, Председатель Государственной комиссии по экономической реформе академик Абалкин на XXVIII съезде КПСС: «Никакого социализма построено не было, и советские люди в условиях социалистического общества не жили, нельзя назвать социалистическим общество, в котором … трудящиеся отчуждены от собственности, экономической и политической власти». Сегодня это мнение является господствующим, в том числе среди ученых.
Таким образом, дело не в том, что нынешних руководителей коммунистических партий народ «не видит и не слышит», а в том, что даже если он их «видит, слышит, читает», то все-таки не воспринимает, так как они ему, грамотному народу, ничего сказать не могут, кроме критики существующей власти и тоски по прошлому. Можно заменить Зюганова на Иванова или Петрова, Симоненко на Шевченко или Петренко, Голубеву на Соловьева или Синицына и т. д., но ничего при этом принципиально не изменится.
Почему же Маркс и Энгельс не разработали конкретный план построения социализма? Конечно, в то время это не было первоочередной задачей. Так, Маркс писал: «… конструирование будущего и провозглашение раз навсегда готовых решений для всех грядущих времен не есть наше дело». Но все-таки суть не в этом. После Октябрьской революции эта задача стала самой актуальной, но она так и не была решена. Маркс, впервые в истории человечества предприняв попытку создания научной теории социально-экономического развития, встретился с непреодолимыми в его время трудностями. «Я смотрю на развитие экономической общественной формации как на естественноисторический процесс… Конечной целью моего сочинения является открытие экономического закона движения современного общества», – писал он в предисловии к первому тому «Капитала». Анализируемые им экономические уклады (азиатский, рабовладельческий, феодальный, буржуазный) являются, говоря языком современной науки, стационарными состояниями открытой им экономической общественной формации как нелинейной динамической системы. Поведение такого рода систем описывается нелинейными дифференциальными уравнениями, имеющими несколько решений, каждое из которых соответствует определенному стационарному состоянию. Это понимал как Маркс, так и Энгельс. Энгельс писал, что «…лишь дифференциальное исчисление дает… возможность изображать математически не только состояния, но и процессы движения». Проблема заключалась в том, что наукой того времени не была еще создана общая теория нелинейных дифференциальных уравнений. Это оказалось под силу лишь науке второй половины ХХ века. Вот почему Маркс и Энгельс писали о социализме лишь «в общих чертах», вот почему Ленин, не располагая конкретным планом строительства социализма, рассчитывал на «опыт миллионов». Сталин же, не обладая способностью Ленина творчески анализировать опыт, решил любыми средствами форсированно осуществить индустриализацию страны, считая, что высокий уровень развития производительных сил снимет вопрос о том, созрела ли страна для построения социализма, и автоматически приведет к новым (социалистическим) производственным отношениям. Как обычный хозяйственник он оказался в условиях разрухи на высоте, превратив в короткий по историческим меркам срок «малограмотную нищую Россию», «Россию сохи и лучины» в самую грамотную в мире аграрно-индустриальную страну, победившую гитлеризм, шагнувшую в космос и освоившую атомную энергию. Но социализм он все же так и не построил. Его преемники оказались еще менее способными к творческой и тем более к ответственной работе. В итоге огромная страна, первой объявившая о вступлении на путь строительства социализма, была развалена, а большинство населяющих ее народов отброшено в своем развитии на десятки лет назад.
Продолжение в № 14

Автор: 
Николай ЕГОРЕНКОВ, секретарь по экономике и идеологии Гомельского обкома КПБ, профессор кафедры «Экономика» УО «Гомельский государственный технический университет имени П.О.Сухого»
Номер газеты: