ОЗАРИЧИ – НЕЗАЖИВАЮЩАЯ БОЛЬ И ПАМЯТЬ

19 марта 2019 г. исполняется 75 лет со дня освобождения лагеря смерти «Озаричи» войсками 65-й армии 1-го Белорусского фронта.

Отступая под сокрушающими ударами Красной Армии из Беларуси, немецко-фашистские захватчики в начале марта 1944 г. на переднем крае обороны создали три концентрационных лагеря на территории Домановичского района Полесской области (сейчас Калинковичский район Гомельской области): первый – неподалёку от местечка Дерть, второй – поблизости от посёлка Озаричи, третий – у деревни Подосинник. В конце февраля – начале марта 1944 г. гитлеровцы согнали в эти лагеря 50 тысяч женщин, детей и стариков – жителей Гомельской, Могилевской и Полесской областей, а также Смоленской и Орловской областей России. Среди них поместили до семи тысяч больных сыпным тифом. Вот что рассказала чудом уцелевшая узница – учительница одной из школ города Жлобина Екатерина Маз: «…22 февраля фашисты в городе объявили приказ об эвакуации населения. На другой день они согнали тысячи местных жителей в один квартал, оцепили и держали без пищи. 10 марта нас загнали в товарные вагоны и повезли на станцию Осташковичи, а оттуда пешком погнали в лагерь смерти «Озаричи». По дороге за малейшее отставание от колонны конвоиры расстреливали. Все продукты, даже у больных и детей, отобрали. Нас загнали в болото, окружённое колючей проволокой. Охрана лагеря запрещала разжигать костры. Измученные, больные люди лежали под открытым небом. Уже в первую ночь после прибытия в лагерь многие замёрзли и умерли. Женщины, которые пытались выйти за колючую проволоку и найти глоток воды для детей, подрывались на минах».

В истории Великой Отечественной войны комплекс этих лагерей известен как «Озаричский лагерь смерти» и значится в списке самых страшных мест по условиям содержания и методам уничтожения людей. Об «Озаричах» образно написала в пронзительном, трогательно-печальном стихотворении член Союза писателей Беларуси, белорусская поэтесса Валентина Поликанина:

Не лагерь – братская могила,
Вороний клич да волчья гать.
Болото мёртвых хоронило,
Не успевало принимать.

3

Лагери находились под открытым небом, обнесены колючей проволокой, подходы к ним были заминированы. По углам стояли наблюдательные вышки для охраны, вооруженной автоматами и станковыми пулеметами. Никаких построек, даже лёгкого полевого типа шалашей, навесов и землянок не было. Женщины, дети, старики, находясь в таких нечеловеческих условиях, ежедневно умирали сотнями. Трупы умерших от сыпного тифа, погибших от холода и голода валялись на земле. Более того, фашисты решили испытать в Озаричах и свои последние разработки в области бактериологического оружия. По многочисленным свидетельствам узников, в один из дней над лагерём пролетел самолет, после чего на снегу осталось множество желто-бурых пятен, а люди стали ещё больше болеть.

В мемуарах «В походах и боях» командующий 65-й армии генерал-лейтенант П. И. Батов вспоминал: «37-я гвардейская с боями подходила к деревне Дерть. Разведчики донесли комдиву, что в окрестностях, на болоте, они видели лагеря: колючая проволока, за ней на холоде, без всяких укрытий – женщины, ребята, старики. Командир дивизии Ушаков послал несколько подразделений отбить страдающих людей, пока их не постреляли фашисты. Но немецко-фашистское командование не дало приказ уничтожить заключенных. Оно ждало другого: русские солдаты бросятся к замерзающим женщинам, обнимут детишек, и тогда поползет в ряды наступающих советских войск тифозная вошь».

Концлагерь был освобожден частями 65-й армии с 18 на 19 марта 1944 г. В общей сложности в трех лагерях было освобождено около 33,5 тыс. человек, в том числе 16 тыс. детей в возрасте до 13 лет. Затем наши солдаты по разминированным проходам выводили, вывозили на повозках и выносили на носилках тысячи истощённых узников и тифозных больных. То, что увидели освободители, было настолько вопиюще, что в газете 65-й армии «Сталинский удар» от 22 апреля 1944 г. появилось специальное обращение к советским воинам: «Тот не человек, кто это забудет! Это нельзя, невозможно забыть, как облик своей матери и нежное личико своей дочурки. Вы помните, товарищи солдаты и офицеры, наши рассказы о лагере смерти, из которого одна наша часть освободила 33 434 старика, женщины и детей?..». Командующий 1-м Белорусским фронтом генерал К.К. Рокоссовский порекомендовал члену Военного совета фронта генералу К.Ф. Те¬легину: «Сделайте так, что¬бы каждый солдат узнал об этих ла¬герях, выберите представителей от полков и пришлите их туда. Это бу¬дет лучше любой политбеседы».

В район бедствия прибыла Заместитель Председателя СНК Белорусской ССР Надежда Григорьевна Грекова (жена начальника штаба 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенанта М.С. Малинина). Под её энергичным руководством наладилась эвакуация освобожденных из лагерей, была организована медицинская помощь в районе. «Всех детей эвакуировали, – рассказывала она, остановившись на КП 65-й армии. – Осталось около ста больных женщин... Вы не можете представить, товарищи, этого ужаса. На болоте колючая проволока. Кругом мины. Люди в бреду, с температурой сорок градусов на обледенелой земле...». В конце марта 1944 г. в Озаричах побывал и народный поэт Беларуси Якуб Колас. Свои впечатления он отобразил в очерке «Лагерь смерти», который был опубликован в газете «Известия» и стал одним из первых документально-художественных произведений о массовом истреблении немецко-фашистскими захватчиками мирного населения. «Никогда в жизни я не встречал такого количества и в таком виде изможденных людей, – делился впечатлениями от увиденного поэт. – Они поистине прошли крестный путь, путь невыразимых мук и невообразимого издевательства. Это – сыны и дочери белорусского народа, немощные старики, женщины и дети. Нельзя без содрогания сердца слушать рассказы людей, побывавших в когтях немецких хищников и освобожденных из их неволи. Рассказы их искренни, правдивы. В каждом их слове звучит глубокое страдание. Пережитое в пути к лагерю и в самом лагере глубоко вонзилось в психику страдальцев, наложило тяжелый отпечаток боли».

Для спасения оставшихся в живых узников было предусмотрено создание карантинной зоны, развертывание 25 военных госпиталей, оказание помощи питанием, одеждой, лекарствами. Без промедления были оборудованы приёмные пункты, полевые бани, столовые, оказывалась экстренная медицинская помощь. Решением Военного совета 65 й армии «в целях создания условий, исключающих всякую возможность просачивания оставленных немцами больных сыпным тифом гражданских лиц в глубину армейской полосы и заражения тифом военнослужащих и местных жителей» на освобождённой территории было объявлено чрезвычайное положение. Было также принято постановление «О мероприятиях по обработке и эвакуации гражданского населения, освобождённого из немецких концентрационных лагерей». Этим постановлением предусматривалось выделение транспорта для эвакуации людей, а также необходимых сил и средств медицинской службы, продовольствия, вещевого имущества. Для несения карантинной службы из армейского запасного полка был выделен сводный батальон численностью свыше пятисот человек.

1

Спасение мирных жителей было высоко оценено руководством Белоруссии. В благодарственном письме Председателя Совнаркома БССР и Первого секретаря ЦК КП(б)Б П.К. Пономаренко от 7 апреля 1944 г. 65-й армии отмечалось: «Ваша помощь освобождённому населению продовольствием, обмундированием, забота по размещению и медицинскому обслуживанию свидетельствуют о глубокой и неразрывной связи героической Красной Армии с советским народом. Правительство Белорусской ССР и ЦК КП(б)Б желают Вам новых боевых успехов в борьбе за окончательную победу над немецкими захватчиками». Под председательством депутата Верховного Совета СССР, члена Военного совета 65-й армии по тылу полковника Г. Е. Гришко была незамедлительно создана компетентная специальная комиссия, которая на основании документальных материалов, свидетельских показаний и заключения медицинской экспертизы составила акт, в котором, в частности, установила ответственных за массовое истребление мирных советских граждан и за преднамеренное распространение эпидемии сыпного тифа среди населения временно оккупированных советских районов. По горячим следам военная прокуратура 65 й армии провела расследование преступлений, совершенных нацистами в концлагере «Озаричи». Заключение и материалы дела по истреблению советских граждан были переданы Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний, совершённых немецко-фашистскими захватчиками и рассматривались на Нюрнбергском процессе.

3

В Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны один из экспозиционных комплексов рассказывает об освобождении узников «Озаричских лагерей». Так, на одном из представленных снимков запечатлён момент освобождения узников. Рядом – фотопортрет начальника отдела санитарного управления 1-го Белорусского фронта подполковника Е.Е. Серковой. В витрине представлены её китель с погонами, который она носила в годы войны, медицинская сумка и кисет, в котором член ВКП(б) Серкова хранила партбилет. На другом сюжетном фото – воины 65-й армии выносят из лагеря больных и обессилевших узников. Содержательно-трогательные и другие экспонаты музея.
В 1965 году на месте «Озаричского лагеря смерти» возведён мемориальный комплекс, а в канун 60-летия освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков в городском поселке Озаричи был открыт Музей памяти жертв лагеря смерти «Озаричи». Ежегодно 19 марта на мемориальном комплексе проходят памятные траурные мероприятия, на которых звучат рассказы ветеранов о боевых действиях, проходивших в этих местах,  операции Красной Армии по спасению узников «Озаричских лагерей». И набатом памяти в их сердцах звучат слова из поэмы Роберта Рождественского «Реквием»:

Вспомним всех поимённо,
Горем вспомним своим…
Это нужно – не мёртвым!
Это надо – живым!
Через века, через года, – помните!
О тех, кто уже не придёт никогда, – помните!

2

2

Александр Косенко, секретарь Минского ГК КПБ, член Военно-научного общества при Центральном Доме офицеров

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.