Легализация Куропат: кому выгодна деятельность «Молодого фронта»

По итогам несанкционированного пикета, драк, катания на тракторе и валяния забора «Молодой фронт» в лице Дашкевича принял капитуляцию у застройщика. Город умыл руки, застройщик в лице «Белреконструкции» пообещал, что больше не будет, а крайними сделали Минкульт, который ранее изменил границы охранной зоны.

Но и там виноватых не оказалось – Минкульт сослался на изменения в законе «Аб ахове гiсторыка-культурнай спадчыны» и на новую градостроительную документацию.

Пока шло выяснение отношений, нас поразила чрезвычайно мягкая реакция правоохранительных структур на деятельность виновников торжества. Любитель поваляться на коврике под МАЗом получил трое суток, остальные отделались легким испугом и продолжают здравствовать и светить полицейскими шевронами поверх рыбацкого камуфляжа.

В связи с безнаказанностью «Молодого фронта» на телевидении даже прозвучал упрек, что другие общественные организации не пресекли противоправных действий активистов.

Подразумевалась в том числе и Компартия Беларуси, на которую, похоже, после событий 7 ноября, был возложен контроль за деятельностью Дашкевича вместо милиции и прокуратуры.

Удивляет и то, что в резонансом расследовании «БТ-1» «Звонок другу» непосредственно Дмитрий Дашкевич не упоминается, хотя сам репортаж посвящен украинским добровольцам из «Молодого фронта» и их отнюдь не военной деятельности, больше напоминающую бандитизм – погромы офисов, вымогательства, похищения и убийства. Обыграны также старые связи нашей оппозиции с радикалами из УНА-УНСО – хотя все эти факты общеизвестны, ранее они и не попадали в объектив государственного телевидения.

При этом в сюжете почему-то не упомянуто, чем этот такой опасный «Молодой фронт», который чуть ли не собирается воевать, целую неделю занимался под окнами жилых домов на Мирошниченко. А может, они там в бочке вместо супа тротил варили?

Такая избирательность порождает стойкое впечатление, что в отношении Куропат деятельность «Молодого фронта» выгодна определенным кругам. Фактически, протест с истериками, драками и приковыванием к самосвалу легализовал саму идею некоего «народного мемориала», вопрос о котором, как уверенно утверждают государственные медиа, «давно назрел».

Напоминаем, что 15 лет назад в том же урочище проходили массовые драки с ОМОНом, хождение цепью и обоюдное валяние в грязи, но тогда, очевидно, «вопрос еще не назрел». С момента окончания строительства МКАД тема Куропат также подымалась несколько раз, в том числе и при аналогичном строительстве кафе «Бульбаш-холл», но при этом ни разу не озвучивалась государственная позиция, направленная на некое «примирение», «признание», т.д.

Нам также очевидно, что сейчас, особенно после украинского Майдана, со стороны белорусского общества отсутствует какой-либо запрос на декоммунизацию, демонтаж памятников, переименования улиц и т.д. (как, кстати, не было его и в Украине – памятники на востоке сносили радикалы вопреки протестам местных жителей). Реакция СМИ, в свою очередь, показывает, что тема декрета №3 волнует население гораздо больше, в то время как тема репрессий интересна преимущественно группе оппозиционных активистов. Показательно и то, что Николай Статкевич, которого БТ называет главным зачинщиком «тунеядских» протестных акций, в Куропаты демонстративно не пошел, заявив, что «есть дела поважнее».

Тогда кому больше важны Куропаты? С кем мы собираемся мириться, если даже сами оппозиционные лидеры умывают руки?

По нашей информации, «круглый стол» по куропатской тематике готовился заранее, в пределах нескольких месяцев. Фактически же стол совпал как с протестами МФ, так и с выставкой БНФ «Дорога смерти», прошедшей в Минске на ул. Козлова. После предварительной «пристрелки» была вновь озвучена старая позняковская версия, но «мягкая», без конкретных цифр, сроков и исполнителей.

Здесь мы видим, как работает принцип политической целесообразности.

Возможно, что таким образом власть пытается частично снизить социальное напряжение, отвлечь общество от сырого декрета №3 и предложить новую тему для дискуссий. Но выглядит, это, мягко говоря, топорно и нелогично – конкретные меры по изменению декрета, а также прямая разъяснительная работа с населением сделали бы куда больше, чем возведение любых памятников.

Нас также настораживает и возможное внешнеполитическое влияние. Куропаты обычно связывают с Клинтоном, который по-барски подарил белорусскому народу скамейку. В то же время за последние полтора года «потепления» отношений с ЕС в Куропаты зачастили официальные польские делегации. Что они там могли забыть? Подтекст, очевидно, таков, что в Куропатах захоронены польские граждане. Вероятно, для официального Минска эта версия является гораздо более неудобной, чем признание сталинских репрессий. Репрессии и так раздуты до невероятных масштабов и общественно порицаются, в то время как от «зашифровки» Куропат можно в дальнейшем получить политические дивиденды, не боясь заложенной «польской» или любой другой мины. Для этого можно и Дашкевича потерпеть, и памятник поставить.

Удивляет и то, что в телевизионных передачах мы не услышали четкой линии на установление фактов. Вместо конкретных ответов «кто», «когда» и «количество» нам предлагается «проехать» вопрос, то есть признать Куропаты, построить мемориал и, таким образом, исчерпать тему и национально примириться (т.е., наверно, зампред комитета госбезопасности, а лучше первый секретарь ЦК КПБ должны повиниться перед Дашкевичем, посидеть с ним за круглым столом и отчитаться).

Подобные «голуби-миротворцы» в рядах власти должны понимать, что все переговоры с радикалами и уступки заканчиваются одинаково: дай палец, откусят руку.

Дашкевич же прямо заинтересован в создании прецедента – он должен показать, что умеет и может давить на власть. Те же круги, которые используют Дашкевича, если таковые есть, должны понимать, что никакого желаемого примирения и сокрытия фактов, несмотря на признание сталинских репрессий, не получится. Потому что абсолютно логичный шаг после создания мемориала – требовать открыть по Куропатам архивы спецслужб, если они имеются (как нам уже было заявлено), чем «Молодой фронт» с удовольствием и займется. И при любом развитии событий на компартию продолжит литься волна грязи, а любой спрятанный след (если было что прятать), все равно проявится, несмотря на посыпание головы пеплом.

Напоминаю, что год назад нами был подготовлена статья «Кто расстреливал Куропаты» по материалам члена общественной комиссии А. Смолянко, ныне покойного, в которой упомянут ряд фактов из уголовного дела, говорящих о причастности немецких оккупантов к убийствам, в том числе еврейского населения. В 1997 это признал и Генпрокурор Беларуси Божелко. В 2016 наши материалы вызвали немалый резонанс, а сегодня (очевидно, под маркой «примирения») эта версия вдруг оказалась невостребованной – но взята она не с потолка, а была озвучена Смолянко по итогам трех следствий и ряда экспертиз, с которыми он знакомился.

Тем, кто сегодня по тем или иным политическим причинам потакает националистам, надо понимать, что принцип «абы тихо» в таком остром вопросе вряд ли не сработает. Те, кому нужен прецедент давления на власть, его уже получили, но истина о захоронениях в районе Цна-Йодково так и не стала достоянием общественности. Получается, что белорусская юстиция даже не в состоянии посчитать количество трупов, в то время как журналисты уже активно предлагают нам интересные разговоры на тему покаяния. Выглядит это, мягко говоря, неестественно. Получается сложная ситуация, когда ни власть, ни оппозиция не заинтересованы в установлении фактов и количества убитых. Скорее всего, ничего нового мы так и не узнаем, но зато оппозиционные силы уже навязали нам свою политическую и информационную повестку, в которой мы оказываемся в заведомо проигрышном положении оправдывающихся.

Андрей Лазуткин

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.