Евгений Ливянт в стране невыученных уроков

Пражская редакция белорусского «Радио Свобода» разместила интервью с репетитором Е. Ливянтом, который поведал, что в белорусской системе образования достижений нет, и вместо этого рассказал о собственных.

Из текста можно узнать много нового – например, что за последние десять лет в школе не было ничего хорошего, что четверть выпускников обладают знаниями начальных классов (видимо, учат буквы по бутылочным этикеткам), а 95% выпускников после окончания школы не могут рассказать ни одного стихотворения, не знают ни одного физического закона и ни одной теоремы.
Эти серьезные заявления напомнили нам строчки из классика, где «я мужык-беларус, цёмен сам, белы вус» и так далее.

Конечно, темным и забитым белорусским детям могут помочь только репетиторы, на мозолистых плечах которых и держится вся система нынешнего образования.
Но даже если бы дети помнили стихотворения и теоремы, трава была зеленой, а деревья высокие, это не изменило бы позицию репетитора:

«Нават калі б у нас была шыкоўная сыстэма школьнай адукацыі, усё роўна ў рэпэтытараў было бы вельмі шмат працы. Усе, у каго ёсьць хоць нейкія матэрыяльныя магчымасьці, разумеюць, што ў сучасным сьвеце добрая адукацыя — у многім залог будучага посьпеху ў карʼеры, магчымасьць атрымліваць годную аплату. Многія людзі ўкладваюць у адукацыю дзяцей сурʼёзныя грошы. Рэпэтытары цяпер як пэрсанальныя трэнэры», – считает Евгений Ливянт.

Именно в этом заключается коммерческая идеология репетирования. Но если приложить коммерческую линейку к государственной системе образования, то окажется, что в регионах одна ситуация, на селе – другая, в столице – третья, и что в этом случае дети оказываются в заведомо неравном положении. Тем не менее, именно Минобразования отвечает за среднюю температуру по больнице. Репетитор же, как частное лицо, не отвечает ни за что – вплоть до результатов ЦТ своего подопечного.

Невидимая рука репетиторского рынка

Что касается количества слабых учащихся, то это не есть некая объективная оценка, а, очевидно, срез того контингента, который приходит к Евгению на занятия. Репетитор, конечно, способен натаскать абитуриента на сдачу теста, но если ребенок, мягко говоря, не блистал в былые годы, сомнительно ожидать, что после вуза мы получим высококлассного специалиста.

Возникает закономерный вопрос: что лица с подобным уровнем будут делать в системе высшего образования? Тем более в условиях, когда положение на рынке труда слабо сочетается с заказом кадров.
Отметим, что значительная часть абитуриентов готовится самостоятельно, вообще не прибегает к услугам репетиторов и успешно поступает (с такими Евгений Ливянт, видимо, просто не работает). Репетитор же заинтересован в том, чтобы как можно больше слабых учащихся начали подготовку к тестам, независимо от их начального уровня. Учитывая расценки столичных репетиторских услуг, интенсивная подготовка каждого такого абитуриента обходится около 1000 у.е. Это – сформированный рынок дорогостоящих услуг, который зачастую еще и оказываются теневым (услуги оказываются по договоренности, личному знакомству и без уплаты налогового сбора).

За те десять лет, о которых говорит Ливянт, действительно произошли большие изменения. Но не столько в системе образования, а в первую очередь в общественном сознании.
К примеру, десять лет назад, в годы моей учебы в столичной школе, ходить к репетитору считалось почти зазорным, стыдным, это скрывали сами ученики и признавались неохотно.
Сейчас же иметь репетитора – это не просто рядовой случай, но и в некотором роде статусный атрибут родителей (особенно если речь идет о младших классах, подготовке к поступлению в элитную гимназию и пр.)
Поэтому нынешние обличительные выступления репетиторов – это чисто коммерческого взгляд на систему образования с позиций рыночной конкуренции. Их общий посыл состоит в том, что «бесплатно вы не получите качественных услуг», а государственная школа не научит, поскольку там «системный кризис».

При этом логично предположить, что если 25% выпускников якобы владеют знаниями начальной школы – то это заслуга прежнего руководства министерства, к которому Евгений Ливянт практически не заявлял претензий, ограничиваясь обсуждением физики. Видимо, ранее положение дел в школе репетиторов устраивало. А что поменялось сейчас?

Полтора землекопа на образовательной ниве

Со слов Ливянта, репетиторское сообщество якобы вступило в борьбу. Борьба эта пока ведется с переменным успехом по принципу «сам себя не похвалишь, никто не похвалит»:

«Нам удалося прыцягнуць увагу да праблемаў школьнай адукацыі. Адным са скарасьпелых і дрэнных было рашэньне спачатку ледзь не закрыць гімназіі, але ў выніку нашай актыўнай дзейнасьці гэтую прапанову скарэктавалі», – уверенно утверждает Евгений Ливянт.

Правда, в какую сторону и что именно «скорректировали» непонятно, но зато, как поется в гимне белорусской столицы, в этой красе величавой есть доля и працы маёй. Напомню, во всех публичных выступлениях И.В. Карпенко подчеркивал, что гимназии будут сохранены, а их ликвидация не планировалось.

Реально же вся так называемая общественная активность репетиторов связана с желанием сохранить свой статус, а также прощупать информационную почву. Именно в этом ключе министерству в последнее время активно навязываются некие «круглые столы» и прочие консультативные формы работы.

При этом, судя по разрозненным заявлениям в прессе, а также тону, который поменялся с оскорблений на заискивания, можно судить, что репетиторы, очевидно, не понимают, что будет происходить дальше, и как образовательная реформа затронет их маленькую успешную деятельность.

Есть и еще один важный аспект – пиар.

Для сравнения: рекламная статья в любом белорусском издании начинается с расценок от 100 у.е. и может доходить до 400-500 у.е., если речь идет о крупных коммерческих компаниях.

Но реклама торговой марки или фирмы – это одно. А реклама собственного имени под видом неких интервью, поливающих образовательную систему – заведомо удобный и беспроигрышный ход, который заодно позволяет нарабатывать авторитет в целевом сегменте.

Задумайтесь: если, условно, в Минске работает 10 000 репетиторов, многие ли из них выступают в СМИ в качестве «известных экспертов»? Сам этот факт не говорит о неких исключительных заслугах, а, скорее, о том, что белорусская журналистика построена на дружеских связях, личных контактах, родственных отношениях и прочих неявных договоренностях.

Нечто подобное, кстати, мы наблюдаем и в системе образования. Такое разделение труда очень удобно: например, глава семейства – репетитор, его супруга работает в элитной столичной гимназии, а информацию эта пара получает через контакты с бывшими сотрудниками министерства образования.

Такой расклад позволяет держать нос по ветру, а главное, принимать решения с учетом интересов собственного многолетнего бизнеса.
Поэтому та информационная кампания, которую мы наблюдали в СМИ практически весь прошлый год – не есть следствие некоего резкого ухудшения положения дел в школе. Это следствие той неопределенности, в которой сейчас оказались некоторые круги.

И именно отсюда растут ноги у многочисленных и достаточно бестолковых инициатив, различных круглых столов, открытых писем и прочей пены «общественного мнения».
Однако приписывать себе возможность влиять на государственные решения – это, как минимум, очень нескромно.

Здесь уважаемым репетитором надо подумать о тех конкретных площадках, на которых они дают свои «вельмі жорсткія ацэнкі». Видимо, репетиторы не понимают, что ряд изданий и сайтов крайне политизированы и изначально заточены на критику существующей системы властных отношений.

И если, к примеру, сайт «Хартия97» или «Радио Свобода» перепечатывают те или иные выступления, это не говорит о том, что варшавская или пражская редакция указанных СМИ вдруг заинтересовалась образованием. Эти люди работают на максимальную политизацию любых социальных проблем, и выяснять реальное положение дел в образовании они не заинтересованы, тем более, если можно формально прикрыться неким общественным резонансом.

Пресс-служба КПБ

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.