На перекрестке идеологий. Часть 2

"В своей общественной жизни люди наталкиваются на известные, необходимые, не зависящие от их воли отношения, именно на отношения производства, соответствующие той или другой ступени развития производительных сил. Вся совокупность этих отношений производства составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют известные формы общественного сознания". Карл Маркс

Базис и надстройка
«Я не хочу заниматься здесь разоблачением терминологической неясности и путаницы в марксизме, - пишет Александр Зиновьев в своей книге «Кризис коммунизма, - я утверждаю, что тезис марксизма об экономике как о базисе всякого общества и о политике, как о надстройке над ним, является ложным в отношении к обществу коммунистическому… Базис коммунистического общества образует не экономика, не политика, не идеология, а явления коммунальности».
Организацию многих и многих миллионов людей в единое целое по законам коммунальности ученый считал главным условием при построении коммунизма. На какой экономической основе будет проходить построение социализма и коммунизма, по его мнению, не имеет большого значения, поскольку элементы коммунальности присущи обществу не только в эпоху построения социализма, но и в эпоху развития самого капитализма. Особенно, благоприятная почва в отношении коммунальности была в царской России, чему способствовали общинные земельные отношения среди крестьян. Именно поэтому в России и произошла социалистическая революция, хотя сама Россия была далеко не передовой страной. А согласно теории марксизма социалистическая революция должна была произойти именно в наиболее передовой стране, где уровень производительных сил вырос до таких размеров, которые уже не могли вписаться в узкие рамки существующих производственных отношений капиталистического способа производства. Следовательно, по мнению ученого, марксистская теория о базисе и надстройке не совсем верна на примере России? Следовательно, не всегда на первое место выступает экономика, как базис и основа общественного устройства, а наоборот – главное это политика, политическая надстройка, главное это прийти к власти, а затем уже создавать необходимые экономические условия для нового экономического (социалистического) уклада общественной жизни. В известном смысле, так оно и получилось на примере России. Но является ли пример России показательным и закономерным для других государств и других общественно-исторических условий?
В соответствии с теорией К. Маркса и Ф. Энгельса основой общественной жизни является развитие производительных сил, производство материальных благ в интересах удовлетворения потребностей человека (индивида). Но, чтобы производить, люди должны установить друг с другом взаимные отношения, которые у К. Маркса называются производственными отношениями. Именно совокупность этих отношений и составляет экономическую структуру общества, на основе которой вырастают и все другие социальные, правовые, идеологические и т.д. отношения, которые определяют нормы поведения людей. Единство и неразрывность между производственными (имущественными) отношениями и производительными силами и есть коренная причина социального и исторического развития общества. Пока существует между ними определенное равновесие, общество развивается эволюционным путем, но как только это равновесие нарушается и «производительные силы общества приходят в столкновение с существующими отношениями производства (имущественными отношениями) внутри которых они до тех пор вращались, наступает эпоха социальной революции. С изменением экономического основания изменяется более или менее быстро вся возвышающаяся на нем огромная надстройка». Так писал в своих трудах К. Маркс, но не к таким выводам пришел в своих произведениях Александр Зиновьев. Переход царской России на рельсы социализма он считал не результатом внутреннего общественного развития страны и классовой борьбы, а наличием определенных внешних и внутренних факторов, к которым можно отнести: развал экономики и разруха в результате Первой мировой войны, огромная политическая работа большевиков и склонность русского народа к коммунальным (коллективным) отношениям.
На чем были основаны такие ошибочные выводы? Думается, что, прежде всего на опыте царской и советской России. Когда в 1917 году свершилась февральская буржуазно-демократическая революция, было понятно, что ее роль заключается в ликвидации всех остатков крепостного права, царского самодержавия и всего того, что мешало быстрому развитию капитализма в России. В силу различных объективных и субъективных причин Временное Правительство эти задачи не выполнило, более того, экономическая ситуация с каждым днем усугублялась. Так долго продолжаться не могло. Результат известен – 25 октября 1917 года свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция. Какие задачи должна была она выполнить? Задачи социалистического развития России и СССР. Но как можно было выполнить эти задачи, не решив задачи буржуазно-демократической революции, не подготовив материальной основы для перехода к социализму. Поэтому В. И. Ленин и провозгласил НЭП (новую экономическую политику), политику государственного капитализма, которая была основана не столько на государственной форме собственности и национализации экономики, сколько на основе многоукладности экономики, сочетающей в себе различные формы собственности, в том числе государственную и частную (в известных пределах). Переход к НЭПу был тем вынужденным компромиссом между отдельными слоями общества в самой России, а так же между РСФСР и капиталистическим окружением, позволяющим нормализовать политические и внешнеэкономические отношения между государствами с различным общественно-политическим устройством, привлечь иностранный капитал и технологии для ликвидации экономической отсталости страны. Не все соратники В. И. Ленина поняли этот важный политический шаг и суть сложившегося исторического момента, когда Россия, волей исторического случая, оказалась слабым звеном в цепи империализма и, прорвав экономическую блокаду и интервенцию, сумела выстоять и встать на рельсы строительства социализма. Не понял, к сожалению, этого исторического момента и сам Александр Зиновьев, утверждавший, что первенство принадлежит все-таки политической надстройке, а экономический базис дело второстепенное, производное. И вообще, не это главное, главное – это способность и склонность русского народа жить по законам коммунальности.
Однако такой подход является односторонним, в известном смысле идеалистическим. «Не ход идей определяет ход вещей, а наоборот – ход вещей определяет ход идей», в этом суть марксизма, в отличие от идеализма. Поэтому К. Маркс и Ф. Энгельс всегда предупреждали от ошибки забегания вперед в историческом развитии. Прежде чем закреплять в юридической и правовой форме новые общественные отношения, руководствуясь при этом самыми благими пожеланиями, необходимо чтобы старые отношения перестали удовлетворять уровню и характеру производительных сил, тормозили всяческое их дальнейшее развитие. При рассмотрении данного вопроса К. Маркс неоднократно указывал: «…ни одна общественная формация не исчезает раньше, чем разовьются все производительные силы, которым она предоставляет достаточно простора; и новые высшие отношения производства никогда не занимают места старых раньше, чем выработаются в недрах старого общества материальные условия их существования. Поэтому можно сказать, что человечество всегда ставит себе лишь исполнимые задачи, ибо, при внимательном рассмотрении, всегда оказывается, что самая задача является лишь там, где материальные условия ее решения уже существуют или находятся в процессе своего возникновения». Совершенно очевидно, что всякое забегание вперед в историческом развитии той или иной страны, рано или поздно повлечет за собой определенный откат назад.
С другой стороны, необходимо иметь в виду, что между базисом и надстройкой всегда существует причинно-следственная связь. Линия исторического развития никогда не совершается только в плоскости одной экономики (базиса). Чтобы изменить производственные отношения (базис) необходимо изменить политическую надстройку, поскольку не изменив правовые и имущественные отношения, нельзя ничего изменить и в самой экономике, в самом способе производства. Чтобы перейти от рабовладельческого способа производства к феодальному, необходимо было юридически упразднить само рабство. А чтобы перейти к капитализму от феодализма, необходимо было упразднить неограниченную власть феодалов и крепостное право, сделать крестьянина свободным работником наемного труда (пролетарием), узаконить частную собственность и свободу передвижения людей, товаров и капиталов.
Сегодня, чтобы двигаться в сторону социализма необходимо отменить частную собственность на землю и средства производства, необходимо ликвидировать всяческую эксплуатацию человека человеком. Но как, и кто это может сделать? Может ли это сделать сам класс капиталистов? Нет, не может, поскольку он существует как класс именно на праве частной собственности, которая позволила ему накопить огромные богатства (путем эксплуатации труда капиталом) и занять господствующее положение в обществе. Более того, он будет делать все от него зависящее, чтобы сохранить такое положение вещей как можно дольше, даже увековечить частную форму собственности, сделать ее неприкасаемой. И в этом отношении класс капиталистов не может более считаться передовым классом, более того, он все более и более становится реакционным классом, способным на самые крайние политические и военные шаги и авантюры ( то, что сегодня происходит возле наших границ, а так же на ближнем Востоке, в Средней Азии и Северной Африке подтверждает именно реакционную сущность империализма). Следовательно, сделать это может только один класс – пролетариат, совершив социальную революцию и установив диктатуру пролетариата.
Каким образом это может сделать пролетариат? Может ли он это сделать, ведя только экономическую борьбу? Нет, не может, поскольку такой подход позволит ему лишь несколько улучшить свое материальное положение. Следовательно, необходима борьба не только экономическая, но и политическая, борьба за улучшение своего правового статуса, расширение своего влияния, и, в конечном счете, борьба за власть. Только придя к власти, подчинив себе государственный аппарат и установив диктатуру пролетариата, диктатуру в интересах большинства (устранив при этом диктатуру буржуазии), можно достичь желаемой цели перехода на путь строительства социализма. Каким образом пролетариат и его передовой авангард в виде социалистических, коммунистических и других партий левого движения придут к власти есть вопрос конкретных общественно-исторических условий конкретной страны. Произойдет ли это путем завоевания большинства в Парламенте и принятием соответствующих законов (эволюционным путем), или путем свершения социалистической революции (революционным путем) это вопрос тактики. Марксизм, в отличие от других различных буржуазных и около буржуазных течений не исключает ни первый, ни второй варианты. С точки зрения марксизма революционное (скачкообразное) историческое развитие не менее необходимо, чем эволюционное (постепенное). В своем недавнем выступлении перед представителями международных демократических орагнизаций Г. А. Зюганов упомянул о праве наций и народов на восстание. Что конкретно имел в виду лидер российских коммунистов пока сказать трудно, однако, сам термин «восстание», вероятно, вызвал неоднозначную реакцию среди класса капиталистов и не только в России. Ведь капиталисты любых мастей являются категоричными противниками любых революционных движений, будь они «цветные» или «черно-белые». Недаром политическое руководство России, выражающее интересы, прежде всего класса капиталистов и крупного капитала, все чаще заявляет о категоричном неприятии любых революций, направленных на смену существующего политического режима в стране.
Когда мы рассматриваем диалектику развития между базисом и надстройкой и саму основу экономического базиса социализма, то необходимо иметь в виду, что экономическую основу социализма, особенно в его первоначальной фазе развития, будет составлять многоукладная экономика в виде государственной, частной, общественной и личной собственности. Именно соревнование этих форм собственности и постепенное сужение частной формы собственности, и как следствие увеличение доли государственной и общественной, есть, на мой взгляд, суть экономической основы социализма. Конечно, при этом развитие экономики будет происходить на основе общего планирования, исключающего всяческие диспропорции и кризисы перепроизводства, характерные для капитализма. Товарно-денежные отношение при этом сохраняются, но целью производства является не получение максимальной прибыли, как при капитализме, а сбалансированное развитие экономики и удовлетворение потребностей населения страны. При этом вводится прогрессивный высокий налог на людей богатых.
Политическая надстройка в виде государственных институтов будет закреплять существующие производственные отношения и отношения собственности, при этом политической основой диктатуры пролетариата будет являться советская власть в форме Советов народных депутатов всех уровней.
Экономическую основу коммунистического способа производства будет составлять государственная, общественная и личная собственность (частная форма собственности полностью упраздняется), при этом по мере продвижения к коммунизму, доля государственной будет уменьшаться, а доля общественной увеличиваться. Товарно-денежные отношения, как и сами деньги, как и само государство постепенно отомрут. Произойдет стирание различий между умственным и физическим трудом, между городом и деревней, исчезнут классовые различия между людьми. Свободное развитие каждого, будет являться условием свободного развития всех. Однако такой переход потребует не только высокого (более высокого) уровня производительных сил, но и воспитания нового человека, новой коммунистической морали.
Сегодня, когда в наиболее развитых странах Запада и, прежде всего, в европейских государствах, производительные силы труда достигли такого высокого уровня, о котором нельзя было даже мечтать сто лет назад, а средства коммуникаций настолько приблизили расстояния между народами и континентами, что уже не имеет большого значения, где именно проживает человек или производится материальный продукт, мы можем смело утверждать – материальные условия созрели не только для перехода к социализму, но и к коммунизму. Но одно дело подготовить материальную базу и другое дело фактически и практически начать этот самый переход. Даже сегодня, этот переход нельзя осуществить сразу, минуя низшую фазу – социализм. Другое дело, что исторический период между социализмом и коммунизмом будет значительно меньше, чем он был в условиях развития СССР.
Но можно ли верить в такой благоприятный исход исторического развития человечества, не является ли теория марксизма-ленинизма утопией? Нет не является, поскольку историческая практика, являясь критерием истины, подтверждает правильность и научность теории марксизма-ленинизма. Сам Александр Зиновьев в эту теорию не верил, как и в то, что теория построения коммунизма является научной. Он считал ее утопической (несбыточной) мечтой, «марксистским идеалистическим проектом». Не очень он верил в возможности самого человека, в то, что человек, меняя окружающую его среду, будет изменяться сам под воздействием этой среды, притом в лучшую сторону, как не верил в огромные возможности народовластия и самоуправления. Однако необходимо отметить, что в последние годы жизни он свои взгляды существенно изменил.
Более важное значение ученый придавал той роли, которую была призвана сыграть русская (советская) цивилизация в современном глобальном мире. Именно в соперничестве двух цивилизаций – русской и западной он видел главное условие дальнейшего развития человечества в целом.

Окончание в следующем номере.

Автор: 
Владимир Гуринович, г. Минск
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
9 + 10 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.