Обыкновенный фашизм в Вилейке (часть 1)

Уже четвертое поколение жителей нашей страны живёт под мирным небом. Время неумолимо стирает с памяти народа все ужасы и зверства, происходившие во время войны, притупляет чувство опасности, исходящее от идей мнимого превосходства одной нации над другой.

Центральная площадь небольшого города Вилейки: на ней гармонично соседствуют три исторических памятника, символически отражающих три эпохи, три мировоззрения, существовавших в нашем государстве на протяжении более семи столетий. Величественный шпиль католического костёла, устремленный ввысь на многие десятки метров. Рядом размещена набольшая православная церковь. Напротив церкви – памятник В. И. Ленину. Сейчас нет необходимости доказывать, кто лучше, а кто хуже – городская площадь примирила католиков с православными, отдала дань уважения атеистам. Некогда считавших себя белорусами, русскими, поляками, евреями – всех уровнял паспорт гражданина Республики Беларусь. Так же уравнены в статусе русский и белорусский языки. Единое государство – единый народ. Все равны перед законом независимо от национальной принадлежности, вероисповедания и языка общения. К этому, казалось бы естественному выводу, наш народ пришёл более семи десятилетий назад через неисчислимые жертвы и страдания. Свой последний урок веротерпимости и национального примирения мы выстрадали в годы Великой Отечественной войны.

Новый порядок

После присоединения территории Западной Белоруссии к СССР Вилейка стала административным центром Вилейской области. Многие административные функции остались за городом и после его оккупации немцами.

Главным руководящим учреждением области являлся организованный оккупантами комиссариат во главе с гебитскомиссаром генералом Шмидтом и подчиненным ему инспектором (начальником) СД – Гендалем. Комиссариат располагался в здании обкома. СД разместили по улице 1 мая в двухэтажном кирпичном здании, где раньше было НКВД. В штате СД служило около 80 человек. Командный состав в основном состоял из немцев, вместе с ними СД было укомплектовано большим количеством латышей и литовцев. Отряд СС насчитывал в своих рядах до 200 человек личного состава. В их распоряжении находился автопарк численностью до 50 грузовых и легковых автомашин.

Кроме этого в районе города Вилейки была организована работа полицейской школы. Её место нахождения немцы держали в строжайшем секрете. В школе обучались белорусы и украинцы, которых набирали по мобилизации из Витебска, Полоцка и Слуцка. Школа выпускала до 300 полицейских в месяц.

Из гражданских организаций в Вилейке действовало рабочее бюро «Социаль амт», предоставляющее рабочую силу по запросу немецких учреждений, воинских частей и частных лиц (немцев).

По улице Молотова располагалась немецкая хозкоманда и продовольственные склады, снабжающие продовольствием войска, воевавшие на фронте. По улице Советской, дом 42 находилась контора и склады, заготавливающие лен в пределах области 1.

Первые жертвы

Своё отношение к еврейскому населению Вилейки немцы продемонстрировали уже через несколько дней, после её оккупации. 12 июля 1941 года в город прибыла немецкая воинская часть в непонятной тогда ещё местным жителям коричневой форме. Через местное городское управление военные известили, что бы все мужчины в возрасте от 16 до 60 лет явились в 8 часов утра во двор еврейской школы, возле молитвенного дома на собрание. Предлогом был вызов жителей на работу. Всего собрали около 250 человек. Но по прибытию горожан к месту сбора их ожидала совсем иная повестка собрания. У прибывших немцы изъяли все личные документы, а тех, кто не хотел с ними расстаться добровольно – начали избивать «самыми варварскими способами». Выделив из толпы собравшихся еврейское население, немцы приказали им разойтись по домам и снова прибыть после обеда. При этом их предупредили, что они должны принести все имеющиеся свои ценности.

Из всех собравшихся после обеда евреев в толпе оказался единственный в городе ветеринарный врач – Ястшомб Марк Моисеевич, работавший в то время заведующим ветеринарной лечебницей. Он подтвердил своё образование, показав немцам диплом об окончании ветеринарного института. Больше к нему вопросов не было – его отпустили домой. Остальных евреев строем повели через мост, ведущий в направлении Молодечно, за речку Вилию. На опушке леса в 500 метрах от деревни Ставки были заранее приготовлены ямы. Там их всех и расстреляли. Всего было убито 140-143 человека, из них: 130 евреев и 10-13 белорусов. Очевидцы этих кровавых событий Казанович Вера Игнатьевна и Альфер Нина Васильевна рассказали, что когда обречённых на смерть собрали возле вырытых ям, то фашисты открыли пулемётный огонь. Осознав неизбежность смерти, люди бросились бежать в различные стороны. Но пулемётные очереди, отправленные им вслед, никому не дали убежать от казни. Когда тела начали стаскивать в ямы, некоторые ещё были живыми и истекали кровью от полученных ран, но добивать их фашисты не стали! Все стонущие и шевелившиеся тела закопали вместе с убитыми!

2

При описании событий 12 июля 1941 года чаще всего вспоминают немецкую акцию по массовому расстрелу за городом евреев. В тени произошедшей трагедии остаются расстрелы местных жителей, не являющихся евреями. В тот день были расстреляны по приговору Германского военно-полевого суда и похоронены в братской могиле ещё пять жителей Вилейки. Всех их отпевал батюшка Мариинской церкви.

Не успело пройти три недели с этой страшной трагедии, как Вилейку всколыхнул ещё более массовый расстрел еврейского населения, который произошёл 30 июля 1941 года. Началось с того, что немцы стали заходить во все дома и выгонять на улицу евреев. На улице их уже ждали машины, которые свозили людей по улице Красина, через железнодорожный переезд к деревне Порсы. Среди собранных жителей Вилейки были и старики, и старухи, и дети вплоть до грудных – всего до 400 человек. В тот день все они были расстреляны!

Но массовый расстрел мирных жителей был не единственным способом их уничтожения. Очевидцы, рассказывая о зверствах фашистов, приводили пример, когда на улице Партизанской в бане немцы собрали около 300 человек. На их национальной принадлежности никто внимания не акцентировал. Вероятно, это не была антиеврейская акция. Указывалось лишь, что там были старики, женщины и дети. Всех их заперли в бане и подожгли. Остатки обгоревших трупов затем зарыли в яму.
После освобождения Вилейки, на месте захоронения были произведены раскопки. Из ямы извлекли большое количество обгоревших человеческих костей. Установить фамилии имена и отчества всех уничтоженных граждан в городе Вилейка и её окрестностях ни раньше, ни сейчас не представляется возможным, так как среди погибших граждан были не только местные жители, но и большое количество привезённых с других населённых пунктов.

Лагерь военнопленных

В июле 1941 года в Вилейке по улице Стахановской на территории лесозавода немцами был организован концлагерь для советских военнопленных рядового, сержантского и офицерского состава. Условия содержания военнопленных в лагере специально создавались невыносимо тяжёлые. Все пленные независимо от их физического состояния немцами использовались на самых тяжёлых работах. Рабочий день для них продолжался по 13–14 часов. При этом пленных содержали на голодном пайке, им выдавалось по 0,5 л. воды и 200 грамм эрзац хлеба в сутки. Таким образом, изнурительно непосильная тяжёлая работа и голодный паек приводили к их полному истощению и смерти. Ежедневно в лагере от голода, болезни и пыток умирали по несколько человек. Кроме того, отсутствие медицинской помощи и госпитализации больных способствовали развитию эпидемических заболеваний. Умерших не хоронили по 3–5 дней, все это время мёртвые тела продолжали лежать на улице, а иногда и рядом с живыми людьми. При конвоировании военнопленных на работу и обратно тех, кто терял возможность самостоятельно передвигаться от бессилия, просто расстреливали на месте.

Лагерь военнопленных в Вилейке просуществовал около двух месяцев. В августе 1941 года было принято решение перевести всех оставшихся в живых людей в концлагерь в Молодечно. Перевозку планировалось произвести на грузовых автомашинах. Но, при погрузке на транспорт для 27 человек не хватило в кузове место. Выход из сложившегося положения был найден незамедлительно: оставшихся военнопленных тут же расстреляли!

Подробности зверств фашистов над военнопленными были подтверждены в апреле 1945 года очевидцами Ермаковичем Иосифом Александровичем и Ермакович Надеждой Антоновной, проживавшими в Вилейке по улице Стахановской. Всего же за период существования лагеря военнопленных в нем умерло и погибло около 400 человек. Их тела были зарыты в ближайшем противотанковом рву, расположенном в 700 метрах от северо-восточной части города Вилейки 4.

Тюремный двор

Старое здание Вилейской тюрьмы по прямому своему назначению немцы не использовали. Во-первых, оно было повреждено в начале войны, а во-вторых, оккупанты не планировали длительное время содержать заключённых. Для своих репрессивных целей гитлеровцы использовали новую деревянную тюрьму СД, которая находилась рядом со старой тюрьмой во дворе здания РУВД. Обычно на территории старого здания тюрьмы, возле северной её стены каратели производили расстрелы.

1

В апреле 1945 года опрошенные очевидцы, жители Вилейки Пусевич Дмитрий Александрович и Казанович Вера Игнатьевна подробно рассказали членам комиссии по установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков о зверствах, чинимых оккупантами и уничтожении мирных жителей.

«Немецкие изверги ежедневно выводили партии мужчин, женщин и детей из тюрьмы и тут же у тюремной стены расстреливали из пистолетов и бросали в яму, малолетним детям ломали позвоночник и бросали в яму ещё живыми, после чего обливали горючей жидкостью и зажигали. Таким зверским способом истреблено советских граждан, только во дворе тюрьмы и около северной стены тюремного двора около 7000 человек».

Обыденная экзекуция повторялась со зловещей регулярностью. Чтобы не копать каждый раз новую яму для своих жертв, во дворе тюрьмы заранее был вырыт котлован 6 метров в длину и 4 в ширину. Его глубина составляла 4 метра. Раскопки, проведённые на территории старой тюрьмы, показали, что немцы не утруждали себя особой щепетильностью при расстреле граждан. Многие жертвы падали в яму ещё живыми. Они умирали после долгих и мучительных агоний, некоторые задыхались, лишь после того, как их присыпали землёй. После каждого расстрела трупы присыпали тонким слоем песка и так, изо дня в день, пока яма не заполнялась полностью. Иногда тела расстрелянных засыпали негашёной известью или заливали раствором каустической соды. Едкий химикат разъедал плоть, порой ещё живых людей, обрекая их на жуткую, мучительную смерть. Расстрелы в тюремном дворе чаще всего производили охранники их числа тех, кто до войны жил в Латвии. Среди местных жителей до сих пор сохранились воспоминания об их особенной жестокости по отношению к местному населению. Но северная стена старой тюрьмы не была единственным местом, чинимых нацистами преступлений над мирными жителями.

Выдержки из свидетельских показаний Акива Ханесона от 14.12.1970:

«В первые месяцы я очень часто видел, как водили арестованных из новой тюрьмы в здание СД, а затем к яме при старой тюрьме. Там их расстреливали. Примерно через два месяца яма при старой тюрьме была сравнена с землёй. Позже также производились расстрелы, но уже где-то в окрестных лесах».

Из показаний Нормана Изефа, данных 15.15. - 24.06.1965:

«В конце июня 1941 года немцы вступили в Вилейку, где я в то время жил и находился до конца 1942 года. В конце 1942 года я бежал в лес и находился у партизан до прихода Красной Армии.
Первая акция против евреев состоялась 12 июля 1941 года...
Когда мы с моими двумя братьями и отцом находились в синагоге, я увидел там кроме евреев также и немцев, которые окружили нас. Немцы носили форму СС и на фуражках эмблемы "Мёртвая голова".
Вторая акция продолжалась два дня: 29 июля 1941 г. и 30 июля 1941 г. Она продолжалась с 6 часов утра и до 12 часов. По улицам патрулировали какие-то гестаповцы, вооружённые автоматами, и арестовывали каждого встретившегося им еврея или еврейку...
Арестованных евреев немцы расстреляли за железнодорожной линией, недалеко от ул. Поржанского....
Очередная акция против евреев началась 2 марта 1942 года, в частности в ночь со 2-го на 3-е марта и с 3-го на 4-е марта. Акция проходила следующим образом: в ночь на 3-е марта в нашу квартиру ворвались белорусские полицейские в сопровождении эсэсовцев, на фуражках которых были эмблемы "Мертвая голова". Последние арестовали нас. Здесь я хотел бы добавить, что они арестовывали всех евреев, которых встречали по дороге.
Я был арестован вместе с отцом матерью, сестрой Двойра и братом Израилем. Нас доставили в тюрьму и каждого спросили о профессии. С учётом того, что я выдал себя за печатника, меня поместили в специальную комнату, где я находился до ночи следующего дня. В комнату, в которой я находился, пришёл какой-то гестаповец и увёл меня в зал, в котором уже находилось примерно 20 девушек-евреек и еврейский юноша. Отсюда нас вывели во двор и приказали идти по домам. В то время я узнал, что убили всех моих близких. К этому времени было убито около 80 евреев, а их трупы сожжены во дворе тюрьмы. Какие немцы из Вилейки принимали участие в убийстве этих евреев, я не знаю...
Дортмунд, 18.10.1965 П.Чембор. К присяге привёл переводчик для судов окружного земельного суда Дортмунда».

О том, что немцы расстреливали не только евреев, видно из «Сводки событий из СССР»: в период с 5 по 28.02.1942 филиалом полиции безопасности и СД в Вилейке были расстреляны 29 евреев, 4 коммуниста, 5 партизан, 5 вредителей и 4 саботажника. Кроме того, арестовано 16 человек.


Продолжение следует

Подготовил Александр ПЛАВИНСКИЙ

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.