СЕРГЕЙ КЛИШЕВИЧ – О ТРАВЛЕ КАК ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ ТЕХНОЛОГИИ

Во время этапа сбора подписей мы столкнулись с беспрецедентно грязными приемами со стороны отдельных оппозиционных групп. Можно условно обозначить их как «радикальное крыло», в отличие от «старой» партийной оппозиции, которая ранее полностью провалила внутренние праймериз и выборы «единого кандидата».

Блогеры вместо грантососов

После развала праймериз началась игра не по правилам. Как и в случае с выборами 2010 года, единый кандидат оказался не нужен. Ставка была сделана на «кандидатов протеста», которые независимо от формального статуса должны были использовать все этапы избирательной кампании для раскола общества и протестной агитации.

В числе прочего проявились и новшества кампании: оппозиция впервые участвует в виде либо от имени «независимых блогеров». В России такая практика работы несистемной оппозиции является доминирующей, но для Беларуси это, по сути, новый вызов.

Так называемая блогерская сеть – это децентрализованная структура, которая не предполагает вертикальных связей между исполнителями. Нечто похожее впервые было реализовано в период действия «революции через социальные сети», когда протестные акции собирались с интервалом в неделю и анонимно координировались территориально, через районные группы в соцсетях. Однако тогда отсутствовали выраженная фигура лидера и какая-либо обратная связь в виде выступлений, политических заявлений и т. д.

Примерно с 2017 года в Беларуси начала формироваться совершенно новая блогерская сеть, на первом этапе действовавшая как отдельные региональные YouTube-каналы. Плюс такой деятельности по сравнению с «традиционными» грантовыми партиями и проектами был в том, что она изначально предполагала самофинансирование, то есть якобы сбор денег от сторонников и подписчиков, а значит, отсутствие выраженной связи с традиционной оппозицией. Ведь основная проблема «старой» оппозиции заключалась в том, что она была весьма дискредитирована связями с внешними контрагентами. И после украинского майдана ее влияние на белорусское общество свелось практически к нулю.

Нужен был новый инструмент, демонстрирующий формальную независимость протеста. Поэтому вместо откровенно прозападных партий, которые не скрывали своих связей, появились децентрализованные сети, сгруппированные вокруг видеоканалов «простых мужиков из народа». Был выработан некий собирательный образ представителя протестного электората, которому неинтересно слушать увещевания про щедрый Брюссель, доброе НАТО, «грядущую оккупацию», а нужны были примитивные ответы на насущные социальные вопросы. Что и было реализовано.

Вторым звонком, после однотипных протестных YouTube-каналов, стало появление Telegram-сообществ, которые работали вне правового поля и широко использовались для дискредитации силовых структур, в первую очередь МВД как самой массовой из них.

Telegram и YouTube выполняли две, по сути, разные задачи. Через YouTube шла работа с аудиторией и привлекались активисты, в основном в регионах, а Telegram использовался для анонимного «слива» дезинформации без каких-либо правовых последствий.

Какие выводы надо сделать?

Государству стоит понимать, что сейчас важен контроль не за активистскими структурами, а за информационным пространством. Иначе одноразовые «петрушки», которые отыгрывают роль бунтарей, будут легко и беспроблемно заменяться на новых. Условно, сегодня эта сеть раскручивает акцию одного никому не известного блогера, завтра – другого, а послезавтра – третьего.

Их «сетевая война» на форумах имеет основную цель – показать, что у власти нет социальной базы, так как весь интернет завален однотипной критикой. Далее эта аналогия переносится на результаты выборов и работает против их легитимации с перспективой создания массовых протестов.

Первый шаг в данном случае – закрепить за собой гегемонию в интернете. Для этого используются так называемые ботофермы, которые работают по комментариям крупных порталов буквально поминутно, отслеживая появление новостей.

Второй шаг – перейти к травле тех, кто высказывается в соцсетях открыто, от своего имени. Для этого их нужно запугать и тем самым создать прецеденты для сторонников власти. Соответственно, людей, которые имеют открытые аккаунты в соцсетях, начинают массово травить, высказывать угрозы убийства, преследования, причинения вреда детям и родным.

Наши ребята из Белорусского республиканского союза молодежи давно не поддаются на подобные провокации; тем не менее, мы подсчитали, что в среднем на одного человека приходится около 270 фейковых атак с угрозами и оскорблениями. При этом около 70 % из всех аккаунтов, от которых идут угрозы, – это фейковые или пустые страницы. То есть речь идет о спланированных психологических атаках и давлении. Остальные 30 % – это люди, которые пользуются закрытыми профилями в соцсетях. Они не вступают в дискуссию, ограничиваясь бранью и запугиванием. Как правило, считают, что их невозможно идентифицировать, однако глубоко заблуждаются. Уверен, что они также ответят по закону…

В целом вся картина прекрасно характеризует наших «демократических активистов» и их методы. А ведь если вернуться всего на пару лет назад и вспомнить 100-летие БНР, можно вспомнить, как изо всех без исключения оппозиционных ресурсов сладко звучали призывы «объединять нацию», «примиряться», «не создавать гражданский раскол» и т. д. Сейчас же мы видим прямые призывы убивать тех, кто выступает за действующую власть. И авторам таких призывов совершенно не важно, кто будет их жертвой – молодая девушка, 19-летний студент с пикета или работник милиции.

Это говорит только о том, что политическая игра таких активистов беспринципна и лжива. Кроме того, надо помнить, что любой гражданский конфликт за абстрактными лозунгами скрывает вполне конкретные экономические интересы. По разным подсчетам, под контролем белорусского государства находится активов на 100–120 млрд долларов, которые можно быстро и «успешно» приватизировать после смены власти. Довольно лакомый кусочек, не правда ли?

Президент, собирая 9 июня совещание по вопросам национальной безопасности, не зря поднял вопрос обеспечения личной безопасности наших граждан. Вдруг оказалось, что даже внешне спокойный этап сбора подписей может обернуться массовой травлей в интернете вплоть до угроз убийства. С другой стороны, главное, от чего мы все освободились с момента старта кампании, – от ложных иллюзий.

Сергей КЛИШЕВИЧ, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.