Он не предал коммунистические идеалы

Эти слова наиболее емко характеризуют моего хорошего товарища, члена запрещенной ныне Коммунистической партии Литвы Чеслава Игнатовича Высоцкого. Судьба свела меня с ним почти десять лет назад в годовщину Великой Октябрьской социалистической революции на площади Ленина в Минске, когда коммунисты Беларуси возлагали цветы к памятнику вождю революции. Красные гвоздики возложил и секретарь Центрального Комитета Компартии Литвы Чеслав Высоцкий.

Родился 8 мая 1934 года в бедной пролетарской семье. Родители были батраками и служили у польского помещика Костелковского. Жили очень бедно, но верили, что и на их земле восторжествует равенство и справедливость – и дождались этого дня.

Советская власть впервые накормила всех досыта. Литовцы, поляки, татары, евреи, все жители Литвы за 20-30 лет из прозябающей батрацкой окраины Европы благодаря усилиям всех народов СССР превратились в население процветающей, индустриально развитой республики. Люди познали все блага социализма: развитую промышленность и высокоэффективное сельское хозяйство, бесплатное среднее и высшее образование, доступную медицину и санаторное лечение, сохраненные национальные культуры и языки, государственное обеспечение, безоблачное детство и обеспеченную старость.

Деревенский мальчишка Чеслав успешно сдает экзамены и его зачисляют студентом педагогического училища, по окончанию которого он начинает самостоятельную трудовую жизнь учителем начальных классов. Это была первая ступенька. Надо было расти. И он поступает в Вильнюсский педагогический институт. Снова работает учителем, но уже в средней школе. Молодого, энергичного, его избирают секретарем Тракайского районного совета. Спустя некоторое время Чеслава направляют в Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Два года учебы в колыбели революции дали много в плане идейного, профессионального и духовного развития. После завершения учебы Чеслава Высоцкого назначают заместителем председателя, а затем и председателем Шальчинского районного исполнительного комитета. Коммунисты района избирают его вторым секретарем райкома компартии Литвы. Он был молод, полон энергии и сил и с головой окунулся в работу. Не засиживался в рабочем кабинете, допоздна находился в трудовых коллективах. Был прост в общении, никогда не проявлялась в нем партийная чванливость, как это было у многих. Он учил людей любить жизнь, сеять добро, и сам учился у них житейской мудрости. И еще одна очень важная деталь. У него была чистая совесть. Все мы знаем, как у некоторой части партийной верхушки сквозили чванство, вседозволенность, пренебрежение нормами морали. А он ходил в простом пальто и кроличьей шапке-ушанке. На фоне других партийных работников это вызывает удивление. Он ни разу не заглянул на склады райпотребсоюза, а членам своей семьи настрого приказал забыть, что есть «черный вход» в магазин…

Шальчининский район, который он возглавлял, был многонациональным по своему составу. И Чеслав Игнатьевич постоянно думал, как укреплять, увековечить дружбу людей, особенно в конце восьмидесятых годов, когда всплеск националистических эмоций заглушил здравый рассудок людей. По его инициативе на границе двух областных районов – Вороновского Гродненской области (БССР) и Шальчинского (Литовская ССР) – был заложен парк дружбы народов. Сколько памятных, незабываемых встреч состоялось здесь: праздники песен, дни дружбы братских народов республик, молодежные эстафеты, встречи ветеранов войны, передовиков производства. В них приняли участие тысячи людей самых разных национальностей. Их объединяла общность задач и убеждений, стремление счастливее, богаче сделать нашу жизнь.

Чеслав был и остается большим жизнелюбом. Любил петь; неважно, на каком языке, так как свободно владеет, кроме литовского, русского и польского, чешским и немецким языками. По его инициативе и при его участии в районе был создан известный на всю республику народный хор. И он на протяжении многих лет оставался в нем душой коллектива.

Если удавалось выкроить свободное время, он увлекался резьбой по дереву и создал целую галерею своих любимых героев – своеобразный музей под открытым небом. Ее так и называют, «галерея Высоцкого». Кроме того, он много рисовал, вкладывая в нарисованные им картины все, что связано с его родным краем, с человеком труда.

Коммунист Чеслав Высоцкий верил в полную победу коммунистических идеалов. Ему и в голову не могло прийти, что в один момент все вокруг рухнет, не станет великой страны, а у советских людей отберут настоящее и не будет будущего.

Верховный Совет Литовской ССР 11 марта 1990 отменяет действие Конституции СССР и Литовской ССР на территории Литвы, изменяет общественный и политический строй, объявляет в одностороннем, сепаратном выходе из Союза ССР. Это был парламентский государтсвенный переворот, причем реакционный. К власти пришли отъявленные националисты, бывшие «лесные братья». С этого момента Литва перестала быть Литовской ССР. Народ никто не спрашивал, несмотря на то, что Компартия Литвы неоднократно вносила предложения о проведении референдума, который позволил бы определить мнение народа.

Население Литвы оказалось расколото на сторонников и противников двух систем с противоположными властями. «Саюдис» и СМИ не упускали случая призвать народ к борьбе с СССР, психологически «зомбировали» население тезисом, что самостоятельная Литва станет «процветающей Финляндией».

Коммунисты, члены их семей подвергались преследованию, их шантажировали, увольняли с работы. Многие дрогнули и растерялись, но Чеслав Высоцкий был не из таких. Шальчининский район во главе с коммунистом Высоцким (СМИ называли его «красный район») 15 мая 1990 года принял принципиальное и смелое решение о непризании решения Верховного Совета Литвы о выходе республики из состава СССР.

- Литва должна находиться в Составе СССР. Если и решать вопрос о ее выходе, то только на основании того закона о референдуме, который был принят Верховным Советом СССР в 1991 году, - заявил глава района Чеслав Высоцкий. – На территории района действуют и признаются только Конституция СССР и Литовской ССР. Никакие временные законодательные акты «независимой Литвы» к исполнению не применяются.

Дорого ему это обходилось: угрозы, шантаж, постоянные провокации. «Лесные братья» из «Саюдиса» приговорили его заочно к смертной казни, но привести в действие свой приговор у них не получалось. А он продолжал бороться, отстаивать свои позиции в самых высоких коридорах власти.

Я нашел стенограмму XXVIII съезда КПСС, на котором Чеслав был делегатом от Компартии Литвы. Говоря о смертельной опасности, которая висела над партией и страной, с трибуны създа он обратился к его участникам:

- На этом съезде решается судьба КПСС и СССР, всего мира. Нам необходимо избрать только созидательное Политбюро, верных делу партии Секретарей ЦК, а не разрушителей-перерожденцев, и, прежде всего, Генерального секретаря, коммуниста-созидателя ленинского типа. Такие есть в нашей партии. Если мы этого не сделаем, то очень скоро в угоду Запада КПСС и СССР будут разрушены.
К сожалению, эти пророческие слова литовского коммуниста не были услышаны большинством делегатов. В результате XXVIII съезд КПСС стал последним съездом для коммунистов страны, а Страна Советов оказалась у последней черты.

Тяжелейшие испытания выпали на плечи тех, кто остался верен делу КПСС. Компартия Литвы, преданная прежними лидерами, была объявлена вне закона и перешла на нелегальное положение.
Партийные боссы не один раз пытались склонить Чеслава Высоцкого к предательству. Бывший «лидер» литовских коммунистов Бразаускас приглашал его для личной беседы и предлагал самые высокие посты в буржуазной республике, требуя при этом одного: отказаться от своей идеи, от борьбы за сохранение Союза ССР, и отменить в районе принятые ранее решения.

Убедившись, что Высоцкого не сломить, новые власти распорядились немедленно арестовать его как врага Литвы. Считанные минуты оставались до ареста. Он успел пересечь границу и оказался на территории Беларуси, среди своих единомышленников.

Трижды его пытались схватить и вывезти в Литву. Последний раз Чеслава Игнатовича задержали в Москве, куда он приехал для участия в работе Пленума Союза коммунистических партий (СКП-КПСС). Ночь провел в наручниках, а недалеко от Измайловского комплекса уже стояла машина, на которой его должны были депортировать в Литву. И только вмешательство депутатов и других высоких должностных лиц из Государственной Думы спасло его от тюремных застенок.

Пережить пришлось многое. Распалась семья. Оказывается, супружеская любовь тоже может быть разменной монетой. Пережил и это. Выстоял. Покой обрел лишь тогда, когда Президент Республики Беларусь А.Г. Лукашенко своим Указом предоставил коммунисту-изгнаннику из Литвы статус гражданина Беларуси.

…Мы сидим в уютной комнате за чашкой душистого ароматного чая, заваренного на целебных травах, которые он лично собирал.

- Я не сломлен, как бы того ни хотели, - говорит Чеслав Игнатович. - Конечно, чувство личной ответственности за прошедшее не покидает меня ни на один день. Но история все расставит на свои места.

- Есть у меня любимая дочь, - продолжает он. – К ней у меня единственная просьба. Если со мной что случится, прошу ее: отрежь часть красного материала от Знамени нашего района, которое я сохранил, и возложи на мою могилу.

Таков он, мой добрый знакомый. Человек, который не перекрасился. Не сдался. Не поменял свои убеждения. Коммунист, который остался верен коммунистической идее.

Автор: 
Александр КОСЕНКО, член Белорусского союза журналистов
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
13 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.