“Беларускія патрыёты”. Семена и всходы гитлеровской политики

21 февраля (вероятно, к столетию Красной Армии) портал tut.by подготовил проект «Галасы Стагоддзя». Голоса получились вражеские – как сообщают авторы, это «серия мини-интервью с участниками белорусских национальных организаций, которые действовали после Второй мировой войны на территории БССР».

Первый материал вышел под кричащим заголовком: «Советские политзаключенные. Белорусские патриоты о ГУЛАГе и сопротивлении сталинской системе».

Журналист душераздирающе пишет:
«Белорусские подростки, которые во время оккупации учились на белорусском языке, столкнулись после прихода советской власти с полным пренебрежением к национальной культуре, а также с репрессивной политикой по отношению ко всему белорусскому. Целью участников организаций было распространение национальной культуры, а в перспективе — независимость Беларуси».

Виктор Корзун с женой Камоцкой (авторы записей) говорят:
– Цель проекта – не только зафиксировать воспоминания белорусских патриотов и их живые голоса. «Зараз ідзе ўсхваленне савецкага мінулага, яго ўпрыгожванне. Трэба ўраўнаважыць агульны фон».

Давайте посмотрим, что и как нам пытаются «ураўнаважыць».

Выкормыши СБМ

«Мирные» профашистские деятели, вроде Бориса Кита, которые при немцах занимались организацией белорусских школ, молодежной политикой, газетами и прочими полезными вещами, оставили в белорусской почве семена антикоммунизма, которые прорастали на протяжении почти десятилетие после войны.

Речь идет о последствиях массовой подготовки кадров в гитлеровском СБМ – местном аналоге «Гитлер-Югенд», «учительских семинариях», а также о детях, которые обучались в оккупационных школах с такими «наставниками».

Так, после освобождения республики наблюдался своего рода отложенный эффект. Органы госбезопасности столкнулись с образованием подпольных структур среди студенческо-ученической молодежи, что вызвало серьезную тревогу у руководства БССР.

В выступлении на XIX съезде КП(б)Б (февраль 1949 г.) министр государственной безопасности Л. Цанава ни словом не обмолвился о масштабных антисоветских проявлениях на территории Беларуси со стороны подпольных структур АК и ОУН, зато уделил внимание студенческо-ученическому подполью.

Приведем цитату из его выступления: «На территории Барановичской, Молодечненской, Полоцкоии, Пинской областей были вскрыты и ликвидированы существовавшие подпольные антисоветские националистические организации, так называемые «Саюз вызвалення Беларуси», «Союз белорусских патриотов», «Чайка», «Свободная Белоруссия» и т. д., в составе которых находилось свыше 30 комсомольцев, принятых в ряды комсомола в 1945-1947 гг. Все они в период немецкой оккупации являлись участниками антисоветских националистических организаций СБМ и Белорусской краевой обороны».

Теперь, без националистических соплей и причитаний, мы расскажем, что это были за патриотические организации.

“Чайка”

В мае-июне 1946 г. в Слониме была создана подпольная антисоветская организация "Чайка". Ее деятельностью руководил объединенный комитет под председательством учителя Гловсевичской начальной школы (Слонимский район) Василия Супруна (псевдоним "Погромовец"). Во время германской оккупации Беларуси тот учился в Слонимской учительской семинария, где вступил в СБМ.

В состав группы вошли также студент Барановичского института А. Борейко ("Родной"), секретарь М. Агейко ("Белый"), М. Ракевич ("Маланка"), Н. Макаревич ("Андрей Вольный").
Антисоветские настроения участников "Чайки" были сформированы в годы войны, когда многие участники подпольной организации состояли в СБМ и обучались в учебных заведениях, созданных германской оккупационной администрацией.

Четкая программа и устав организации разработаны не были.
В. Супрун судебном заседании дал следующие показания: "В советской власти мне не нравилось, главным образом, коллективное ведение сельского хозяйства. Также мне не нравилось то, что Белорусской ССР управляют другие нации, но не белорусы... Являясь по профессии учителем, сталкиваясь с вопросами преподавания в школах, я пришел к выводу, что, хотя школы и именуются белорусскими, преподавание ведется исключительно на русском языке".

Первоначально предполагалось, что организация не будет ориентироваться на активные формы борьбы с советской властью (террор), а уделит внимание идейно-просветительной и агитационной работе среди населения.

Однако расширение организации привело к пересмотру мирных форм деятельности, а также конечных целей борьбы.

Так, в Приказе № 1, подписанном В. Супруном псевдонимом "Погромовец", указывается на необходимость установления связей с другими подпольными организациями, действовавшими на территории Беларуси.

Ставилась задача изучения методов ведения партизанской войны, сбора сведений о дислокации и перемещении воинских частей, расположении складов. Намечались планы действия подпольной организации в случае возможной войны США и Великобритании с СССР. Практически же в заданном направлении ничто не было осуществлено, за исключением вербовки в организацию новых членов.

Осенью 1946 г. участниками "Чайки" были предприняты попытки установления контактов с СВБ. Летом-осенью 1947 г. участники "Чайки" были арестованы органами госбезопасности Беларуси. В настоящее время ни один член "Чайки" не реабилитирован.


Саюз беларускіх патрыётаў

В конце 1945 - начале 1946 г. студенты Глубокского и Поставского педагогических училищ создали антисоветскую подпольную организацию Союз Белорусских Патриотов (СБП), просуществовавшую до начала 1947 г.
Руководителем группы являлся активный член СБМ, работавший до ареста секретарем комсомольской организации Глубокского педучилища – В. Мяделец. В состав групп также входили бывшие члены СБМ, проживавшие на оккупированной территории, 14-15-летние В. Логуненок, Н. Осиенко, В.Бабич, В. Сикорский и некоторые другие.

Первоначально образовались самостоятельные подпольные группы в Поставском (Н. Осиенко, В. Логуненок, Н. Дикий и др.) и Глубокском (В. Мяделец, А. Юркевич, А. Фуре и др.) педучилищах. Вначале это были просто кружки по изучению истории и географии Беларуси ("Искра Погони", "Клич Погони"), которые в январе 1946 г. объединились в СБП. В программе СБП, выработанной совместно его Поставской и Глубокской секциями, конечной целью борьбы провозглашалось отделение БССР от СССР и ее государственно-политическое переустройство на принципах буржуазных демократий путем проведения просветительской работы среди населения. Формы активного сопротивления советской власти были отвергнуты на стадии обсуждения и не попали в программу СБП.

В качестве символов предполагаемого будущего белорусского государства были взяты бело-красно-белый флаг и герб "Погоня". В феврале 1947 г. участники СБП были арестованы и осуждены на большие сроки заключения.


Группа Лапицкого

Весной 1948 г в Мяделе среди учащихся старших классов школы возникла подпольная группа под руководством Ростислава Лапицкого. В 1949 г. Р. Лапицикий переехал на жительство в Сморгонь. Продолжая учебу в Сморгонской средней школе, он и там организовал подпольную группу.

Основной задачей подпольной группы было проведение антисоветской агитации среди местного населения. Предполагались также теракты в отношении советско-партийного актива и совершение диверсий. Четкая программа и устав подпольной группой выработаны не были.

В декабре 1948 г. участником подпольной Мядельской группы Н. Кочергой на пишущей машинке было размножено 20 экземпляров антисоветской листовки, текст которой составил Р. Лапицкий. Листовки были расклеены в населенных пунктах Мядельского района. Текст листовки был следующим:

Смерть извергам рода человеческого!
Партизаны! Подпольщики!
Стойте на страже своего дела! Храните в себе священную ненависть к коммунизму, уродующему и развращающему человечество. Бейте сталинских шакалов!
Молодежь!
Не теряй совести, борись против слепо верующих в обман коммунизма, возглавляемого христопредателями-Иудами. Они хотят всех нас распластать на пятиконечной звезде.
К оружию! Не бойтесь жертв и мук! Вперёд к светлому будущему! Ваши братья.

В январе 1949 г. по заданию Р. Лапицкого члены Мядельской подпольной группы И. Кочерга и Г. Нефранович похитили из военного кабинета средней школы Мяделя две учебные винтовки. Одну винтовку взял Г. Нефранович, впоследствии перешедший на нелегальное положение и покончивший жизнь самоубийством при задержании сотрудниками МГБ в марте 1950 г. Вторую винтовку взял себе Лапицкий.
В октябре 1949 г., проживая уже в Сморгони, Р. Лапицкий совместно с участниками Сморгонской подпольной группы похитили пишущую машинку из городского дома культуры и спрятали ее на хуторе у родителей. Было отпечатано более тысячи антисоветских листовок, расклеенных затем в Сморгони и близлежащих деревнях.

В конце декабря 1949 г. Р. Лапицкий перешел на нелегальное положение, а в конце января 1950 г. был арестован. По приговору Военного трибунала Белорусского военного округа в июле 1950 г. Р. Лапицкий и Ф.Нестерович были приговорены к высшей мере наказания, остальные участники подполья получили различные сроки тюремного заключения. Приговор в отношении Р. Лапицкого был приведен в исполнение в октябре 1950 г., Ф. Нестеровичу высшая мера наказания была заменена на 20 лет лишения свободы.


Герои-недобитки сегодня

На примере группы Лапицкого давайте посмотрим, что пишет об этих деятелях современная оппозиция.

Вот публикации с характерными названиями: «Владимир Орлов: Ростислав Лапицкий – белорусский герой», «Михаил Скобла: Расціслаў Лапіцкі – герой будучай Беларусі».

При этом на белорусской «википедии» висит «крылаты выраз» этого Лапицкого: «Калі ты ведаеш, што ў гэтай хаце заначуе маскаль — спалі хату, калі хлеб з гэтай нівы пойдзе маскалю — знішчы яе».

Вот что мы узнаем из интервью либерального Радио Свобода, где Лапицкого, опять же, называют героем:

«Удзельнікі мядзельска-смаргонскага падпольля ня толькі ўлёткі друкавалі і распаўсюджвалі. Яны зьбіралі ваенныя карты, зьбіралі зброю, плянавалі, як толькі пачнецца вайна, стварыць партызанскі атрад і пайсьці ў лес».

«Гэтыя хлопцы і дзяўчаты выйшлі з ваеннага часу, яны ўсе нюхалі порах, яны ўсе ўмелі страляць, маглі ўзарваць міну, кінуць гранату. Яны маральна і фізычна былі гатовыя да ўзброенай барацьбы».

Таким образом, героями и «жертвами сталинских репрессий» сегодня выставляются активные члены подрывных организаций. Именно из членов СБМ гитлеровцы выбирали кадры, которых обучали агентурной работе и впоследствии использовали для забросок. Но помимо целевой подготовки, гитлеровская молодежная политика имела и косвенное идеологическое влияние на членов СБМ и школьников, что проявилось уже после войны. Не может быть случайностью, что вчерашние дети воспроизводили тезисы антикоммунистической пропаганды, а также вели некую конспиративную деятельность. Даже если самоорганизация и имела место, то впоследствии они так или иначе попали под влияние недобитков из СБМ в Северо-Западной Беларуси.

Конечно, у читателя может возникнуть вопрос: какой смысл заниматься антисоветской агитацией в 45-47 году? Понятно, что организации уровня кружков, сляпанные из вчерашних школьников, не имели никакой перспективы. Англии и США они были не нужны, так как те делали ставку на опытных агентов-коллаборационистов, которых натаскивали сначала немцы, а затем ЦРУ.

И, тем не менее, эти подпольные организации из подростков возникали. Именно из школ, где деток успешно обучили «беларушчыне» в оккупацию, и брались эти люди, в которых хозяева несколько оккупационных лет сеяли семена ненависти ко всему советскому.

Сегодня их отбеливание – важная часть оппозиционного дискурса. Там что ни герой – то обязательно пособник или антикоммунист. Мы, конечно, понимаем, почему это важно для националистов, но каким образом отбеливание стыкуется со взглядами редакторов tut.by, для нас загадка. Удивляет также, что данная публикация, как и подборка фотоматериалов об оккупации Минска, вышли к столетию РККА. Не стоит покусывать руку, которая кормит – а, тем более, защищает.

Андрей Лазуткин
Подготовлено на основе публикаций И. Валахановича, архив КГБ РБ
Фото – РС/РСЕ

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.