ИМЯ ГЕРОЯ-ПОДПОЛЬЩИКА У ПАМЯТИ В СТРОЮ

В ночь с 22 на 23 июня 1941 г. жители Осиповичей были разбужены взрывами фугасных бомб: фашистские захватчики бомбили южную часть города, сея смерть и разрушения. Через неделю, 30 июня, гитлеровцы заняли этот населённый пункт. Немецко-фашистские оккупанты стали устанавливать здесь «новый порядок»: в здании Осиповичского отделения железной дороги они разместили военную комендатуру, в городском детском саду и яслях – полевую полицию, в противотуберкулезном диспансере – службу безопасности и тюрьму. Культурные учреждения и школы города фашисты превратили в солдатские казармы. Вскоре начались массовые расправы неугодных врагу местных жителей.

Однако, несмотря на террор и расстрелы, осиповичские патриоты вступили против ненавистного врага в беспощадную борьбу, которую возглавил председатель исполкома районного Совета депутатов трудящихся Н. Ф. Королев. Уже в июле 1941 г. среди рабочих-железнодорожников начало действовать партийно-комсомольское подполье, одним из организаторов которого стал электромонтёр Осиповичского железнодорожного узла Федор Андреевич Крылович. По воспоминаниям боевого соратника Леонида Верещагина, «Федора знали и любили в городе. Высокого роста, широкоплечий, он был необыкновенно подвижным, общительным, смелым и решительным парнем... Те, кто помладше, стремились подражать ему. Для нас слово Федора было законом». Более того, к началу Великой Отечественной войны у него за плечами уже имелся определённый опыт участия в боевых действиях. В 1937 году после окончания школы связистов в Ульяновске он был призван в Красную Армию и в составе мотострелкового полка воевал сначала на Дальнем Востоке – на Халхин-Голе и у озера Хасан, а затем был переправлен на противоположный театр военных действий Советского Союза – на войну с Финляндией. В 1940 году он возвратился в Осиповичи и вернулся на свое прежнее место работы – на железнодорожную станцию.

В начале июля 1943 г. уполномоченный ЦК ЛКСМБ, секретарь Могилевского подпольного обкома комсомола Петр Воложин, прибывший незадолго до этого в расположение 1-й Бобруйской партизанской бригады, в своем письме секретарю ЦК ЛКСМБ Кириллу Мазурову рапортовал: «О подполье. Имел свидание. Подобрался замечательный парень. Он у меня уполномоченный по г. Осиповичи – Крылович Ф.А. Он по моему поручению организовал 9 комсомольских организаций по 3-4 человека… Этот Крылович Федя… энергичный и инициативный, исполнительный. Вот что он проделал за своё пребывание в Осиповичах: кроме этих 9 организаций, у него есть ещё 11 человек диверсантов и 5 распространителей литературы. Состав – комсомольцы и молодёжь. Друг с другом они не связаны. Эта группа уничтожила за свое существование 21 цистерну с горючим, 13 платформ с горючим. Выведено из строя 38 электромоторов, дизель электростанции выведен на 6 месяцев… переправил в партизанские отряды 52 человека молодёжи. Парень хорошо знает работу подполья, конспирации. Поставил перед ним ряд новых задач и основное – активизация действий созданных организаций».

В начале 1942 года в Осиповичском районе действовало 10 партизанских групп, начала издаваться подпольная газета «За Родину!». Позже все отряды народных мстителей, которые действовали на территории района, были объединены в Осиповичскую партизанскую бригаду. Партизаны и подпольщики, среди которых находился Фёдор Крылович и его товарищи, объявили врагу диверсионную войну, целью которой была дезорганизация вражеского тыла, нанесение фашистам ущерба и живой силе и технике. Этот способ вооруженной борьбы позволял патриотам малыми силами и почти без потерь наносить весьма эффективные удары по противнику, заставлял распылять внимание и силы противника на охрану коммуникаций и других тыловых объектов. Диверсии играли также важную роль в деморализации вражеских войск. Роль диверсий в партизанской борьбе возросла со второй половины 1942 г. когда на вооружение партизан и подпольщиков-железнодорожников стала поступать из советского тыла более сложная подрывная техника – мины замедленного действия с электрочасовыми или химическими взрывателями, магнитные мины и другие специальные взрывные устройства. Массовое применение этой техники обеспечило очень высокую эффективность диверсионной работы. Особенно много диверсий устраивала группа Крыловича на железных дорогах. Они минировали железнодорожные пути и вызывали крушения поездов. При этом партизаны стремились закладывать мины на затяжных уклонах, высоких насыпях и кривых участках пути, то есть в таких местах, где взрыв наносил наибольший ущерб. Для обеспечения длительного перерыва в движении поездов, они организовывали крушения в глубоких выемках, на малых мостах, которые не охранялись или слабо охранялись, на насыпях, проходивших через болота, т.е. там, где было трудно вести восстановительные работы.

Война дала массу примеров, когда небольшие подразделения партизан, умело используя минно-взрывные средства, производили массовые крушения вражеских поездов. Однако самую крупную наземную транспортную диверсию периода Второй мировой войны осуществил именно Федор Крылович. …Рано утром 30 июля 1943 г., получив от спецгруппы «Храбрецы» 2 магнитные мины с часовыми взрывателями, Ф.Крылович установил их в эшелоне цистерн с горюче-смазочными материалами, сделавшем остановку на железнодорожной станции Осиповичи. Одну мину Фёдор прикрепил в голове эшелона, вторую – на последней цистерне. Он рассчитывал, что эшелон пойдет по железной дороге к фронту и где-то в пути взорвется и сгорит. Однако неожиданно на станцию начался массированный налет советской авиации. И немцы, боясь, что советские истребители могут разбомбить этот эшелон, загнали его в запасное депо, чтобы сверху не было видно. Рядом находились два эшелона с авиабомбами, снарядами, продовольствием и эшелон с бронетехникой. В установленное время взорвалась первая мина, вызвавшая сильный пожар. Охрана станции попыталась отвести пылающие цистерны от соседних вагонов, но через 10 минут взорвалась вторая мина. Загорелись стоявшие рядом составы, начали взрываться авиабомбы и снаряды, находившиеся в одном из них. Огонь возмездия и смертоносные взрывы продолжались на железнодорожной станции более 10 часов. В партизанской радиограмме в Белорусский штаб партизанского движения сообщили следующее: «В результате диверсии были уничтожены 4 эшелона противника, полностью сгорели либо взорвались 5 паровозов, 25 цистерн с бензином, 8 цистерн с авиационным маслом, 65 вагонов снарядов и авиабомб, 12 вагонов с продовольствием, несколько танков на платформах, 7 бронетранспортеров, угольный склад вместе с погрузочным краном, ряд станционных построек. Погибло до 50 фашистских солдат».
Диверсия имела еще один непредвиденный результат. Когда стали рваться вагоны с боеприпасами, разбежалась не только станционная охрана, но и охранники фашистского концентрационного лагеря, расположенного в 150 метрах от железнодорожного полотна, и его узники, а это в основном пленные красноармейцы, оказались на свободе. Большинство из них затем пополнили партизанские отряды, дислоцирующиеся в окрестных с Осиповичами лесах.
Движение на этом участке полностью прервалось на двое суток. Об этой операции стала известно не только в Москве, но и в Берлине. Правда, поначалу фашисты приняли случившееся за действия советской авиации. В своих воспоминаниях Первый секретарь ЦК КП(б)Б, начальник Центрального штаба партизанского движения П.К. Пономаренко отмечал: «Эта диверсия разбиралась в немецком генштабе. Восемь генералов охранной службы были сняты со своих постов, некоторые расстреляны. Следствие сочло их виновными в том, что они не уберегли столь необходимые немецкой армии составы. Ведь шли бои на Курской дуге». Гораздо позже, в 1970 году, почти через 30 лет после этого события, в интервью популярному в Советском Союзе молодежному журналу «Смена» Пантелеймон Кондратьевич отмечал: «Если бы речь шла о самой выдающейся операции, совершенной одним человеком, я бы, не задумываясь, ответил: уничтожение четырех военных эшелонов на станции Осиповичи в июле 1943 года. Их взорвал комсомолец Фёдор Крылович…».

После этой дерзкой операции отважный подпольщик Фёдор Крылович вместе со своими боевыми товарищами были вынуждены оставить Осиповичи и влиться в партизанскую бригаду прославленного командира Героя Советского Союза Виктора Ливенцева, с которым постоянно поддерживали тесную связь. Став партизаном, Ф. Крылович продолжал сражаться с врагом вплоть до полного освобождения Беларуси. Это уже потом, по прошествии многих лет после окончания Великой Отечественной войны, военные историки придут к выводу, что совершённая Крыловичем уникальная по эффективности наземная транспортная диверсия – самая крупная железнодорожная диверсия Второй мировой войны.

Осиповичская диверсионная операция, проведенная мужественным патриотом-железнодорожником Крыловичем, стала своеобразным прологом знаменитой «рельсовой войны» и привела к многодневному параличу железнодорожных магистралей на огромных просторах немецкого тыла. А в дальнейшем способствовала коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны и освобождению Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. В этом заслуга легендарного героя-подпольщика Фёдора Крыловича, удостоенного за свой героический подвиг высшей награды СССР – ордена Ленина. Именем отважного железнодорожника названа одна из улиц Осипович. Возле железнодорожного вокзала мужественному подпольщику возведён величественный памятник. О герое-железнодорожнике свято хранят память в средней школе №1 1 г. Осиповичи, где существует школьный музей, в котором немало материалов о подвиге Ф. Крыловича. Есть содержательная экспозиция, посвященная крупнейшей в истории Второй мировой войны железнодорожной диверсии, и в Осиповичском районном историко-краеведческом музее.
В Беларуси подвиг и имя Фёдора Крыловича благодарные потомки будут помнить и чтить вечно.

Александр Косенко, секретарь Минского ГК КПБ, член Военно-научного общества при Центральном доме офицеров

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.