На той войне незнаменитой… Часть 2

Делегацию Финляндии возглавлял посол в Швеции Юхо Кусти Паасикиви. Член делегации писал, что «советские представители сослались на состояние войны в Европе и заявили, что жизненные интересы Советского Союза требуют, чтобы никакой враг не мог проникнуть в Финский залив. На юге залива эти интересы Советского Союза обеспечены договором с Эстонией, но подобной гарантии на севере залива не существует. Было предложено, чтобы Финляндия согласилась заключить локальный договор о взаимопомощи в обеспечении безопасности Финского залива. Потом разговор коснулся необходимости военной базы на побережье Финляндии, в связи, с чем был, упомянут полуостров Ханко в качестве возможного места её дислокации. Кроме того, Финляндию призвали уступить полуостров Рыбачий. С целью защиты Ленинграда граница между странами должно быть отодвинута до линии Куолемаярви-Кююрола-Муолаа-Липола. Финляндия также должна была уступить острова в Финском заливе, в том числе Суурсари и Койвисто.
В качестве компенсации Советский Союз был готов предоставить территорию в Восточной Карелии, по площади много большую, чем уступаемые районы. Чтобы избежать лишних трудностей, советская сторона решила не поднимать вопрос об Аландских островах.
В ответ представители Страны тысячи озёр заявили, что они категорически против заключения договора о взаимопомощи, а по поводу территориальных уступок сообщили, что Суоми не может отказаться от неприкосновенности своей территории. Поскольку финны не шли на уступку и по вопросу об аренде Ханко, Сталин съязвил, что если судьба базы зависит от того, что Ханко - полуостров, то можно прорыть канал и сделать Ханко островом.
14 октября финской делегации была отправлена Памятная записка; СССР требовал передать ряд островов Финского залива, часть Карельского перешейка и полуострова Рыбачий, а также предоставить в аренду на 30 лет часть полуострова Ханко. В качестве компенсации Финляндии предлагалась вдвое большая территория (5528 кв. км) в Карелии.
Получив документ, финская делегация отправилась в Хельсинки за инструкциями. Сталин все еще рассчитывал на то, что руководство Суоми пойдет на уступки. Напомнив о том, что независимость Финляндии предоставили не царь и не Временное правительство, а большевики, он напутствовал финнов словами: «Поскольку Ленинград нельзя переместить, мы просим, чтобы граница проходила на расстоянии 70 километров от Ленинграда... Мы просим 2700 кв. км и предлагаем взамен более 5500 кв. км».
Хотя мотивы действий Кремля руководству Финляндии были ясны, оно отклонило предложение Москвы. Какую роль в принятии рокового решения сыграли западные «партнеры» - вопрос, требующий дополнительного изучения. Ведь ни Англия, ни Франция, ни Германия не были заинтересованы в укреплении позиций на севере Европы. А Сталин не стал ждать, чем закончится «странная война» в Европе, и кто из великих держав сделает Финляндию своим сателлитом. Прими генсек другое решение, участь Ленинграда в 1941 году была бы еще печальнее.
Были ли обоснованы претензии Советского Союза к Финляндии? Сложный вопрос. С одной стороны, безусловно, объяснимы с точки зрения обеспечения безопасности Ленинграда, а с другой - Финляндия, как суверенное государство, вольна принимать или не принимать предложения, затрагивающие ее территориальную целостность. С международно-правовой точки зрения это также, безусловно. Вот только гибкости и трезвого расчета дипломатии Вяйне Таннера так и не хватило...
«Желая мира - готовься к войне». Первая часть этой мудрости древних напрочь забыта по обе стороны границы. Сегодня мы так и не знаем, по какую сторону ее тайно расчехлили орудия. По какую, раскатисто ахнув, откатили первые пушки. Мы не знаем, чьи солдаты стояли в расчетах у тех загадочных пушек, вошедших в историю как «пушки Майнилы».
Майнила. Думали, гадали ли крестьяне этой крохотной, затерянной в карельских болотах деревушки, что их маленькой родине будет суждено стать первым полем боя новой войны?..
Как следовало из сообщения ТАСС, 26 ноября 1939 года финская артиллерия с финской стороны произвела обстрел подразделения Красной Армии, дислоцированного в пограничной деревне Майнила. В результате обстрела несколько красноармейцев было убито и ранено. В последовавшей в этот же день ноте Советского правительства правительству Финляндии были заявлены категорический протест и требование немедленно прекратить вооруженные провокации и отвести войска от государственной границы на 25 километров. Финны ответили молниеносно. В ноте финского правительства категорически отрицалась причастность финских войск к происшедшей трагедии и высказывалось предположение о том, что случившееся – несчастный случай, результат трагической ошибки при учебно-боевых стрельбах советской артиллерии. В ноте также обращалось внимание советского правительства на тот факт, что финские войска не имеют в указанном районе такой артиллерии, которая по своим тактико-техническим свойствам была бы в состоянии обстреливать Майнилу. В заключение делалось предложение о создании советско-финской смешанной комиссии для детального изучения инцидента в соответствии с Конвенцией о пограничных комиссарах 1928 года.
Ответ Сталина был ошеломляющим для Хельсинки. 28 ноября Советский Союз в одностороннем порядке денонсирует пакт о ненападении, а на следующий день объявляет об отзыве из Хельсинки советских дипломатических и торговых представителей...
Есть версия о том, что двадцать шестого на тыловые позиции советской артиллерии к орудиям встали солдаты войск НКВД, которые и произвели злополучные выстрелы. По другой версии, очевидцы утверждают, что снаряды свистели над головами именно с финской стороны и огонь вели перепившиеся шюцкоровцы.
Так или иначе, но мне представляется всё же ошибочным трактовать происшедшее как «повод к войне». Границу буквально лихорадило от стычек и столкновений. Если бы взрывы не прогремели в Майниле, то они прогремели бы в каком-нибудь другом месте. Сама сложившаяся политическая обстановка не оставляла возможностей для других доводов, кроме «последних доводов королей». 30 ноября 1939 года, в восемь часов утра войска Ленинградского военного округа перешли советско-финскую границу...
Итак, история состоялась. Выбор сделан, и «вынувший меч да не устрашится».
Впрочем, никто особенно и не страшился. Ни комбаты, снисходительно разглядывавшие в стереотрубы на том берегу Сестры в сосновые боры жиденькие цепочки финских дзотов, ни люди с шитым золотом звездами петлиц, и в тиши кремлевских кабинетов. Ни Финляндия, ни ее почти сплошь пехотная армия не принимались за достойного противника.
Если верить воспоминанием очевидцев, Сталин был настроен сердито и одновременно насмешливо. Разработка плана компании была целиком передана в штаб Ленинградского военного округа. Он счел, что у Генштаба в то время были заботы куда важнее, чтобы отвлекать его на подобную мелочевку. Так же директивно было запрещено привлекать к операции дивизии внутренних округов, а общее поражение финской армии планировалось нанести за 9-12 дней. Вселял уверенность и действительно высокий боевой дух
войск, развернутых на финской границе, преисполненных решимости «преподать урок зарвавшимся белофинским бандитам» и оборонить колыбель революции.
Здесь, на Карельском перешейке, с успехом перешла в наступление наша 7-я армия, наиболее сильное и боеспособное объединение ЛВО. Финская пехота отходила, уклоняясь от боев.
Надо заметить, что над планом финской кампании, видимо, по оговоренным выше причинам, в штабе ЛВО думали недолго. Он был прост и незамысловат, как штык «трехлинейки».
Видимо, при разработке плана во главу ставилось то обстоятельство, что кратчайший путь по карте госграницы до Хельсинки пролегал именно здесь, по побережью Финского залива. Но это по карте. А на деле?
Можно задаться логичным вопросом: почему не бралась в расчет упрятанная в межозерье и непроходимых болотных топях обширнейшая система мощных обширных укрепрайонов, эшелонированная в глубину на многие десятки километров, которая наглухо перекрывала путь в подбрюшье страны? Более известная как «линия Маннергейма», она, по оценкам специалистов, ни в чём не уступала имевшимся мировым аналогам, в частности, немецкой линии Зигфрида и французской линии Мажино.
Командование располагало двумя планами ведения войны с Финляндией, различавшейся по числу задействованных сил и средств. В итоге был принят не план, разработанный под руководством начальника Генерального штаба командира 1-го ранга Бориса Шапошникова, а «план Мерецкова» (названный по имени командующего Ленинградским военным округом), согласно которому разгромить финнов планировалось в основном силами округа. Но расчет на быстрый разгром противника малой кровью не оправдался. После нескольких дней успешного наступления Красная Армия уперлась в «линию Маннергейма».
Пришлось задействовать более крупные силы и использовать «план Шапошникова». 7-го января 1940 года для штурма «линии Маннергейма» был создан Северо-Западный фронт. Но и более крупным соединениям РККА пришлось очень постараться, чтобы снежной и холодной зимой преодолеть оборону противника. Не хватало не только опыта, но и продуктов, теплой одежды, медикаментов.
Отступая, финны минировали буквально все. «Какие только хитрости не встречаются нашими: стоит велосипед, как только наши берут его - все взлетает на воздух. На дороге валяются вещи, но как только их потянут - получается взрыв, в избе приспосабливают к часам, ручкам, даже пучку сена»,- писал домой красноармеец.
А вот строчки из другого письма: «На дороге найден труп бойца РККА-отрезаны нос, уши, выколоты глаза, вывернуты руки, сожжен».
Николай Шишкин, участник Зимней и Великой Отечественной войн, а впоследствии профессор кафедры оперативного искусства Военной академии Генерального штаба ВС РФ, вспоминал: «Оборона у финнов была грамотная, с бетонными ДОТами, «огневыми мешками» и, конечно, если на эту оборону идти без разведки, без подготовки, без надежного подавления огневых точек, как это было не раз, то потери будут большими и неоправданными.
На нашем участке фронта были ДОТы-«миллионки» (на каждый финская казна потратила более миллиона финских марок. - О.Н.), в которых было по два-три пулемета, а то и пушка. Для того чтобы таким сооружением овладеть, надо было выкатить чуть ли не 203-мм гаубицу и вложить несколько зарядов в амбразуру или же подтащить почти тонну взрывчатки. Война была очень тяжелой, но не будь ее - в Отечественную нам пришлось бы еще хуже, чем было. Финская - это наука, которая далась большой кровью».
Вот выдержка из срочной телеграммы Мехлиса Сталину: «...44-я дивизия оставила противнику 79 орудий, 37 танков, 130 станковых пулеметов, 150 ручных пулеметов, 6 минометов, 150 автомобилей, все радиостанции, весь обоз. Из окружения вышла только половина личного состава, причем до 40 процентов без оружия. Раненых и обмороженных -1057 человек. Фактически от дивизии остался только артполк и медсанбат...».
Над командованием дивизии Мехлис устроил показательный военно-полевой суд. После пятидесятиминутного разбирательства командир дивизии полковник Виноградов, начальник штаба полковник Волков и начальник политотдела полковой комиссар Пахоменко были расстреляны перед строем...
23 февраля сопротивление финнов на линии Маннергейма прекратилось.
Утром 13 марта пал Выборг.
В этот же день ровно в 12 часов смолкли пушки. Война закончилась.
По условиям мира Финляндия лишалась всего Карельского перешейка, Выборга, Сортавалы, ряда территорий в северной Карелии. К СССР полностью отошли острова Рыбачий и Средний.
Почему же именно тогда, в начале марта, воюющие стороны пришли к выводу о необходимости заключить мир?
Перед Красной Армией, только что прорвавшей линию Маннергейма, путь на Хельсинки, казалось, был открыт. Однако в Европе зримо поднималась волна недовольства последними событиями и продвижением советских войск. Более того, стотысячный англо-французский экспедиционный корпус был готов высадиться в финских портах по первому обращению правительства Финляндии. Далее. Наши потери были ужасающи: более 272 тысяч убитых, раненых и обмороженных. 17 тысяч военнослужащих пропали без вести... Тяжелы были и потери Финляндии: 25 тысяч только убитых, не считая раненых, - страшная цифра для ее маленького четырехмиллионного народа! Кроме того, продолжать боевые действия с помощью французов и англичан на деле означало превратить территорию страны в театр военных действий новой мировой войны. Тогда, в марте 39-го в Хельсинки этого очень боялись...
«И, если бы не «зимняя
война», в которой мы потеряли десятую часть территорий, Финляндия, быть может, не стала бы союзницей Гитлера в сорок первом, предпочтя нейтралитет «шведского варианта»,- считает профессор Хельсинского университета Юкка Невакиви, - финская армия двинулась в то лето только забирать отобранное».
Кто знает, кто знает... Хотя с уважаемым профессором можно поспорить: как известно, в сорок первом финские части, дойдя до старой границы, не задумываясь, перешли ее, оккупировали почти всю Карелию, заняли ну уж отродясь не бывший финским Петрозаводск и были полны решимости двигаться дальше, на Котлас и Вологду. Бредовые идеи насчет «границы на Урале» снова были вытащены на свет божий из пыльных сундуков.

***
При всех ошибках и потерях победа осталась за Красной Армией. Как признал финский историк Ильмари Хакала, «13 марта был достигнут тот предел, за которым Финляндия уже не могла успешно воевать одна своими собственными силами. Единственной возможностью была помощь Запада, которая, несмотря на все разговоры, так и не пришла».
На переговорах в марте 1940-го руководители двух делегаций обменялись репликами, которые подвели итог 230-летнему периоду истории. Пытаясь смягчить условия мирного договора, Паасикиви поднял вопрос о компенсации за передаваемую территорию, напомнив о том, что Пётр I хорошо заплатил Швеции по Ништадскому мирному договору. Молотов предложил: «Пишите письмо Петру Великому. Если он прикажет, то мы заплатим компенсацию».
Если бы такое письмо каким-то чудом попало Петру I, платить второй раз он бы не стал - не имел такой привычки. Мир был подписан на советских условиях. Они не ставили под сомнение суверенитет и ее государственное устройство.

Автор: 
Владимир ЕГОРЫЧЕВ, кандидат исторических наук, член Союза писателей Беларуси
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
9 + 9 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.