Куропаты — у истоков исторической сенсации

В период Горбачевской «перестройки» откуда не возьмись стали выползать со всех щелей отдельные «знатоки» истории, а точнее фальсификаторы, специалисты по искажению действительности прошлых лет. Среди них объявились и крикуны, спешившие внести свою лепту в уничтожение Советского Союза.

Прошло уже более трёх десятков лет с тех пор, когда советский народ и мировую общественность потрясла история о том, как якобы «в лесном массиве Куропаты в 1937–1941 годах сотрудники НКВД массово приводили в исполнение смертные приговоры и там же хоронили тела расстрелянных».

Эмоциональный текст в газете «Літаратура і мастацтва» от 3 июня 1988 года бывшего фотографа, а в то время искусствоведа отдела археологии Института истории АН (в силу непонятных обстоятельств попавшего туда трудиться) Зенона Позняка и некого инженера Евгения Шмыгалева (то ли бывший офицер, то ли сотрудник некоего института, как всякий мавр, сделавший свое дело, исчезает с поля зрения общественности) «Курапаты – дарога сьмерці», подпитанный жуткими воспоминаниями «очевидцев» о «кровавых сталинских репрессиях», в то время никого не оставил равнодушным.

Однако, не все в то время поверили исторической сенсации. К этим одиноким голосам, настойчиво опровергающим ложь и лицемерие, никто не захотел прислушаться. А ведь этого требовала элементарная объективность. По мере рассекречивания архивов и обнародования ранее закрытой информации, стала складываться общая картина событий, происходивших в так называемых «Куропатах» (до 1988 года ни на топографических картах, ни в народной памяти урочища с названием Куропаты никогда не было), полностью противоречащая ныне существующей версии. На протяжении трех десятилетий эти «мелочи» всячески пытались «забыть», отмахнуться от них, как от назойливой мухи, не обращать на них внимание, лишь бы осталась незыблемой официальная версия. Забыты даже выводы, сделанные после проведения в 1997–1998 годах дополнительных раскопок 23 предполагаемых захоронений, которые «дали основание утверждать, что в коллективных могилах покоятся останки иностранных граждан – жертв гитлеровского геноцида, относящихся к периоду Великой Отечественной войны».

В первых числах сентября 1941 года сюда стали прибывать колонны иностранных граждан, которых подводили к ямам и расстреливали. Эта операция и получила у немцев кодовое название «Курпате юден». «Кур» — курирование, забота; «Пате» (патер) — крестный отец; «юден» — еврей. Так немцы проявляли «заботу о крещении» евреев, исповедовавших раввинский иудаизм. А З.Позняк трансформировал слово «Курпате юден» в белорусское — «Куропаты».

Забыто и официальное сообщение Белорусского телеграфного агентства от 4 ноября 1997 года, в котором со ссылкой на пресс-центр прокуратуры сообщалось, что «некоторые доказательства, добытые в установленном законом порядке, противоречат прежним выводам следствия».

В августе 2019 года вышло в свет научно-популярное издание члена Союза писателей Беларуси, подполковника внутренних войск МВД Александра Стефановича Плавинского «Куропаты — у истоков исторической сенсации», в которой он излагает свой взгляд на эту спорную проблему. (Это второе издание по данное проблематике - в 2011 году в свет вышла книга Анатолия Владимировича Смолянко «Куропаты. Гибель фальшивки. Документы и факты»)

По его мнению, ни одной улики, свидетельствующей о причастности НКВД к расстрелу в Куропатах, в захоронениях не найдено. Всё свидетельствовало лишь о том, что там проводились массовые расстрелы евреев немецко-фашистскими захватчиками и их холуями из числа украинских, латышских, литовских и других националистических формирований в период с лета 1941 по весну 1942 года.

Изучая свидетельские показания, автор нашёл целый ряд нестыковок.

З.Позняк и Г.Тарнавский не приняли во внимание ряд свидетельств о том, что в 1930-х годах в урочище находился стрелковый тир (эти выстрелы и слышали по вечерам жители окрестных деревень). Создаётся впечатление, что создатели официальной версии просто подгоняли свидетельские показания под свою концепцию, чтобы демонизировать деятельность органов НКВД и набрать себе политический капитал.

Нельзя не обратить внимания и на следующие заключения эксперта: из 25 обнаруженных в захоронении № 5 расчесок 18 изготовлены в Австрии, одна — в Польше, одна — в Чехословакии, а из 9 галош 3 изготовлены в Германии, одна — в Польше, остальные также иностранного производства. Среди найденных ювелирных украшений отмечены католические крестики-распятия или же медальоны с изображением Мадонны. Кроме того, обнаружены зубные коронки, изготовленные из платины. Известно, что этот металл в зубопротезной практике в СССР никогда не применялся.

Важное место в книге А.С. Плавинского занимает третья глава «Великая Отечественная война», написанная на основе большого количества архивного материала. В ней достоверно показана та политика геноцида белорусского и еврейского народов, которую проводили немецко-фашистские захватчики на белорусской земле; деятельность оперативной айнзатцгруппы «В», которая в 1941 году ликвидировала всю еврейскую интеллигенцию (учителей, адвокатов, художников, кроме медиков). В неприглядном виде показана деятельность полицейских латышских, литовских и украинских батальонов, участвовавших в расстрелах тысяч евреев, депортированных из Польши, Германии, Австрии, Чехословакии и других стран, в том числе в «Куропатах».

Именно в «Куропатах» оставил ужасающие «автографы» СД, пытаясь замести следы своих зверств, весной 1943 года (раскопанные котлованы и сожжение в них трупов людей).

По мнению рецензента кандидата юридических наук, доцента Б.В. Асаёнка работа «представляется в достаточной мере аргументированной точкой зрения автора на исследуемые исторические события, мнения иных авторов в данной сфере. В вопросах криминалистического и уголовно-процессуального характера оценки тех либо иных фактических данных очевидных ошибок автора выявлено не было.»

Изложенный в книге материал является на сегодняшнее время наиболее полным анализом мифов и фактов о «Куропатах».

Хотелось бы верить, что оба научно-популярных издания членов Белорусского союза писателей, двух порядочных офицеров полковника А.В. Смолянко и подполковника А.С. Плавинского послужат основанием для пересмотра достоверности существующей в настоящее время точки зрения на события, имевшие место не с 1937 по июнь 1941 года (или как указано на охранной табличке «Месца сгубы ахвяр палітычных рэрэсій 30-40-я гады ХХ ст.», а с августа 1941 по 1943 год.

Георгий Атаманов

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.