ПУЗЫРИ ЛЖИ НА ОСТРИЕ ФАКТОВ. Как защищать историческую правду?

Стремясь доказать свое право управлять великой страной, буржуазия, захватившая власть в 1991 году, не прекращает клеветать на советское прошлое. То появляются якобы документальные материалы о злодеяниях СМЕРШа, то телезрителей угощают очередным пасквилем на Сталина, то в печати и на телеэкране атакуют Ленина. Даже короткий репортаж в новостях может служить поводом для распространения измышлений о советском времени.

Так, в недавнем сообщении из Берлина о внуке бывшего посла Германии в СССР Курта фон Шуленбурга корреспондент НТВ Гольденцвайг мимоходом заметил, что до 22 июня 1941 года его дед якобы неоднократно пытался предупредить наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова о неминуемом нападении Германии на нашу страну. «Но безуспешно», – уверял корреспондент НТВ.

На самом деле никаких предупреждений со стороны Шуленбурга не было. Даже после вызова к В.М.Молотову 21 июня 1941 года Шуленбург умолчал о том, что нападение Германии – дело ближайших часов. Во время состоявшейся тогда беседы Молотов обратил внимание посла на многочисленные нарушения советской границы немецкими самолетами. Молотов сказал: «Есть ряд указаний на то, что германское правительство недовольно советским правительством. Даже циркулируют слухи, что близится война между Германией и Советским Союзом. Они основаны на том факте, что до сих пор со стороны Германии еще не было реакции на сообщение ТАСС от 14 июня. Оно даже не было опубликовано в Германии. Советское правительство не в состоянии понять причин недовольства Германии. Я был бы признателен, если бы вы, господин посол, смогли объяснить мне, что привело к настоящему положению дел в германо-советских отношениях».

Ответ Шуленбурга был таков: «Я не могу дать ответа на этот вопрос, поскольку я не располагаю относящейся к делу информацией... Однако я передам ваши слова в Берлин». Но факты не нужны российским электронным СМИ. Они переворачивают истину на 180 градусов, объявляя Шуленбурга другом нашей страны, а Молотова – ее врагом.

К сожалению, многие зрители, особенно те, кто помоложе, могут поверить корреспонденту НТВ. Но постоянное распространение лжи оказывает ядовитое воздействие на сознание даже лиц пенсионного возраста, которые забывают свое прошлое, заменяя свои воспоминания кошмарными фантазиями клеветников. Так, одна немолодая дама, врач по профессии, уверяла меня в том, что в советское время ведение дневников было запрещено.

Некоторые пожилые люди активно участвуют в распространении небылиц. Мой знакомый ветеран войны пересказывал мне байки, которые поведал ему сосед по больничной палате. Он, например, уверял, что президент Академии медицинских наук Н.Н.Бурденко отказался подписывать протокол Комиссии по расследованию расстрела польских офицеров немецко-фашистскими войсками в Катынском лесу и покончил жизнь самоубийством. Лишь после того, как я указал, что комиссия завершила свою работу в 1943 году, а Н.Н.Бурденко умер от тяжелой болезни в 1946-м, мой собеседник стал сомневаться в достоверности лживой байки.

Как бороться против лжецов? В советское время Агния Барто в своем стихотворении рассказала, как, столкнувшись с постоянным враньем одноклассника Сережи, его друзья не могли сразу придумать, как же его остановить: «Как Сережу отучать? Приложить ко рту печать? Ключ приделать к языку? Нет! Кричать ему: ку-ку!»

Однако прежде чем закричать «ку-ку!», надо доказать лживость сказанного. За последние десятилетия защитники исторической правды обрели немалый опыт ее защиты, применяя разнообразные приемы для разоблачения господствующей лжи. Можно предложить некоторые из таких приемов, доказавшие свою эффективность.

***
Антисоветская ложь зачастую претендует на опровержение правдивых фактов о прошлом нашей страны, а потому для нее часто характерна громогласная сенсационность. На деле подобные шумные «разоблачения» строятся на фальшивках или ничем не подкрепленных заявлениях и поэтому напоминают «пузыри», создаваемые финансовыми спекулянтами. Как и финансовые пирамиды, обеспеченные не реальными ценностями, а лишь голословными обещаниями о возможности быстро обогатиться, «пузыри» антиисторических сочинений не имеют ничего общего с фактами, а потому уязвимы. Их можно проколоть острым свидетельством правды.

История – точная наука. Допуская разные интерпретации совершившихся общественных процессов, исторические исследования опираются на неоспоримые события, их даты, подлинные имена исторических персонажей, точные названия существовавших организаций, географических мест.

То, что лживую историю можно опровергнуть даже одним правдивым свидетельством, стало ясно герою рассказа американской писательницы Карсон Маккалерс «Мадам Зиленски и король Финляндии». Преподаватель музыки мистер Брук долго подозревал свою коллегу по музыкальному училищу мадам Зиленски во лжи. Однако Брук не мог уличить Зиленски, пока та не стала вдохновенно рассказывать историю о своих приключениях в Финляндии в 1930-х годах. При этом Зиленски заметила: «Однажды, когда я стояла перед кондитерской, по улице на санях проехал король Финляндии». Зная, что Финляндия в ту пору была республикой, мистер Брук понял, что собеседница врет и никогда не была в этой стране.

Поскольку лживая версия зачастую строится на игнорировании важных деталей в повествовании, внимание к ним помогает разоблачить вруна. Герои романа Ф.М. Достоевского «Подросток» Версилов и его сын опровергли сочинение досужего болтуна Петра Ипполитовича о том, как в царствие Николая I с улицы Петербурга остроумным способом убрали огромный камень, так как вспомнили, что камень по-прежнему стоит на улице.

Порой абсурдность лживой версии разоблачается указанием на технические свойства предметов, которые упомянуты в рассказе. Виктор Правдюк в своем 90-серийном фильме «Вторая мировая война» уверял, будто во время войны для преодоления танками минных полей посылали красноармейцев, под ногами которых мины взрывались. (Его поддержал некий пользователь интернета Антон П.) Чтобы опровергнуть эту чудовищную ложь, писатель В.С. Бушин обратился за разъяснениями к Маршалу Советского Союза Д.Т. Язову. Опровергнув это измышление, маршал указал, что противотанковая мина срабатывает лишь в том случае, когда на ее взрыватель оказывается давление в 200–250 килограммов. Разумеется, солдат такого веса в Красной Армии не могло быть.

Как и при расследовании уголовного преступления, указание на неопровержимые вещественные улики разоблачает тех, кто пытается пустить следствие по ложному следу. Поэтому обнаружение гильз от пуль немецкого производства (марка «Гезо», серия D, калибр 7,65 мм) в могилах в Катынском лесу разоблачило лживость геббельсовской пропаганды об ответственности советских властей за расстрел польских офицеров. Эти свидетельства были предъявлены на Нюрнбергском процессе и стали частью обвинений для главных военных преступников. Это доказательство, а также другие свидетельства (в частности, бечевки, которыми связывали руки расстреливаемых, тогда производились в Германии, но не в СССР) не оставляли камня на камне от клеветнических геббельсовских обвинений в адрес советских властей.

Однако клеветники пользуются тем, что с годами свидетельства забываются, а потому Катынское дело снова было взято на вооружение врагами советской власти. В 1993 году по решению правительства Б.Н. Ельцина была создана комиссия, которая предприняла попытку опровергнуть давно доказанные выводы о вине гитлеровцев. После нескольких месяцев работы 2 августа 1993 года членами комиссии было подписано «Заключение комиссии экспертов главной военной прокуратуры по уголовному делу № 159 о расстреле польских военнопленных из Козельского, Осташковского и Старобельского спецлагерей НКВД».

Чтобы доказать подлинность немецких свидетельств, авторы «Заключения» голословно утверждали: «Военных расстреливали в подвальном помещении по одному выстрелом в затылок из немецкого пистолета «Вальтер». Никаких свидетельств о наличии злополучного «Вальтера», с помощью которого якобы были расстреляны тысячи польских офицеров, ельцинские «эксперты» предъявить не смогли. Кроме того, клеветников подвела склонность мыслить расхожими стереотипами. Из антисоветской литературы они запомнили, что «в НКВД расстреливали в подвалах». Поэтому они даже не удосужились ознакомиться с документами, из которых следовало, что гильзы от немецких патронов были обнаружены в могилах, вырытых в лесу. Ясно, что они туда попали во время расстрелов в лесу польских офицеров.

Невозможно предположить, что после расстрелов в подвале гильзы собрали с пола, чтобы затем захоронить вместе с трупами. Подобные действия были бы уместны, если бы служащие НКВД заранее знали, что через год немцы займут Смоленскую область, затем раскопают могилы и, к своему смятению, обнаружат, что гильзы от патронов были немецкими. Большего абсурда трудно было придумать.
Лишь вопиющее игнорирование правды правительством Польши при поддержке руководителей России позволило снова надуть этот уже давно проколотый и выброшенный на свалку истории пузырь лжи.
Порой для разоблачения лживых версий, которые опираются на фальшивые материалы, нужны свидетельства экспертов. Подделка многих писем, с помощью которых клеветники пытались опорочить Ленина и Сталина, была разоблачена как только установили особенности пишущих машинок, на которых они были отпечатаны. Внимательное изучение писем, якобы посланных из разных городов Европы Лениным и направленных ему в одно и то же время (их содержание должно было доказать сотрудничество В.И. Ленина с германским генштабом), показало, что на всех них были одинаковые изъяны в одних и тех же буквах. Это означало, что все бумаги печатались на одной пишущей машинке. А ведь фальсификаторы и популяризаторы этих фабрикаций уверяли, будто письма были отправлены разными людьми из разных городов мира почти одновременно.

***
Фальсификаторы истории обычно прибегают к ее вульгаризации, игнорируя сложность и противоречивость происходивших событий. В лжеистории действие развивается по упрощенным, стандартным сюжетам, в которых действуют люди-маски: Злодей, Плут, Благородный Рыцарь, Невинная Жертва. При этом авторы таких лживых, примитивных версий старательно устраняют все факты, которые им противоречат.

Сведение советской истории к однозначным и сокращенным до предела формулам привело к тому, что значительная часть фактов, относящихся к советскому прошлому, оказалась в тени. Именно таким образом препарирована советская история в проекте «Историко-культурного стандарта», составленного рабочей группой по подготовке концепции нового учебно-методического комплекса по отечественной истории. Представленный в нем перечень «понятий и терминов», «персоналий», «событий и фактов», относящихся к советскому времени, свидетельствует о том, что сжатое до предела изложение истории позволяет неоправданно преувеличить значение сравнительно частных событий, имен, понятий эпохи и устранить важнейшие вехи истории.

Так, о литературной жизни 60–70-х годов упомянуто лишь в связи с выходом в свет рассказа А.И. Солженицына. Это событие поставлено в один ряд с запуском в космос первого советского спутника и полетом Юрия Гагарина (о других событиях, связанных с покорением космоса, в «Стандарте» не сказано ни слова). Примитивная «стандартизация» привела к тому, что об индустриализации, коллективизации, культурной революции в предвоенные годы читатель учебно-методического комплекса узнает чрезвычайно мало. Зато много сказано о голоде в начале 1930-х годов и «шарашках», которые изображены ведущими научными лабораториями страны. «Стандарт» отражает восторжествовавшие в последние два десятилетия произвольно окургуженные, а потому искаженные оценки советского прошлого.

Поэтому внимательное освещение тех сторон прошлого, которые оказались за пределами предвзятых представлений, позволит разоблачить лживость распространяемых ныне антиисторических версий. Чтобы показать масштабы предвоенной индустриализации, необходимо привлечь не только цифры о беспрецедентных темпах роста промышленного производства, но и показать качественное преобразование советской промышленности, создание таких отраслей производства, которых прежде не было в России.

Хотя коллективизация в нашей стране осуществлялась с огромными трудностями, вызванными яростным сопротивлением врагов социализма и ошибками партийных руководителей, она помогла решить стране проблему снабжения продовольствием накануне и во время войны. Для разоблачения нынешних мифов о коллективизации сельского хозяйства, которая ныне объявлена катастрофой, следует привести данные о том, как выросла техническая вооруженность села в 30-х годах. В 1928 году сельское хозяйство страны имело 27 тысяч тракторов, всего лишь два комбайна и 700 грузовых машин. Уже в 1940-м в распоряжении колхозов и совхозов имелась 531 тысяча тракторов, 182 тысячи комбайнов и 228 тысяч грузовиков.

Возросшая в результате механизации производительность сельскохозяйственного труда позволила существенно увеличить производство продуктов питания. Если в 1913 году 130,7 миллиона российских крестьян обеспечивали продовольствием себя и 18,4 миллиона горожан, то в 1940 году 131 миллион работников сельского хозяйства СССР смог обеспечить продовольствием не только себя, но и городское население, которое к тому времени достигло 63,1 миллиона. Благодаря этому страна оказалась обеспеченной продовольствием накануне и даже в тяжелые годы войны, несмотря на утрату пахотных земель Украины, а затем и Северного Кавказа.

Эти достижения советского сельского хозяйства клеветники отрицают. В ходе съемок одного из выпусков телепередачи «Суд времени» о предвоенных преобразованиях в советском хозяйстве антисоветчики упорно твердили о том, что в те годы население оказалось обреченным на недоедание и голод. Не отрицая немалых трудностей и даже трагических событий начала 30-х годов, защитники советского строя указывали на то, что уже в середине тридцатых продовольственное снабжение резко улучшилось. При этом Н. Сванидзе, который играл роль арбитра в этой передаче, спросили, как он относится к книгам Валентина Бережкова. Поскольку этот автор в последние годы своей жизни не раз атаковал Сталина и его время, Сванидзе сказал, что с доверием относится к нему.

После этого на огромный монитор была выведена следующая цитата из книги воспоминаний Валентина Бережкова «Рядом со Сталиным», где содержался перечень продуктов, которые в 1935 году появились в магазинах: «В деревянных кадках стояла черная и красная икра по вполне доступной цене. На прилавках лежали огромные туши лососины и семги, мясо самых различных сортов, окорока, поросята, колбасы, названия которых теперь никто не знает, сыры, фрукты, ягоды – все это можно было купить без всякой очереди и в любом количестве. Даже на станциях метро стояли ларьки с колбасами, ветчиной, сырами, готовыми бутербродами и различной кулинарией. На больших противнях были разложены отбивные и антрекоты. А в деревнях в любом дворе в жаркий день... вам выносили кружку молока или холодной ряженки и не хотели брать деньги». Хотя наши оппоненты тут же стали атаковать Бережкова, которому высказали доверие пару минут назад, было очевидно, что их ложь была разоблачена.

Внедренное в общественное сознание представление о том, что период с 1964 по 1982 год был «застойным», разоблачается множеством фактов, которые противоречат этому штампу. Известно, что, несмотря на некоторое снижение темпов развития в эти годы, экономический подъем в стране не прекращался и СССР постепенно обгонял другие страны мира по промышленному производству. К середине 70-х годов Советский Союз вышел на первое место в мире по производству угля, железной руды, цемента, стали, нефти, минеральных удобрений и ряда других продуктов. Общий прирост промышленной продукции позволил СССР добиться военно-стратегического равновесия с США. Эти достижения позволили совершить подлинную революцию в быту советских людей. Если в 1960 году из 100 семей лишь 8 имели телевизоры, 4 – холодильники и 4 – стиральные машины, то к концу 1982-го телевизоры были в 91 семье, в 89 – холодильники и в 70 имелись стиральные машины. Заметно увеличилось число людей, приобретших новые, комфортабельные городские квартиры. Рост благосостояния советских людей отразился и в увеличении населения на 40 миллионов человек за эти 18 лет.
Порой разоблачение расхожих представлений требует привлечения новых документов и глубокого анализа, позволяющего по-иному трактовать целый исторический период. Обнаружив ряд документов, которые прежде были неизвестны историкам, а также осуществив аналитическую работу по сопоставлению разнообразной информации относительно наиболее существенных событий середины 30-х годов, историк Юрий Жуков по-новому осветил их и опроверг расхожий штамп о «сталинских репрессиях» этого периода.

Внимание Жукова ко многим страницам прошлого, находившимся вне поля зрения исследователей, позволило ему опровергнуть устойчивые представления об ответственности Сталина и его ближайшего окружения за эти репрессии и установить имена тех, кто был их инициатором. Одновременно освещение наиболее важных событий середины 30-х годов позволили Юрию Жукову раскрыть сложную борьбу вокруг конституционных реформ, которая происходила в советском руководстве. Он предъявил неоспоримые свидетельства того, что Сталин и его ближайшие союзники вопреки сопротивлению многих местных партийных руководителей стремились добиться проведения в стране не только тайных, прямых, равных и всеобщих выборов, но и голосования с несколькими кандидатами в депутаты. Так темная полоса советской истории была освещена, а ложь клеветников опровергнута.

Особенно много лжи нагорожено в характеристиках различных исторических фигур прошлого. Демонизация советских руководителей и идеализация врагов советской власти сопровождают изложение 74 лет советского прошлого. Как правило, для характеристики советских руководителей их враги прибегают к брани и для доказательства правоты своих оценок приводят сомнительные сведения. В своем антикоммунистическом сочинении «Мастера обмана» шеф ФБР Эдгар Гувер потряс своих богобоязненных читателей сообщением о том, что еще в детстве юный Володя Ульянов сорвал со своей шеи крестик, бросил на землю и плюнул на него. Такой «факт» должен был, по мнению главы ФБР, доказать порочность Ленина и марксизма-ленинизма. Для дискредитации же Сталина Юрию Бореву потребовалось несколько тысяч баек, которые сочиняли и распространяли в кругах столичной интеллигенции.

Поэтому для разоблачения лжи относительно советских руководителей необходимо использовать правдивые сведения об их биографиях, воспоминания очевидцев о встречах и беседах с ними, но главное – обращаться к свидетельствам их практической деятельности и творческого наследия. Только таким образом можно представить глубокую и всестороннюю характеристику советских руководителей той эпохи.

В то же время привлечение разнообразных фактов, позволяющих создать полноценное представление о том или ином историческом деятеле, разбивает идеализированные образы, спешно созданные сочинителями примитивных исторических версий. Во время открытия памятника Лавру Корнилову в Краснодаре 13 апреля с.г. было сказано немало восторженных слов о блистательном генерале, «слуге царю», «отце солдатам». Однако вряд ли ораторы, среди которых было немало бывших местных работников КПСС, внимательно ознакомились с воспоминаниями коллег Корнилова, очевидцев его деятельности и даже с его биографией.

Из документов тех лет и воспоминаний лиц, лично знавших генерала, ясно, что в годы Первой мировой войны «талантливый полководец» постоянно терпел поражения на поле боя. Ознакомившись с этими материалами, современные поклонники генерала могли бы узнать, как «отец солдатам» губил подчиненных ему солдат и офицеров во всех проведенных под его руководством операциях, так как не продумывал их толком. Они бы увидели, что, обласканный царем, Корнилов первым делом после назначения на пост начальника Петроградского военного округа арестовал семью свергнутого императора. Они бы могли задуматься, какая невидимая рука за 12 дней 1917 года превратила командарма Корнилова в Верховного главнокомандующего. Неопровержимые свидетельства показывают, что Корнилов послушно выполнял указания тех, кто тайно руководил организацией контрреволюционного переворота. А среди них были не только богатейшие люди России, но и иностранные державы.

Беспощадными расправами с мирными жителями был отмечен путь «радетеля о России» Корнилова по Кубани весной 1918 года. Авантюризм Корнилова неумолимо вел Белую гвардию к поражению. Лишь гибель Корнилова, официальное объяснение которой вызывает сомнения, позволило белым отказаться от авантюристического плана штурма Екатеринодара и отойти от города.

Таким образом, для разоблачения произвольно сокращенных версий исторических событий, а также лживости идеализированных или демонизированных портретов деятелей прошлого защитники исторической правды должны вооружать себя обильной информацией о прошлом и умело применять ее в борьбе против идейных противников.

Автор: 
Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
1 + 4 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.