Светлане Калинкиной: кто же настоящий некрофил?

Светлана КАЛИНКИНА, шеф-редактор "Народной Воли" 29 октября разродилась статьей «Съезд некрофилов» о предстоящем Съезде СКП-КПСС. Коммунистов Калинкина обвинила не только в традиционных грехах, но и в некоторых нетрадиционных, а именно, в некрофилии (рус. аналог: «труположество»), научно апеллировав к Эриху Фромму, американскому социологу еврейского происхождения. Новость о «некрофилии» коммунистов облетела города и веси Беларуси, и таки дошла до самих коммунистов. Такого обвинения наша Компартия еще не слышала, поэтому попробуем разобраться в этом непростом интимном вопросе.

«Людоеды-коммунисты», «каннибалы», «надзиратели», «клиническое извращения» - аж проняло, аки доктор Геббельс на минутку вылез с того света, побрехать.
Хотелось бы напомнить Светлане, что работа «Анатомия человеческой деструктивности» Эриха Фромма, где упоминается понятие «некрофилия», написана о Гитлере и психологических корнях нацизма в Европе и Америке. О Ленине и Сталине там нет ни слова. И слово “некрофилия” у Фромма не предполагает половой контакт с трупом, как следует понимать из вашей статьи – это вы так довернули, для красного словца.

Ирония в том, что именно к верным помощниками Адольфа Гитлера на белорусской ниве «нового порядка»: Кубе, Готтбергу, Островскому, Ганько, Рагуле, Витушке, Кушелю – у белорусской оппозиции с девяностых годов развилась нездоровая любовь. Талантливый белорусский писатель Ольгерд Бахаревич верно назвал сию девиацию «марай пра скураныя штонікі» - имеются в виду кожаные баварские шорты, деталь национального немецкого костюма, который натягивали на парады штурмовички СА в тридцатых. Каждый белорусский нацист мечтает о подобных шортах, крепком вожде, который шчыльными радами поведет за собой в рай, а попутно можно еще и пожечь-повешать несогласных. Можно даже тех самых людоедов-коммунистов, как это было в Украине. Фашизм любит простые ответы и броские образы: с образом у вас получилось замечательно, злобные коммунисты расстреливают белорусских письменников в затылок (видимо, до сих пор, да?), молятся Сталину и только что не пьют кровь белорусскомовных младенцев.

Так кто же на самом деле некрофил, Светлана? Вероятно, для вас не суть важно, о ком там на самом деле писал Фромм. Пожалуй, самое время освободиться от химеры совести, как завещал небезызвестный Адольф: видимо, для журналиста «Народной воли» это качество излишне.

Белорусский нацизм существует, хотя и маскируется под умеренные, приемлемые обличья: в девяностые действовала боевая организация «Белый легион», в двухтысячных недо-партия «Правый альянс», да и сейчас проводятся «Железные фесты», которые находят своих поклонников, существуют и неонацистские группировки футбольных болельщиков (самая крупная – у минского «Динамо»). Справедливости ради отметим, что не все нацисты заточены под змагарско-лицвинскую идеологию: есть, например, и сторонники лимоновкой национал-большевисткой партии, которые равно уважают Сталина и Гитлера. Но им Сталина белорусская оппозиция прощает, а нам нет - об нбп-шниках даже вешает новости БЕЛАПАН и «наша нива». Почему? Разгадка простая: нацисты-сталинисты нацболы находятся в оппозиции к Лукашенко и уже пару лет как плотно примкнули к разносортной оппозиционной шобле.

Светлана, напишите про нацболов, ваших верных союзников в борьбе за демократию и европейские ценности, а? Или про прыщеватых нациствующих молодых лицвинах, которые шьют на заказ черную полицейскую форму (некрофильскую), играют в лесах в реконструкцию и покидывают зиги в честь икон белорусского национализма, вроде комиссара Кубе, лучшего друга белорусского народа, СБМ-овца Ганько или Фабиана Акинчица, создателя Белорусской национал-социалистической партии (1933), и до хрипа орут свое приветствие-пароль «Живе!» перед сном. Или про минуту молчания, которую Позняк устраивал в честь убийцы-Дудаева, видимо, еще одного друга белорусского народа. Напишите о поэте Славомире Адамовиче, который возглавлял открыто-фашистский «Правый реванш» и который написал стихотворение «убей президента» (ну чем не некрофил?)

Напишите про деревни, спаленные шуцман-батальонами и вспомогательной полицией, напишите про Белорусскую краевую оборону, которая героически драпала аж во Францию под натиском «жидобольшевиков», напишите про судебные процессы в БССР над отдельными некрофилами, которые служили в немецких формированиях, а потом слились оттуда и тихонько доживали старость, напишите про Армию краевую, которая в Западной Белоруссии героически убивала учителей, работников сельсоветов и служащих аж до середины пятидесятых! Это не просто «некрофилы», это люди, которые в крови не то что по локоть – по самое горло, булькают, тянутся, хрипят с того света.

Светлана, вы жонглируете цифрами, столько-то убитых, столько расстрелянных. Но арифметика тут страшнее и проще:
В БССР во время репрессий пострадало (разные сроки лагеря, в т.ч. осуждены к расстрелу), около ста тысяч человек. А во время войны потери республики составили 2,2 млн человек УБИТЫМИ. Сколько из них было убито именно вчерашними «своими», которые успели перекраситься, вступить в полицию, напялить форму с петлицами, намотать на рукав бело-красно-белую повязку - посчитать невозможно.

Светлана, напишите о современных нацистах-некрофилах, об украинском батальоне «Азов», у которого свастика и «черное солнце» на штандарте, или о хлопцах из белорусского отряда «Погоня», которые добровольцами поехали в этот самый «Азов», убивать непонятно кого за нэньку-украину.
Там, на фронте, обгорелые трупы, смерть и убийства. Там подлинная некрофилия, «любовь к смерти», там подлинные палачи и садисты, на которых оппозиция почему-то закрывает глаза. Не тех вы своим дерьмом мажете, уважаемая Светлана.

Коммунист Малинкин

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.