Как раскачивают Венесуэлу

На минувшей неделе портал tut.by грубо и схематично сравнил ситуацию в Венесуэле с конституционным кризисом в Беларуси 1994-1996 годов по принципу «у них то, а у нас это». Параллельно в российских либеральных СМИ на Венесуэлу вылился страшный поток грязи. «Чавес сгнил, страна сломалась», «венесуэльцы едят мусор» и т.д. – эти заголовки взяты мной с сайтов крупнейших СМИ.

Такая подача – не просто погоня за жареным материалом, но и прямая ложь либо отголоски информационной кампании, которую ведет западная пресса против Мадуро.

«Коммунист Беларуси» попытался разобраться в венесуэльском кризисе и выяснил, что ситуация в стране за последнее время, наоборот, стабилизировалась, а правительство принимает достаточно эффективные антикризисные меры.
Так как в либеральных СМИ об этом не пишут, предлагаем нашему читателю подробный политэкономический обзор событий в Боливарианской республике.

Борьба с импортом

Либеральная пресса обвиняет социалистическое правительство в проедании нефтяных денег, которые тратились на импорт.

Между тем, для купирования «голландской болезни» (т.е. укрепления валюты при стабильном профиците внешней торговле) в Венесуэле практиковалась управляемая высокая инфляция за счет постоянного ввода денежной массы. Это позволяет удержать заниженный валютный курс и сохранить конкурентоспособность товаров собственного производства перед импортом. Однако, несмотря на государственное субсидирование и искусственную инфляцию, рост импорта шел с опережающими рост собственного производства темпами.

Отдельным пунктом борьбы с импортом была борьба с торговыми сетями. Из-за серьезного контроля внутренних закупочных цен, а так же «удобства» работы с иностранными производителями (уклонение от налогов, взятки за продвижение, отлаженные логистические цепочки, работа с собственными торговыми марками) торговые сети (особенно иностранные) старались максимально продвинуть иностранные товары в ущерб местным производителям. При этом они постоянно стремились завысить цены, чему способствовала инфляция и рост реальных доходов населения.
Для борьбы с «саботажниками» из торговых сетей, стремившихся получать сверхприбыль за счет роста потребления, была создана сеть госмагазинов, в которых товары продавались с фиксированной наценкой. Они занимали примерно 40% рынка и тем самым вполне рыночными мерами обеспечивали приемлемый уровень цен как закупочных, так и отпускных.

В финансовой сфере предпринимались максимальные меры для ограничения вывода капитала - жесткий контроль экспортных контрактов, ограничения на репатриацию инвестиций и выплату процентов по кредитам и другие ограничения внешнеторговой деятельности. Правда, наряду с полезной функцией такой зажим внешнеторговой деятельности привел к росту контрабанды - на колумбийской (и в меньшей степени гайанской и бразильской) границе появились целые кланы контрабандистов, которые десятками тонн тащили импортные товары на территорию Венесуэлы.

Раскачка экономики

Раскачивать Венесуэлу начали ещё в 2013 году. Результаты президентских выборов, в которых Мадуро с крайне небольшим перевесом выиграл у проамериканской оппозиции, показали возможность реванша американцев.

Качать ситуацию начали, создавая ажиотажный спрос с помощью социальных сетей, а неэластичное предложение и саботаж со стороны торговых сетей приводили к регулярным дефицитам товаров в регионах.

Борьба с коррупцией и вскрытие фактов спекуляций привели к слухам, что «у правительства все есть, но оно от нас скрывает», проверкам складов «общественными активистами» и даже погромам магазинов.

В результате такой раскачки в 2013 году инфляция превысила 50%. В 2014 события продолжились с нарастающей амплитудой, начались массовые беспорядки. Из-за сокращения совокупного спроса начало лихорадить экономику, из-за разгоняющейся инфляции и отсутствия позитивных перспектив начался массовый перевод денег в доллары.
На таком проблемном фоне в конце 2014 началось падение цен на нефть, которая составляла 25% ВВП и 95% экспорта.

Контрабандисты, которые раньше занимались ввозом товаров, теперь стали их массово вывозить, т.к. из-за фиксированных цен товары, которые раньше стоили дороже, чем в соседних странах, стали стоить дешевле. В результате серьезная нехватка товаров становилась ещё большей.

Однако, несмотря на просадку реальных доходов на 30%, инфляцию в 275%, искусственный дефицит с очередями и карточками, нехватку лекарств, уличные беспорядки и т.п., безработица все ещё сохранялась на низком уровне, товары первой необходимости можно было достать, зарплата платилась аккуратно, транспорт ходил, новостройки росли как грибы, бензин стоил дешевле воды – жить было можно.

Но весной 2016 года в Венесуэле наступил коллапс. Он был связан с климатическим эффектом «Эль-ниньо», который привел к небывалой засухе, сравнимой только с крупнейшей в Латинской Аимерике засухой 1950 года. Погибла значительная часть урожая, обмелевшие реки привели к резкому сокращению выработки электроэнергии (а в Венесуэле 82% электричества вырабатываются именно на ГЭС).

Коллапс: правительство находит выход

Из-за увеличения спроса на валюту для закупок продовольствия (и это при минимальных ценах на основной экспортный товар - нефть) её просто не стало для большинства производителей, которые раньше покупали её на черном рынке или доставали по серым схемам. Кроме того, начались массовые отключения электроэнергии. В результате четверть промышленности страны остановилось. Массы людей оказались временно выброшены на улицу, резкое падение спроса больно ударило по торговле, где тоже началось массовое сокращение, ситуация с товарами в магазинах стала катастрофическая, начались проблемы с выплатой зарплаты, напечатанные для спасения безработных от голода деньги раскрутили гиперинфляцию.

Но правительство Венесуэлы смогло справиться с ситуацией!

1) В госмагазинах упорядочили покупки - теперь их можно было делать только 2 раза в неделю (даты покупок совпадали с номерами социальных карточек - в понедельник покупают те, у кого последняя цифра 1 и 6, во вторник – 2 и 7 и т.д. Второй раз закупиться можно на выходных - от 0 до 4 в субботу, от 5 до 9 в воскресенье).
2) Частично отпустили валютный курс, хотя некоторые льготные валютные курсы сохранились.
3) Перестали занижать «справедливые цены» (стали учитывать реальную инфляцию и повышение себестоимости).
4) Перестали повышать зарплаты параллельно инфляции, вместо этого резко увеличили долю «продуктовой корзины» - это деньги, которые можно тратить только на продукты в госмагазинах. Например, на июль 2017 года минимальная зарплата 65 тысяч боливаров, а продуктовая корзина составляла 200 тысяч боливаров.
5) Были заменены миллионы лампочек на энергосберегающие, заменили сотни тысяч кондиционеров, ужесточили контроль за расходом электроэнергии (раньше у многих жителей не было даже счетчиков), сократили рабочую неделю в госучреждениях и на госпредприятиях до 2 дней с сохранением зарплаты.

В результате удалось пережить засуху и даже перезапустить экономику.

С новым урожаем 2017 года увеличилось предложение продуктов и товаров, начали постепенно запускаться производства и оживать частная торговля, целевое назначение средств на продукты уменьшило инфляционное давление, начала сокращаться безработица. Если учесть повышение цены на нефть, увеличившее предложение валюты, неудивительно, что те, кто хотел сбросить чавистов, перешли к провокациям с убийствами и начинают толкать страну к гражданской войне.

Политическая борьба и роль США

Сначала оппозиция преуспела в раскачке ситуации - рост дефицита, падение уровня жизни, рост преступности привели к тому, что часть сторонников чавистов качнулась в сторону оппозиции. Параллельно шло нагнетание обстановки с помощью массовых протестов. На улицах шли настоящие побоища между уличными бандами и студентами с одной стороны и полицией и сторонниками правительства из числа провинциальной молодежи – с другой.

Несмотря на давление со стороны западных стран и попытки расколоть чавистов, этот этап борьбы ничего оппозиции не дал.

Тогда оппозиция перешла к новой тактике - победе на выборах в парламент. Тактика оказалась весьма успешной, и выборы оппозиция выиграла. Кроме поддержки значительной части разочаровавшихся в правительстве и уставших от постоянного ухудшения ситуации людей на её сторону перешла часть местных элит, заколебалась армия, волновались профсоюзы – казалось, чависты зашатались. Оппозиция на волне эйфории от победы, считая что уже взяла власть, поссорилась с армией и судьями, отказалась вести переговоры с умеренными чавистами, обратилась к поддержке западных стран (чего во время выборов старалась избегать из-за антиамериканизма большинства венесуэльцев).

Чависты же перешли к затяжке времени и стали проверять процедурные моменты. Например, из-за формальных нарушений лишили мандатов трех оппозиционных депутатов. В результате оппозиция потеряла квалифицированное большинство, тем самым лишившись возможности отстранить исполнительную власть законным способом.

В результате победа оппозиции оказалась неполной – она, оттолкнув наводивших мосты чавистов, только сплотила последних, т.к. стало понятно, что победа оппозиции приведет к полной потере позиций элиты. Попытка протащить референдум об отставке Мадуро увязла в бюрократической волоките.

Когда произошел экономический коллапс, оппозиция проиграла ситуацию полностью. Вместо действий, направленных на борьбу с катастрофой, она занялась политиканством и обвинениями в адрес Мадуро и чавистов, своими законами и действиями саботировала антикризисные меры правительства. Ничего не напоминает? А вот наш tut.by сходства не увидел.

В результате общественное мнение качнулось в пользу чавистов - в противовес оппозиции, которая только болтала, власти действовали. Их действия были заметны, понятны и привели к успеху. Поняв, что за ними большинство населения, чависты перешли в контратаку, объявив создание Конституционной ассамблеи в противовес оппозиционному парламенту.

Поняв, что теряет шанс на власть, оппозиция вернулась к привычной тактике протестов, но несмотря на многочисленные убийства «онижедетей» при странных обстоятельствах (власти заявляют, что их смерти на совести оппозиции) и кампанию международного давления (которая, как и предыдущие, провалилась, так как у чавистов нет денег и недвижимости за рубежом в достаточных для давления размерах) сорвать создание Ассамблеи не удалось.

По факту сейчас у оппозиции осталась только последняя опция - гражданская война, благо и градус ненависти, и территориальное размежевание, и каналы поставки - все есть. Останавливала войну только позиция США, которые не давали отмашку. Однако 11 августа Дональд Трамп заявил, что не исключает проведения военной операции в Венесуэле.
При этом США продолжают финансово, политически и медийно поддерживают оппозицию. Экономическое давление на страну выражается в блокировании кредитования, пересмотре страховых платежей и снижении закупок тяжелой венесуэльской нефти с соответствующей дополнительной просадкой её цены.

Редколлегия КБ.МиВ

Использованы материалы блога black-skat.livejournal.com

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.