У частных школ потекла крыша

Информагентство «Спутник» пугает читателей, что по поручению президента во всех школах страны пройдет с проверками рабочая группа представителей КГК, МВД, МЧС, Минздрава и Госстандарта.

Проверка эта включает в себя состояние систем отопления, вентиляции, водоснабжения, соблюдение санитарных норм и пр., что никак не затрагивает ни учителя, ни учебный процесс.

Однако статья посвящена отнюдь не «всем школам страны», а представляет собой беседу с директором частной школы и его сотрудницей, которые «очень боялись проверки».

Директор сообщает журналисту:

«Проверки сильно отвлекают от учебного процесса, потому что участвуют все – и администрация, и учителя, и все другие сотрудники».

В частной школе, очевидно, мало сотрудников, потому что учитель к состоянию крыши или батарей не имеет отношения. С другой стороны, если родитель платит 400 у.е. в месяц за обучение ребенка, он должен быть заинтересован в том, чтобы за эти деньги радиаторы не лопались, а чердак не тек. И если сотрудник МЧС лишний раз посмотрит состояние потолочных балок или чугунных радиаторов, на учебном процессе это никак не отразится.

Батареи, стены и чердаки

«Спутнику», как российскому информагентству, должно быть известно, что за 2018 год в школах РФ произошло 212 смертельных случаев по данным Министерства просвещения.

Кроме того, большое количество инцидентов потенциально могли бы привести к смертям в течение 2019 года.

• В марте 2019 сообщалось, что в Чувашии частично обрушилось здание школы. На момент обрушения в образовательном учреждении детей не было, занятия не проводились, в здании находился один охранник.
• В городе Новоузенск (Саратовская область) в январе 2019 произошло частичное обрушение кровли местной школы. На крыше скопилось много снега, и часть кровли рухнула под его тяжестью. Площадь обрушения составила 150 квадратных метров, никто не пострадал.
• В омской школе в сентябре 2019 на ученицу с потолка в коридоре обрушилась штукатурка.
• В феврале 2019 в подмосковной школе в селе Тропарёво в школьной столовой произошло частичное обрушение кровли на общей площади 146 квадратных метров, никто не пострадал.
• В январе 2019 в школе под Красноярском (Железногорск) прорвало батарею на уроке химии. Горячей водой обожгло руки и лицо учительницы.
• В декабре 2019 в Орске в школе №32 произошла коммунальная авария, лопнул радиатор, никто не пострадал.

И так далее.

Рискнем предположить, что все это – результат халатных проверок. Однако поскольку в РБ таких ЧП не происходит, на любые меры предосторожности пытаются посмотреть сквозь пальцы.

В то же время существование нелегальных частных учреждений, которые действуют под видом курсов, признают даже сами частники. Например, Евгений Ливянт недавно утверждал в интервью:

«В Минске уже появились «подпольные» частные школы. Как правило, документы учеников этих заведений находятся в дистанционных школах России и Польши. А сами они учатся в каком-нибудь снятом коттедже, куда приходят учителя».

Рекомендуем журналистам сделать репортаж из такого нелегального «коттеджа», а не заниматься адвокатированием частных школ.

Прочим же остается или что-то снять, или что-то одеть. Потому что нельзя одновременно жаловаться на государственные проверки, и при этом признавать существование нелегального рынка образовательных услуг, который работает подпольно. Если в таком подпольном «коттедже» лопнет батарея и погибнут дети, последствия для «междусобойчика» будут фатальными.

Почему эти откровения появляются в СМИ

Если верить «Спутнику», то именно из-за проверок ребенок в государственной школе учится хуже, чем в частной.

«Я бы сказала так: бесконечные проверки – одна из причин, по которой ребенок в государственной школе усваивает материал хуже, чем в частной. И еще одна, конечно, массовость: здесь в классах по 12-15 ребят учится, а в государственных – бывает и под 30».

Мы откроем секрет, что в государственной сельской школе может быть столько же детей в классе, сколько и в столичной частной.

Вероятно, статья представляет собой скрытую рекламу частных школ – но уже не среди родителей, а среди учителей. Государственному учителю прямо предлагается сладкий хлеб частной школы, в которой якобы можно не соблюдать учебный план, отступать от графика, не боятся проверок и т.д.

Почему так происходит?

С одной стороны, очевидно, что частные школы плотно сели на уши отдельным СМИ.

С другой стороны, существует определенная группа, которая агрессивно пытается поставить образование на коммерческие рельсы. Речь не просто о частных учреждениях, а, скажем так, о неких реформаторских настроениях.

Третья группа, к которым мы относим наших дорогих репетиторов и лидеров мнений, старательно пытается пристроиться к ПВТ, демонстрируя полную готовность сотрудничать. Им очевидно, что некий зачаточный рынок образовательных услуг может быть сформирован только вокруг подготовки ИТ-специалистов, потому что нужный объем финансирования вместо бесплатного образования могут предоставить только компании с большим оборотом.

Отсюда выраженная связка частников, ПВТ и СМИ, которая постоянно проходит в материалах.

Смысл такого коммерческого образования – максимально переложить издержки на родителей, объясняя это некими баснословными прибылями в будущем. Т.е. ребенок не может отучиться в обычной школе, затем закончить, к примеру, бюджет в БГУИРе и пойти работать программистом. Нужен некий конвейер для родителей по принципу «вкладывай здесь и сейчас», и построенный на постоянном подогревании психоза вокруг образования.

При этом остальному населению проблемы частных школ с ценником в 400 у.е. и их учредителей глубоко безразличны. Это очень специфический рынок, который держится исключительно на пиаре, личных связях и договоренностях. Для справки, совокупно в частных школах учится менее тысячи детей на всю республику, однако в СМИ наблюдается непонятный перекос в освещении их проблем, т.е. попытка свести проблемы образования к проблемам частного образования.

Что такое «настоящие реформы»

Поскольку «Спутник» является международным агентством, проведем небольшой экскурс в ближнее зарубежье.

В частности, рекомендуем обратиться к опыту Украины и посмотреть, какими темпами там внедряется частный сегмент школ.

В украинском интернете много «аналитических» и «экспертных» материалов образовательного плана, которые представляют собой скрытую рекламу.

Вчитайтесь и попробуйте найти десять отличий от того, что нам рассказывают в белорусских СМИ белорусские «реформаторы».

«Отсутствие домашних заданий, индивидуальный план обучения и учитель-друг - в Украине растет число частных школ, опережающих государственные на десятилетия.
Соотечественники сетуют на морально устаревшие программы и методики, учебники, изобилующие ошибками и логическими нестыковками, общий низкий уровень качества образования, а главное - крайне медленный темп обещанных Минобразования изменений.

Украинская традиционная школа настолько устарела, что попросту неспособна отвечать на запросы завтрашнего дня .

Именно в частные школы украинцы и отдают детей, стремясь оградить их от постсоветского стиля воспитания и дать им качественное образование. Сегодня такой выбор превратился в набирающий силу тренд среди соотечественников, по крайней мере тех, кто не стеснен в средствах, ведь год учебы в частной школе стоит не меньше, а иногда и больше, чем в вузе. Сразу несколько школ столицы получают за каждого ученика более $ 20 тыс. в год.

В свою очередь, количество частных школ в стране растет лавинообразно. По данным Минобразования, если в 2015 м их было 170, в 2016 м - 180, то в 2018 м - уже 228».

«Уйти от системы винтиков», «вырастить личность», «государственная система ломает на взлете», «дети зубрят то, что сказали в районо», «вместо оценок нужны образовательные уровни» и т.д. – все это один в один предлагается доморощенными аналитиками и у нас.

При этом правительство соседней страны активно занято сокращением работников «неэффективного» бюджетного сектора.

29 октября 2019 года украинские учителя протестовали под стенами Рады против намерения Минобразования Украины установить для них 40-часовую рабочую неделю, а также снять доплаты за престижность учительского труда, проверки тетрадей, замену уроков и пр. (доплаты составляют от 5 до 50% в структуре учительской зарплаты).

При этом 29-летняя министр образования А. Новосад называет о главную проблему украинского среднего образования:

«Количество учителей больше, чем нужно для того контингента учащихся, который есть сейчас. Бесспорно, это вещь очень непопулярная, но тем учителям, которые работают в школах в селе, которые учат детей, которые будут ходить в опорные школы, им нужно будет повышать квалификацию и переквалифицироваться».

Это означает, что часть учителей уволят, их нагрузку переложат на плечи оставшихся педагогов или на частные школы, а зарплаты урежут всем без исключения. В итоге увольняться станут и те, кого не уволят: сперва учителя в сёлах, которые будут объединять в громады, сокращая школы, а затем и в городах. Вполне логично, что учителя будут уезжать: кто в Польшу, кто в Россию, либо будут переходить на работу к частнику.

Это, безусловно, отличная реформа, которая устроит все заинтересованные группы, в том числе и в наших реалиях. Поэтому наши частники демонстрируют очевидный демарш и продавливают «рыночный» поворот в образовании.

Связан такой рывок на запад с демонтажем системы социальных гарантий. Однако это – политический вопрос, который в белорусском государстве, по крайней мере при нынешнем руководстве, решен однозначно. Более того, мы уверены, что и в будущем году избиратель поддержит социально-ориентированный курс, связанный с равным и справедливым доступом к бесплатному образованию молодежи.

Андрей Лазуткин

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.