«ПРИДНЕСТРОВЬЕ ПЛАНИРУЮТ ПРЕВРАТИТЬ В РАДИОАКТИВНЫЙ МОГИЛЬНИК». Цитаты из последнего слова Олега Хоржана

Подробности уголовного дела против О. Хоржана читайте на СКП-КПСС:

Часть 1

Часть 2

Мы публикуем отдельные фрагменты из его речи на политическом судилище.

МЕНЯ СУДЯТ ЗА ТО, ЧТО Я БОРОЛСЯ С МАФИЕЙ

Этот политический судебный процесс и это сфабрикованное уголовное дело уже стали темным пятном в истории Приднестровской Молдавской Республики.

«…Хоржана О.О. посадили в тюрьму только за то, что он выступал против мафии, выступал за достойную жизнь граждан, честно заявлял об этом в парламенте», — такие заявления не первый месяц звучат в стенах Государственной Думы Российской Федерации.

Я лишен свободы за то, что прямо и открыто говорил о тесной связи и единой пуповине между администрацией Президента, Правительством, Верховным Советом и Шерифом. Расследовал и мешал тому, что миллионы бюджетных рублей плавно перетекали из государственной казны в карманы приднестровских олигархов.

Меня судят за то, что я честно исполнял обязанности депутата Верховного Совета, принципиально защищал права и интересы простого человека. За то, что я, в отличие от многих моих коллег, отказался от больших денег за лоббирование интересов фирмы-монополиста.

Сегодня я за решеткой, потому что открыто призывал людей вступать в ряды народной оппозиции. Потому что организовывал силу, способную спасти нашу республику от неминуемой катастрофы, которую с каждым часом приближает действующая команда «профессионалов».

Решение же о моем немедленном аресте было принято в связи с тем, что я жестко, в конце мая текущего года, поднял вопрос об экологической ситуации в городе Тирасполе, где открыли производство, которое убивает людей, но приносит огромные деньги настоящему хозяину республики.

Кроме того, это я говорю впервые, в мае 2018 года у меня в руках оказались документы, говорившие о том, что высшее политическое руководство республики планирует, на коммерческой основе, завозить для консервации в Приднестровье радиоактивные отходы. Из этих документов следовало, что осенью 2017 года в Правительстве ПМР прошло по данному вопросу закрытое заседание, где были приняты соответствующие решения.

Судя по всему, республику планируют превратить в радиоактивный могильник, заработав миллионы долларов на жизни и здоровье тысяч наших сограждан, живущих в Приднестровье, и стольких же еще не родившихся.

Я начал депутатское расследование, подготовил депутатский запрос и официально внес этот вопрос на заседание Верховного Совета ПМР 6 июня 2018 года.
6 июня 2018 года, прямо в здании Верховного Совета, меня и арестовали.

По этому сфабрикованному делу меня обвиняют по трем эпизодам:

— в том, что возле дома №80 по ул. Свердлова в г. Тирасполе (далее – ул. Свердлова) я применил насилие и нанес удары милиционеру Бикиру П.П. (ст. 315 ч.1 УК ПМР);
— в том, что я в помещении дежурной части Тираспольского ГОВД (далее – ДЧ ГОВД) применил насилие и нанес удар милиционеру Осадчему В.В., а также сорвал погоны с милиционеров Осадчего В.В. и Цуркана С.В. (ст. 315 ч.1 УК ПМР);
— в том, что я на ступенях перед входом в помещение Тираспольского ГОВД оскорбил министра внутренних дел Мову Р.П. (ст. 316 УК ПМР).

ЧТО БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ

2 июня 2018 года, в соответствии с нормами Конституционного Закона ПМР «О статусе депутата Верховного Совета ПМР», я организовал и провел в городе Тирасполе, на площадке перед Домом детского и юношеского творчества, встречу с избирателями.

Глава государственной администрации г. Тирасполя в своем письме №557/01-06 от 01.06.2018 г. (л.д. 20) не возражал против проведения этой встречи, но сообщил, что оказать организационно-техническое содействие не может.

При организации и проведении этого мероприятия руководство МВД и сотрудники МВД не имели претензий ни ко мне, ни к участникам мероприятия.

По итогам этой встречи избиратели Приднестровской Молдавской Республики дали мне соответствующие наказы, потребовали, чтобы я поставил на заседании парламента вопрос об отставке приднестровской власти, а также приняли Обращение к Президенту Российской Федерации В.В. Путину и поручили мне отвезти это Обращение в г. Москву.

Около 15.00 2 июня высшее руководство республики принимает решение о незаконном задержании участников встречи избирателей с депутатом.

Вполне понятно, что, как только сотрудники милиции стали незаконно хватать людей, мне, как депутату Верховного Совета, организовавшему эту встречу, стали звонить возмущенные граждане с требованием пресечь нарушение их прав. Этот факт подтвердило множество свидетелей, допрошенных в ходе суда.

Примерно к 18.00 я приехал в Тираспольский ГОВД, чтобы разобраться, что происходит. При этом я взял с собой удостоверение депутата Верховного Совета ПМР, хотя в процессе общения с сотрудниками МВД оно мне не понадобилось. Как показали все допрошенные в суде сотрудники милиции, они меня узнали и подтверждения моих полномочий не требовали.

И.О. начальника ГОВД полковник Цуркан С.В. объявил мне, что людей задерживают и доставляют в милицию для того, чтобы собрать материал на организаторов прошедшей встречи депутата с избирателями. Я, как организатор этой встречи, попросил оставить людей в покое, не нарушать их прав, и предложил Цуркану С.В., несмотря на депутатскую неприкосновенность, подписать все бумаги, объяснения и протоколы – при условии, что всех задержанный выпустят и прекратят дальнейшие незаконные действия по отношению к гражданам ПМР.

Полковник Цуркан С.В.с радостью согласился и пообещал мне, что всех людей освободят. Я дал объяснение, подписал два протокола об административном нарушении, где указал, что не совершал административного правонарушения, и, поверив словам и.о. начальника ГОВД Цуркана, уехал из милиции.

В этот день мой старший сын пригласил меня с супругой поужинать по случаю его первой годовщины свадьбы в кафе «Куманек». Однако праздника не получилось: мне продолжали звонить люди и сообщать о массовом нарушении их прав.

Я сообщил семье, что вынужден буду их покинуть, так как мне нужно ехать в Тираспольский ГОВД, чтобы проверить эти сведения. Зная, что мне предстоит выполнение моих депутатских обязанностей, я не употреблял спиртные напитки, что подтвердили в ходе судебного следствия все свидетели, в том числе и сотрудники кафе «Куманек».

Около 20.00 моя супруга вызвала такси, чтобы уехать домой, а я собирался пойти выполнять свои должностные обязанности.

В это время к нам подошли два молодых человека (как оказалось позже, это были Бикир П.А. и Кирьяков В.В.) и в грубой форме потребовали, чтобы мой старший сын, его жена и моя супруга прошли в Тираспольский ГОВД.

К тому времени я уже знал, что руководство Тираспольской милиции дало указание своим сотрудникам доставлять в милицию только тех граждан, которые соглашаются добровольно ехать. Остальным было поручено выписать повестки. Это также в ходе судебного разбирательства подтвердил и.о. начальника Тираспольского ГОВД Цуркан С.В.

Поскольку было уже поздно (тем более, что была суббота), а также в связи с тем, что с нами находился мой младший несовершеннолетний сын, нами было принято решение, что в милицию поедет только мой старший сын, а женщины и маленький ребенок пойдут домой. При этом мы попросили выписать повестки на следующий день моей супруге и супруге старшего сына.

Однако Бикир нам ответил, что у них нет с собой повесток, и продолжал настаивать на своем незаконном требовании. Позже в суде милиционер Кирьяков признался, что повестки у них с собой в тот день были.
Мы со старшим сыном провели женщин и ребенка до дома №80 по ул. Свердлова и, безо всяких происшествий, на служебной машине МВД, которая к тому времени уже стояла у гостиницы «Россия», доехали до здания Тираспольского ГОВД. Я – для того, чтобы проверить факты нарушения прав и свобод граждан ПМР, а старший сын – по требованию работников милиции.

В ходе судебного разбирательства все свидетели-сотрудники МВД подтвердили, что я не вмешивался в их работу, а также в деятельность органов дознания, ни в отношении моего сына, ни в отношении других лиц.
К тому времени, а это было уже около 21.00, мне продолжали поступать звонки граждан, которые сообщали: их обманным путем привозят в здание ГОВД, заставляют подписывать нужные милиции документы, оказывают физическое воздействие, не кормят, не дают сходить в туалет. Эти незаконные действия совершались по отношению к пожилым людям, к женщинам, к молодым ребятам. Все эти факты были подтверждены в суде.

Задержали и кинули в подвал ИВС молодого парня, которому совсем недавно была сделала хирургическая операция. Под предлогом что-то подписать и с обещанием тут же отпустить, его обманули — и в таком состоянии кинули в камеру. Если бы не мое вмешательство, этот молодой человек имел все шансы навсегда остаться в застенках нашей «славной» милиции.

В процессе незаконного задержания людей, которые не совершали никаких правонарушений, многим из них становилось плохо. К зданию ГОВД постоянно подъезжали экипажи «Скорой помощи».
Естественно, когда я это все узнал и увидел – я был обязан, как того требует Конституционный Закон «О статусе депутата Верховного Совета ПМР» (далее – Конституционный Закон), проверить факты нарушения прав граждан и потребовать их прекращения.

Все мои действия осуществлялись в полном соответствии с нормами Конституционного Закона, а именно:

1. В соответствии с п.2 ст.5 этого Закона, депутат ВС ПМР, при наличии удостоверения депутата, имеет право «…беспрепятственно посещать все (!) органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также посещать организации независимо от форм собственности, воинские части, общественные объединения».
2. В соответствии с п. «г» ст.13 Конституционного Закона, депутат Верховного Совета имеет право: «…проверять по собственной инициативе сведения о нарушениях закона, охраняемых законом прав и интересов граждан и организаций».
3. В соответствии с п.«д» ст.13 Конституционного Закона, депутат Верховного Совета имеет право: «…требовать от соответствующих органов и должностных лиц прекращения нарушения закона, охраняемых законом прав и интересов граждан и организаций».
4. В соответствии со статьей 16 Конституционного Закона: «По вопросам своей депутатской деятельности депутат Верховного Совета пользуется правом безотлагательного приема руководителями и другими должностными лицами расположенных на территории ПМР органов государственной власти, лицами начальствующего состава Министерства внутренних дел…».

Данные нормы Конституционного Закона являются исчерпывающими, не оговаривают каких-либо исключений и ограничений. Все остальные нормативно-правовые акты ПМР, в том числе и различные постановления, приказы и инструкции, действуют только в части их непротиворечия нормам этого Конституционного Закона.

Кроме того, перед входом в здание Тираспольского ГОВД вывешена информация о том, что депутаты Верховного Совета ПМР имеют право на беспрепятственный проход в здание ГОВД (без исключений и ограничений).

Меня 2 июня 2018 г. к 21.00, в здание ГОВД вообще не хотели впускать (видимо, было, что скрывать). Когда я все же смог пройти в фойе первого этажа, я потребовал от и.о. начальника Тираспольского ГОВД дать мне возможность проверить информацию о фактах нарушения прав и интересов граждан.

Я услышал крики из помещения ДЧ ГОВД и потребовал дать мне возможность туда войти и посмотреть, кто кричит и что там делают с людьми. Дверь в ДЧ ГОВД открыли, и я вошел.

Как только я зашел в помещение ДЧ ГОВД, на меня тут же накинулись сотрудники милиции. Хочу напомнить, что помещение дежурной части ГОВД является составной частью и единым целым со зданием ГОВД, в которое я имел беспрепятственный доступ.

Насколько я мог – я продвигался по коридору ДЧ ГОВД. Меня при этом постоянно хватали за руки, за части одежды, не давали возможности двигаться дальше сотрудники милиции. Я понимал, — поскольку сотрудники МВД, нарушая закон, упорно не желают, чтобы я проверил, что происходит с задержанными людьми, — значит, им есть, что скрывать.

И поэтому выполнить мои депутатские обязанности и проверить информацию о нарушении прав и свобод граждан мне не дали. На меня накинулось 6 (шестеро) сотрудников милиции и, применяя физическое насилие, вытолкнули из здания ГОВД.

В процессе этого незаконного выдворения один из сотрудников МВД случайно зацепил рукой погон полковника Цуркана С.В., и при этом поцарапался об острые края звездочек на погонах. Погон же капитана-майора Осадчего отстегнулся и оставался у него на плече.

При этом на видео с камер видеонаблюдения видно, что я не срывал погон с сотрудников милиции, а также не наносил ударов как милиционеру Осадчему, так и другим сотрудникам МВД.

Однако 2 июня 2018 г. в здании Тираспольской милиции на самом деле произошло преступление, которое можно квалифицировать по части 1 ст.315 УК ПМР – применение насилия в отношении представителя власти, депутата Верховного Совета ПМР. (Об этом я 2 июня 2018 г. написал заявление в ДЧ ГОВД, ответа на которое жду до сих пор). Это регламентирует не только Уголовный кодекс, но и статьи 38 и 39 Конституционного Закона «О статусе депутата Верховного Совета ПМР», которые предусматривают уголовную ответственность за невыполнение должностными лицами и другими работниками органов государственной власти законных требований депутата Верховного Совета либо создание ему препятствий в осуществлении им депутатской деятельности; за неправомерное воздействие на депутата Верховного Совета ПМР.

Зафиксировав факт нарушения прав и интересов граждан ПМР, и также факт преступления в отношении депутата Верховного Совета ПМР, я потребовал, чтобы к зданию ГОВД подъехал министр внутренних дел ПМР Мова Р.П., в случае, если он на данный момент исполняет свои должностные обязанности. И.О. начальника ГОВД Цуркан С.В. пообещал связаться с министром, хотя в тот момент в здании ГОВД Мова уже находился.

Когда Мова вышел из здания ГОВД, одетый в спортивный костюм, демонстративно плюнул в мою сторону и не выполнил требований ст. 16 Конституционного Закона, по его внешнему виду и поведению я понял, что передо мной не министр Мова, а гражданин Мова.

В полном соответствии с нормами приличия, закона, а также решения суда, я дал свою оценку неадекватному поведению гражданина Мовы Р.П.
Мова обиделся, а зря. Все, что я сказал – это чистая правда, а на правду обижаться нельзя.

Все эти факты, имевшие место 2 июня 2018 г., подтверждены в суде свидетельскими показаниями, видеоматериалами, а также иными доказательствами, которые есть в этом сфабрикованном уголовном деле.

НАША БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

Депутаты Государственной Думы Российской Федерации, объективно оценив это заказное судилище, дали справедливую оценку действующей приднестровской власти: «…В данном случае Вы не руководители – Вы выступаете в роли карателей. Вы идете по пути фашистов и бандеровцев. Это худшее, что Вы можете предложить многострадальному Приднестровью…».
И это правда. Правящая приднестровская верхушка становится в один ряд с режимами Гитлера и Муссолини, Франко и Пиночета, с националистическими антироссийскими режимами ряда стран бывшего СССР.
Уничтожение собственного народа, нетерпимость к инакомыслию, повсеместное нарушение прав и свобод граждан – это грустные реалии современного Приднестровья. Правоохранительная и судебная система превращены в инструмент защиты и обслуживания интересов власти и фирмы.

Первое, что мы сделаем, когда освободим нашу землю от действующих «профессионалов» — проведем коренную реформу всей правоохранительной и судебной системы. Уверен, что очень многие здесь засиделись в своих креслах.

Могу поздравить граждан Богданова И.И., Черного В.А., Пеньковского А.М., которые, являясь судьями Верховного Суда, должны мне зачитать обвинительный приговор. Вы с успехом подтвердили то, что я сказал еще в первом судебном заседании: это не справедливый суд, а заказное судилище. Вы нарушили практически все принципы судебного процесса, переложили личные неприязненные отношения на этот процесс, утвердительно высказались о моей вине задолго до вынесения приговора, отказались даже выслушать свидетелей, подтверждающих мою невиновность. Вы были хорошими адвокатами для стороны обвинения и защитниками для так называемых «потерпевших».

Однако вы, вместе с властью, совершили еще один свой просчет – вы отказались удовлетворить мое законное требование об аудио- и видеозаписи, а также онлайн-трансляции всех заседаний суда. Вы спрятались от людей, побоялись публично рассматривать это сфабрикованное дело. И с тех пор вам и вашему суду люди НЕ ВЕРЯТ.
Поэтому я с вами прощаться не буду. А скажу вам «до встречи». Мы с вами обязательно увидимся на процессе по моей реабилитации, а также привлечении к уголовной ответственности всех, кто фабриковал это уголовное дело, кто выносил заведомо неправосудный приговор.

Кроме того, хочу поздравить своих коллег-депутатов Верховного Совета ПМР. Вас очень скоро начнут выносить: кто будет чем-то возмущаться – так же, как и мня, за руки, за ноги… Остальных – просто вежливо попросят на очередных выборах. Большинство из вас свое дело уже сделали, — очевидно, что в ваших услугах хозяин республики больше не нуждается.

Все это время, с момента моего ареста, я чувствовал поддержку моих родных, друзей, соратников. Я чувствовал колоссальную поддержку моего народа.

Сегодня я хочу сказать самые теплые слова своей семье. И, прежде всего, самому дорогому и близкому мне человеку – моей жене. Оля, я чувствовал тебя рядом все это время. Это придавало мне силы и очень помогало мне. Спасибо тебе, моя родная!

Хочу обратиться к своему старшему сыну Евгению. Ты – молодец! Ты был 2 июня рядом со своим отцом, мужественно перенес шерифовские застенки. Ты в начале пути в борьбе за справедливость и счастье нашего народа. Не сворачивай с этого пути, у тебя все получится!

Особую благодарность хочу выразить своим товарищам, соратникам, друзьям, депутатам Государственной Думы Российской Федерации – всем, кто боролся и продолжает бороться за мое честное имя. Наша дружба и борьба – это лучшее подтверждение того, что у Приднестровья есть будущее.

Очень хочу сегодня сказать теплые слова в адрес моего родного 40-го избирательного округа, в адрес моих избирателей. Я восемь лет честно представлял Ваши интересы в Верховном Совете. Все это время я ощущал Вашу поддержку. Спасибо Вам за Ваше доверие и помощь. Уверен, что рано или поздно мы так же вместе продолжим строить свободную и достойную республику.

И, конечно, сегодня я хочу обратиться к своему народу – народу Приднестровской Молдавской Республики: я знаю, что подавляющее большинство приднестровцев поддерживает меня и моих товарищей в нашей борьбе. И мы обязательно освободим нашу землю от этих временщиков.

Еще десять лет назад мало кто сомневался в том, что Игорь Смирнов будет пожизненным президентом нашей республики. Еще пять лет назад многие с уверенностью говорили, что Евгений Шевчук будет переизбран на второй срок.

При всей своей кажущейся силе и мощи, действующая приднестровская власть и фирма – это колосс на двух глиняных ногах: у них нет поддержки России и их ненавидит собственный народ. Будущего у этих ребят нет.

Поэтому, какой бы приговор не вынесла мне власть, — я остаюсь со своим народом и продолжаю борьбу за свободное и справедливое Приднестровье.

А закончить считаю нужным словами, которые я сказал 6 июня 2018 года в зале заседаний Верховного Совета, глядя прямо в глаза Щербам, Антюфеевым, Огирчукам, Шкильнюкам, Гурецким:

«Я обещаю вам, что обязательно вернусь в этот зал. Но сяду я уже в другое кресло. И тогда все вы – кто высасывал из республики последние соки, кто издевался и наживался на гражданах Приднестровья, — неизбежно ответите за содеянное. А республика и народ, сбросив, наконец, эти цепи, — получит возможность свободно развиваться и достойно жить.

Наша борьба продолжается!

Подготовлено по материалам СКП-КПСС

Подробности уголовного дела против О. Хоржана читайте на СКП-КПСС:

Часть 1

Часть 2

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.