Особый путь белорусской компартии

Разговор сотрудника Пензенской областной газеты КПРФ «Пензенская искра» с первым секретарем Центрального Комитета Коммунистической партии Беларуси Игорем Васильевичем Карпенко о теории и практике.

- Уважаемый Игорь Васильевич, белорусская компартия работает в особых условиях. По сути, в Беларуси реализуется программа социализма, хотя об этом и не принято говорить. Беларусь - социальное государство. Какие основные направления деятельности Коммунистической партии Беларуси? В чем вы видите задачи КПБ?

- В Конституции Беларуси написано, что мы строим социальное государство с рыночной экономикой.

Да, у нас действительно есть законодательный акт, который определяет, что недра, земля, такие важные отросли экономики, как энергетика, транспортная система, основополагающие предприятия, от которых зависит работа экономики, могут находиться исключительно в государственной форме собственности. Теоретические проблемы социализма 21 века занимают важное место в современной общественно-политической практике. Здесь в качестве ключевых выделяется тема понимания общественной формы собственности на средства производства, то о чем писали Ленин и Маркс, в свое время. И хотя в сентябре 1917 года В.И.Ленин в работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» определял социализм как «государственно-капиталистическую монополию, обращенную на пользу всего народа», мы не можем утверждать, что государственная форма собственности равнозначна общественной. Если внимательно проанализировать работы классиков марксизма-ленинизма, то мы увидим, что утверждение общественной собственности на средства производства должно коренным образом изменить цели развития этого производства, где свободный рынок и конкуренция должны быть заменены плановой организацией экономических процессов, обеспечивающих всеобщую занятость работоспособного населения и создающих условия для всестороннего развития личности.
Говорить о том, что мы сегодня в Беларуси построили социализм, рано. Хотя в чем-то Вы правы. Мы идем путем, который, наверное, ближе к социалистическому, нежели в других странах постсоветского пространства. Во-первых, белорусское государство очень активно регулирует экономические процессы, во-вторых, у нас плановое ведение хозяйства, в-третьих, сегодня государство очень четко включает механизмы регулирования распределения так называемой добавленной стоимости, которая формируется в том числе и на предприятиях государственной формы собственности.

Куда она идет? На социальные проекты, на реализацию социальных программ, в частности: оздоровление детей, укрепление здоровья населения и так далее. У нас сегодня на ряде предприятий есть свои оздоровительные лагеря, профилактории, физкультурно-спортивные базы. Накануне президентских выборов проходит Всебелорусское народное собрание, где рассматриваются итоги предыдущего пятилетнего плана, и принимается новый пятилетний план. Коммунисты участвуют в таких собраниях.

- Беларусь все-таки строит социализм? Или он уже построен? Или Беларусь строит что-то другое?

- Часто приходится слышать, что Беларусь строит социализм. Но коммунисты так пока не считают, по той причине, что социализм - это, прежде всего, общественная собственность на средства производства. Однако, как я уже говорил, мы ближе к социалистическому пути развития, чем, к примеру, Россия.

Да, президент нигде не говорит, что мы строим социализм.

Нигде, ни в одной государственной программе это не записано. Но если проанализировать программы социально-экономического развития, которые принимаются на пятилетку, то мы увидим, что они очень схожи с программными положениями КПБ.

Сегодня дать однозначный ответ, что подразумевали Маркс и Ленин под общественной собственностью на средства производства, сложно. Это серьезная теоретическая проблема, которую необходимо исследовать и ученым, и практикам, и левым партиям с учетом современных реалий. Мы не раз уже эту тему обсуждали на международных встречах коммунистических и рабочих партий. Мне кажется, что нужно исходить от добавленной стоимости, потому что и государственное, и частное предприятие создают эту самую стоимость. И создают ее не только при помощи средств производства, но и при помощи наемного труда, внедрения новых технологий, закладывают в нее прибыль, налоговые платежи, амортизационные отчисления и др. На мой взгляд, общественный характер проявляется в распределении этой самой добавленной стоимости. Если она распределяется в виде социальных выплат и премиальных всем работникам, то это один вариант общественного распределения. А если, допустим, распределяется в карман одного директора или кучки так называемых владельцев, да еще к тому же выводится за пределы страны в виде покупки яхты или какой-то недвижимости на Лазурном берегу, то это другой вариант общественного распределения. Общественный характер собственности определяется и тем, что трудящиеся выступают как коллективные собственники не только средств производства, но и произведенного продукта, доли которого должны быть распределены между всеми членами общества. Это так называемый принцип распределения по труду. И здесь, на мой взгляд, нужно усиливать роль коллективного договора между трудовым коллективом и администрацией или владельцами предприятия. Через коллективный договор реализуется право коллектива на участие в управлении предприятием и распределением добавленной стоимости. Возможно, при соответствующей корректировке через коллективный договор также будет проявляться общественный характер собственности. В общем, эта тема довольно интересная и перспективная с точки зрения научного поиска.

Вместе с тем, в Беларуси сегодня нет такого дичайшего расслоения населения, как в других странах. У нас нет олигархического капитализма, который есть, к примеру, в Украине. У нас есть примеры национализации - это кондитерская фабрика “Коммунарка”. Что там творилось? Американский владелец, держатель контрольного пакета акций через подставные третьи фирмы закупал какао-бобы дороже, чем, если бы купили на международной товарной бирже. Фактически это было вымывание средств из страны. Современный капитализм приобретает такие извращенные формы, что в теории Маркса и Ленина порой сложно найти ответы. Ведь когда Маркс писал свой знаменитый “Капитал”, капитализм имел совершенно другие формы. Современный капитализм видоизменяется, в том числе и под воздействием левых идей, мимикрирует под определенные социальные и политические процессы, обрушивая на людей огромный поток лживой информации. Появились акционерные общества, якобы есть держатели акций - физические лица. Только вдруг выясняется, что дивиденды никто не получает, а богатеет исключительно группа управленцев этим акционерным обществом. Куда что уходит, как уходит - непонятно. Вроде бы обещали все блага капитализма и допустили народ до ваучеровой приватизации, но в итоге большинство народа не сводит концы с концами, а собственность оказалась в руках отдельных малочисленных групп людей.

- Поэтому и важна роль государственного регулирования?

- Совершенно верно. Беларусь не пошла по пути повальной приватизации. Государство активно регулирует экономические процессы. Хотя нам извне постоянно пытаются навязать либеральную модель, что нужны реформы и свободный рынок, который сам все отрегулирует, что спрос рождает предложение. Взять сегодня любую страну, хоть те же США, если там государство сказало: «Вводим санкции против России, торговать с ней нельзя», ни одно предприятие не полезет на рожон, все будут выполнять требования государства. То есть, на лицо государственное регулирование экономического процесса. Хотя сегодня никто не обвинит Америку, что там нет свободного рынка. Это очень тонкие темы, над ними надо работать нашим теоретикам, и, прежде всего, ученым социалистической ориентации.

Почему Беларусь ближе к социалистической модели? Государство активно регулирует экономические процессы, у нас плановое ведение хозяйства. Мы сохранили в государственной форме собственности основополагающие отрасли экономики. Земля у нас не является объектом купли-продажи. У нас можно приобрести в частную собственность землю, но под жилое строение не более 25 соток: под дачу, дом, приусадебный участок. Но это не значит, что ты потом можешь этот дом продать для того, чтобы кто-то там построил автозаправку. В основном земля либо сдается в аренду на длительный период, либо дается в пользование. Нас за это тоже постоянно подвергают критике либералы-рыночники. Однако будущее сельского хозяйства за крупно-товарным сельскохозяйственным производством, так как оно более конкурентоспособно. А если еще оно включает цикл переработки, и получает еще более высокий уровень добавленной стоимости, а эти средства направляет на развитие всего замкнутого цикла, начиная от заготовки кормов, создания доильного стада и т.д. То преимущество такого крупно-товарного производства очевидно. Я был в Молдове. Смотришь на поля, полоса земли обработана, пару полос не обработаны. В чем проблема? Оказывается, раздали там землю, приватизировали. Кто-то может купить трактор и нанять людей, обработать эту землю, а кто-то не может. Начинается неразбериха. А если необходимо создать крупно-товарное производство, то возникает проблема. Эта чересполосица мешает. В Беларуси земля не стала объектом купли-продажи, поэтому у нас такой проблемы нет. В Беларуси не просто сохранили крупные сельскохозяйственные производства в виде колхозов, либо сельхозпредприятий государственной формы собственности, но и активно их модернизируют. А это уже вопрос продовольственной безопасности страны. У нас есть и частные фермерские хозяйства. Но земля у них тоже в пользовании находится, как и у колхозов. В этом плане у всех равные условиях. Задача фермера - производить сельскохозяйственную продукцию, а не землю делить на куски, перепродавать и за счет этого какие-то барыши складывать в карман. Поэтому и здесь Беларусь тоже ближе к социалистическому пути развития. Не случайно к нам приезжают из других стран перенимать опыт.

- Коммунисты, которые работают в органах власти, в исполнительных, представительных структурах активно участвуют в этих процессах, в жизни страны, в выборе ее пути?

- Компартия Беларуси сегодня в двойственном положении. С одной стороны мы имеем своих представителей в органах исполнительной и представительной власти. Однако это не то подавляющее большинство, которое бы подтверждало статус правящей партии и давало право на реализацию своей партийной программы. Вместе с тем у нас есть возможность высказываться по ключевым аспектам социально-экономического развития. На выборах в парламент, и в местные советы, и на президентских выборах мы выступаем в широкой коалиции с лево-патриотическими силами. Это и общественные объединения, и ряд политических партий левого толка. Мы выступаем в такой широкой коалиции еще и для того, чтобы противостоять так называемой оппозиции, которая используя деньги и поддержку своих западных спонсоров пытается столкнуть страну с намеченного социально ориентированного пути развития, который мы определили путем референдума.

- Чего не было, например, на Украине...

- Да, Украина сегодня - пример показательный, к чему ведет игнорирование воли народа. Там же камень преткновения: куда двигаться на запад или на восток. Не проводя референдума, взяли и подписали ассоциацию с Евросоюзом. В результате регионы, которые завязаны на экономические связи, прежде всего, с Россией, взбунтовались. Люди реально понимают, что движение на запад, ассоциация с Евросоюзом - это не приобретение рынка, а, наоборот, потеря определенной доли рынка. Российского, в первую очередь, Таможенного Союза, Экономического Союза, который сейчас формируется. Поэтому это не простая тема для Украины. А еще добавьте к тому же, что до власти дорвались крайне правые, радикально настроенные националисты, которых с молчаливого согласия властей выпестовали за 23 года независимости Украины.

- А почему курс на интеграцию с Россией и Таможенным Союзом Вам кажется более перспективным, чем курс на интеграцию с западом и Евросоюзом?

- Мы в свое время, в 1995 году сразу после выборов президента, провели референдум и взяли курс на интеграцию с Россией. Фактически весь этот период мы восстанавливали разрушенные после развала СССР экономические связи, и понятно, что сегодня главные торговые партнеры Беларуси - это Россия и страны СНГ, и никак не Евросоюз. Сегодня ЕС много говорит о свободе рынка, каких-то преференциях в рамках ВТО и т.д. На самом деле этого ничего не происходит. Мы видели, как вступали в Евросоюз Венгрия, Болгария, Румыния и т.д. Фактически они были вынуждены уничтожать даже те предприятия, которые у них были. Где сейчас знаменитый венгерский завод «Икарус»? Производство свернули, людей фактически выбросили на улицу. Ведь при вступлении были установлены определенные квоты и требования. То же происходило в Прибалтике. Мы прекрасно понимаем, что с нашей структурой экономики нам нужно искать какие-то другие пути. Потому что уволить 15-20 тысяч работников предприятия “МАЗ” или Тракторного завода мы не можем. Конечно, надо думать о том, чтобы экономика Беларуси видоизменялась с учетом того, что мировая конкуренция очень жесткая и конъюнктура международных рынков быстро меняется. А мы завязаны сегодня на международные рынки, потому что в Беларуси экспортно-ориентированная экономика. То есть, то, что мы сегодня производим внутри страны, мы не можем потребить исключительно на внутреннем рынке, нам надо это вывезти за пределы и получить соответствующие доходы. Поэтому мы активно занимаемся реструктуризацией экономики, внедряем новые промышленные и энергосберегающие технологии, it-технологии и т.д., создали Парк высоких технологий. Большое внимание уделяем модернизации производства, потому что если эту модернизацию не провести, мы можем в этой масштабной конкурентной борьбе отстать со своими товарами. И нам надо модернизироваться для того, чтобы конкурировать на международном рынке и чтобы держать свой сегмент, который у нас уже есть, и расширять его.

- В России в этом году состоялись олимпийские игры, идет подготовка к чемпионату мира по футболу. Все эти крупные спортивные соревнования серьезно отражаются на жизни обычных людей. К примеру, деньги, которые могли пойти на «социалку» тратятся на строительство спортивных объектов, которые после завершения соревнований становятся обузой. Они никому не нужны, их дорого содержать. А как на жизни минчан и белорусов отобразилось проведение Чемпионата мира по хоккею?

- Мы ничего не строили в Минске того, что нам не пригодилось бы после Чемпионата мира. Мы построили еще одну новую арену («Чижовку») на почти 9 тысяч зрителей с тренировочной площадкой на 450 зрителей. Она нам была нужна в Минске. Сегодня наша команда «Динамо» играет в КХЛ, к нам приезжает много артистов международного уровня, которые хотели бы выступить на минской арене и часто происходят накладки, связанные с игрой в матче КХЛ и возможностью выступить тех или иных артистов. Некоторые артисты фактически за год, за два заказывают эти площадки. Поэтому нам иногда приходилось уходить на Бобруйск-арену, а это 120 километров от Минска. К тому же, построив «Чижовку-арену», мы преобразили целый микрорайон. Это был старый микрорайон постройки 60-ых годов с панельными «хрущевками». Мы сделали в этом микрорайоне магистраль, которая выходит на кольцевую автодорогу. Появился объект, где проходят тренировки детских команд, массовые катания, соревнования по спортивным танцам и индорхоккею, молодежно-студенческие дискотеки. В здании арены разместился хоккейный клуб «Юность». В этом помещении можно проводить различные спортивные и культурно-массовые мероприятия. Весь третий этаж выделен под торговые точки, которые работают повседневно. Впервые новогодняя елка собрала порядка пяти тысяч жителей микрорайона возле этого комплекса, где была установлена концертная площадка. Как видите, этот объект многофункционален.

Еще мы построили гостиницы. Кто-то возмущался, зачем столько гостиниц строить? Да, в Минске до Чемпионата мира были гостиницы, но все они были четырех-, пятизвездочные. А вот гостиниц эконом-класса не хватало. Поэтому ничего нет плохого в том, что мы построили 4 гостиницы эконом-класса. Мы использовали под расселение гостей чемпионата студенческую деревню. То есть фактически у нее двойное назначение, мы построили студенческие общежития, в которых сейчас проживают студенты. Нам это было необходимо. Но мы использовали эту студенческую деревню в период чемпионата для размещения болельщиков и стоимость номеров там была от 20-30 долларов в сутки. Это не очень дорого с точки зрения проведения таких масштабных соревнований, которые проходили в Минске.

Мы сделали ряд транспортных развязок, которые тоже необходимы городу. И они сегодня востребованы. Поэтому мы ничего не строили того, что нам не пригодится в дальнейшем для развития города. Построенные объекты и модернизированная инфраструктура позволят и в дальнейшем принимать различные международные мероприятия. Так, например, принято решение проводить в Минске в следующем году Чемпионат мира по футзалу. Вся инфраструктура города сделана таким образом, что мы можем принимать соревнования любого уровня. Проведение в Минске мероприятий международного уровня - это привлечение туристов, а развитие отрасли туризма - важная экономическая задача для города. Фактически это те доходы в экономику страны, которые могут быть компенсированы из-за частичных потерь каких-то международных рынков, снижением продаж тех или иных товаров, которые у нас производятся. У нас нет ни газовой трубы, ни нефтяной скважины, мы должны очень гибко работать, в этом быстро меняющемся глобальном мире, находить пути решения тех экономических проблем, которые выдвигает мировой рынок.

- Я каждый раз, приезжая в Минск, обращаю внимание на чистоту города. Город благоустроенный и комфортный для жизни. В нем много скверов, парков, фонтанов, площадок для отдыха, памятников истории и архитектуры и т.д. Как удалось всего этого добиться?

- Вы же знаете, что после Великой Отечественной войны город был весь разрушен. Сохранилось буквально десяток зданий. Несколько из них, по счастливой случайности, одного архитектора - Иосифа Лангбарда. Это здания Дома Правительства, Академии наук, Дома офицеров, Большого академического театра оперы и балета. Самый древний памятник на территории города - это церковь Петра и Павла на улице Немига. Ей в прошлом году исполнилось 400 лет. Сегодняшние улицы и микрорайоны Минска это то, что построили за 70 лет после освобождения Минска от немецко-фашистских захватчиков. Хотя город имеет почти тысячелетнюю историю. Впервые Минск упоминается в 1067 году. Мы очень бережно и трепетно относимся к исторической составляющей нашего города, и мы выделяем средства, реставрируем, восстанавливаем памятники архитектуры, которые связаны с историей города. В частности была восстановлена ратуша. Сегодня здание ратуши имеет двойное назначение. Здесь мы проводим различные официальные городские мероприятия, так же здесь принимаем туристов, которые знакомятся с музейными экспозициями. Мы восстановили на старых фундаментах церковь Святого Духа. В различные периоды она принадлежала разным конфессиям, а сейчас там находится филармонический зал. Мы восстановили гостиницу при монастыре бернардинцев. Чтобы сохранить этот исторический топоним, гостиницу назвали “Монастырская”. Буквально накануне Дня независимости мы открыли музей гужевого транспорта, который использовался в Минске. Гостиница “Европа” была также восстановлена и украсила облик площади Свободы. Построен новый музей истории Великой Отечественной войны. Как видите, государство выделяет средства не только на развитее инфраструктуры города, но и для того, чтобы воссоздать историко-туристический антураж, чтобы люди могли соприкоснуться с многовековой историей
Минска.

Автор: 
Сергей ПАДАЛКИН
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
5 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.