17 сентября 1939: цивилизационный и международный контекст

Исторические даты начала Второй мировой войны и воссоединения Западной Белоруссии с БССР в современной Польше и на Западе обыкновенно встречают очередным приступом русофобии и антисоветизма. Этой антироссийской кампании на берегах Вислы и в западных столицах рьяно подыгрывают так называемые «правозащитники», «белорусизаторские» и «либеральные» историки и журналисты в Беларуси и России. В своих писаниях они всячески обеляют недальновидную политику польского правительства в 1939 году и всю вину за разгром Польши возлагают на руководство СССР. Это не случайное явление, а устойчивая позиция как нынешних властей в Польше, так и их марионеток в Беларуси и России. Обусловлена эта позиция шляхетской ненавистью к России, укорененной в ментальных структурах польской элиты и ее раболепием перед западной бюрократией и олигархией.

Белорусский народ, хорошо знавший природу польского шляхтича, метко окрестил его поведение как безмозглое. С чем, кстати, вынужден был согласиться даже Уинстон Черчилль, отмечавший, что «добрый Бог дал полякам много достоинств, но даже на грош не дал им политического рассудка». В самом деле, история жестко наказывала Польшу за безмозглость ее правителей.

Сегодня польские политики любят изображать межвоенную Польшу в образе этакого божественного агнца, принесенного в жертву Гитлеру и Сталину. Этот политический лубок прочно вошел в польско-шляхетскую ментальность и лежит в основе так называемой исторической политики современной Польши. Чем отличается историческое знание от исторической политики? Тем, что историческое знание, базирующееся на диалектике познания, четко различает истинное и ложное в истории. Историческая же политика основывается на софистике и представляет казусное мышление, преследующее своей целью убедить, что только польско-шляхетская точка зрения на 17 сентября 1939 года является исторической правдой. Это и есть софистика, когда события выхватываются из реального исторического контекста и подгоняются под личные интересы польской шляхты.

Под польской шляхтой в данном случае понимается не столько феодальное сословие, сколько ментальность определенной части польской интеллигенции, которая подходит к историческому процессу с точки зрения укорененного в ее сознании принципа либерум вето, то есть, что хочу, то и считаю истинным в истории. Например, польский Институт национальный памяти, где фабрикуются исторические фальсификаты, работает именно в русле этого абсурдного (безмозглого) польско-шляхетного принципа либерум вето. Поэтому никакой здравой логики со стороны польской шляхты в оценке 17 сентября ожидать не следует. Все это самая настоящая безмозглость, не более того.

В этом нетрудно убедиться при действительном историческом анализе национально-освободительного похода Красной Армии 17 сентября 1939 года и освобождения западнобелорусских земель от польско-панского ига. Если, как заявляет польская шляхта, 17 сентября привело к разделу второй Речи Посполитой, то это означает, что она считает Западную Белоруссию польской территорией и вправе требовать от Республики Беларусь возвращения своих польских территорий, которые, по ее шляхетскому мнению, были отторгнуты от Польши. Но официальная Варшава ничего подобного не заявляет и не требует от Республики Беларусь. Следовательно, сами польские власти внутренне признают, что 17 сентября 1939 года Советская Белоруссия возвратила свои исконные белорусские земли и завершила объединение белорусского народа в едином белорусском государстве. Но признаться в этом польская шляхта в силу своей абсурдной ментальности никогда не сможет, ибо тогда становится очевидной вся несостоятельность ее аргументации о 17 сентябре. Поэтому все инсинуации польской шляхты против Сталина и СССР являются обыкновенной политической демагогией, призванной путем софистического толкования исторических событий оправдать колонизаторские вожделения польских шовинистов в отношении Белоруссии и Украины.

Не подлежит никакому сомнению, что 17 сентября 1939 года Белоруссия, а в более широком цивилизационном контексте СССР, возвратили свои земли, которые в силу неблагоприятных исторических обстоятельств были аннексированы панской Польшей в марте 1921 года. В сентябре 1939 года обстоятельства изменились и захваченные польской шляхтой белорусские земли были возвращены их законному владельцу – белорусскому народу. Это абсолютная историческая истина, которая признавалась виднейшими западными политиками того времени – Уинстоном Черчиллем и Дэвидом Ллойд Джорджем. Причем в таком случае разделы Польши, о чем так лицемерно голосит польская шляхта на всех международных перекрестках, надеясь оправдать тем самым свою безмозглую антисоветскую и русофобскую политику.

Если у современных польских политиков имеются претензии по поводу разделов второй Речи Посполитой, то пусть предъявляют их настоящему адресату – Германии, Англии, Франции, США и, разумеется, в первую очередь своим собственным политикам того времени – Юзефу Беку, Эдварду Рыдз-Смиглы, Юзефу Лукасевичу и другим польским шляхтичам, которые с позором бежали из страны и бросили польский народ на растерзание гитлеровцам.

Прежде всего они виноваты за свое абсурдное желание вписать Польшу в фашистскую империю Гитлера и играть роль политической гиены на восточноевропейском пространстве. Так Польша оказалась жертвой безмозглости собственных политиков, которые, говоря словами Василия Ласковича – узника польского концлагеря в Березе Картузской, «продолжали маяться дурью о величии Польши и ее исторической роли на Востоке». Вся эта дурь закончилась тем, что польско-шляхетская гиена была растерзана немецким тигром. Такова судьба всех захватчиков: более сильный хищник пожирает более слабого.

Таким образом, национально-освободительный поход Красной Армии 17 сентября 1939 года возвратил западнобелорусские земли в лоно своей общерусской цивилизации и восстановил историческую справедливость для белорусского народа, объединив его в рамках единого Белорусского государства.

Но 17 сентября 1939 года имеет не только фундаментальное общерусское цивилизационное, но и международное значение, предопределившее формирование антигитлеровской коалиции и победу ее над фашизмом. Дело в том, что 17 сентября показало невозможность для западных политиков уговорить Гитлера канализировать свою агрессию против СССР. Гитлер развернул вектор своих захватов против западных стран и Вторая мировая война началась как война между двумя империалистическими группировками за обладание колониями, за грабеж слабых государств, за передел мира. Вот почему Англия и США против своей воли вынуждены были пойти на союз с СССР во Второй мировой войне, ибо они опасались своего поражения от Германии, Италии и Японии.

В результате такого уникального союза социализма с капитализмом фашизм был разгромлен. Но на этом история борьбы с фашизмом не закончилась. Вторая мировая война для СССР была Великой Отечественной войной. И в Великой Отечественной войне был разгромлен не только фашизм, но в определенной степени и капитализм.

Именно после победы СССР в Великой Отечественной войне начинается быстрый распад буржуазных колониальных империй – Британской, Французской, Японской и других буржуазных империй. А ведь колониальные империи были основой жизни и стабильности капитализма. Победа СССР в Великой Отечественной войне, нанесшая сильнейший удар западному капитализму, показала человечеству возможность создания нового мирового порядка, новой системы международных отношений, основанных не на колониальных захватах, грабежах незападных стран, а на справедливости, дружбе народов и международной безопасности. Когда накануне провозглашения независимости Индии английские журналисты спросили у духовного лидера индийского национально-освободительного движения Махатмы Ганди, не думает ли он, что его стране следует скопировать английскую модель развития, Ганди ответил следующее: «Британии потребовалась половина ресурсов планеты, чтобы достичь своего процветания. Сколько же планет потребуется Индии для развития?».

Ответ Ганди поучителен тем, что он показывал невозможность прогрессивного развития страны на основе экстраполяции такой модели, которая была основана на колониализме. Западные политики и эксперты сегодня советуют незападным странам заимствовать их модели развития, но они не говорят о том, где найти столько планет, которые бы обеспечили процветание незападных народов.

Именно новый поворот в мировой истории, обусловленный победой СССР над фашизмом и капитализмом, больше всего напугал западных политиков и олигархов. Они думали и дальше эксплуатировать другие народы, развязывать войны, чтобы увеличивать свои дивиденды и сохранять паразитический образ жизни, а тут такое фиаско – крах колониальных империй и закат капитализма. Надо было спасать буржуазную систему. И вот Уинстон Черчилль в своей фултонской речи провозглашает крестовый поход против коммунизма, а буржуазные писаки усиленно фальсифицируют историю Второй мировой войны и всячески опорочивают роль СССР в освобождении Европы и Азии от фашизма и милитаризма.

Вот откуда современный идеологический альянс польской шляхты и западной олигархии, продолжающий фальсификацию истории Второй мировой войны и создающий свои малоумные поделки типа сговора Сталина с Гитлером, тоталитаризма, отождествления нацизма и коммунизма, направленные на дискредитацию такого исторически справедливого для белорусского народа и судьбоносного для мира и человечества события, как 17 сентября.

Отсюда вывод: попытка проводить в Белоруссии политику вне уроков нашей белорусской истории, вне союза с Россией, игнорируя судьбоносное значение для белорусского народа дня 17 сентября будет только играть на руку польской шляхте, которая спит и видит нашу республику своей восточной колонией. И если не сделать 17 сентября государственным праздником народного единства, то все чиновничьи разговоры о белорусском патриотизме, о святости белорусского суверенитета гроша ломаного не будут стоить.

Лев Криштапович,
доктор философских наук

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.