Ленин – НЭП – современность

Мы живем во времена НОВОГО НЭПа, конкретнее, в условиях многоукладной рыночной экономики. Этот Новый-Старый НЭП возник на базе Советской социалистической экономики в результате преступного развала Советской Державы и ликвидации социализма. Причины этой исторической «аномалии» – тема особого разговора.
В.И.Ленину просто не могло бы прийти в голову, что после изнурительной борьбы пролетариата за власть, его победы над контрреволюцией в гражданской вой­не, нашей Великой Победы в 1945 году, самоотверженного труда многих поколений советских людей на благо социалистической Родины капитализм может когда-нибудь снова предъявить права на нашу страну. Оказалось, может. Современная наша действительность опровергает скоропалительный теоретический вывод времен «отца оттепели» о невозможности реставрации капитализма в СССР.
А как радужно начиналась перестройка! Нас клятвенно заверяли, что в основу разработки «концепции» перестройки будет положен «диалектический метод Маркса», «методология Маркса». До сих пор у многих советских людей «на слуху» пропагандистские «перлы» времен М.Горбачева – перестройка – настоящая революция; перестройка – это ликвидация сталинских деформаций и возвращение к Ленинскому идеалу социализма.
А вот извлечения-фразы их самих ленинских источников: «Строй цивилизованных кооператоров есть строй социализма», НЭП вводится «всерьез и надолго», мысль «о коренной перемене всей нашей точки зрения на социализм» – первый раздел доклада Генерального секретаря на последнем (июльском 1991г.) Пленуме ЦК КПСС именно так и назван «Еще раз «о коренной перемене…»
Суть содержания раздела, как и цитирование (по поводу и без повода) вышеприведенных фраз – приспособить взгляды Ленина к политической и экономической конъюнктуре, подвести, так сказать, «теоретическую базу» под концепцию рыночной экономики, приватизации, всего того, что именовалось громким словом «перестройка», «настоящая революция» и т.д., и т.п.
В общественное сознание с официальных трибун, в литературе и средствах информации массированной атакой «вбивалась» мысль о том, что Ленин, находясь на краю могилы, успел лишь заявить в последних работах о коренной перемене точки зрения на социализм, но не успел, мол, разработать саму новую систему. А вот Горбачев и сотоварищи «творчески», «новаторски» (в противовес «догматизму Сталина») прочли и осмыслили Ленина, разработали эту самую «новую систему».
Это было не просто безответственное отношение к политическому и теоретическому наследию В.И.Ленина, а прямо-таки кощунственное «манипулирование» именем и авторитетом Ленина – СОЗДАТЕЛЯ партии пролетариата нового типа, ВОЖДЯ победоносной Октябрьской социалистической революции. Поразительно, но и сегодня у Горбачева, когда, как говорят, налицо «плоды» затеянной им перестройки, ни тени раскаяния за содеянное. «Все было задумано правильно, все по Ленину. Мы старались претворить в жизнь наследие Ленина», – ничтоже сумняшеся заявил он в телеинтервью (канал РТР. К 25-летию перестройки. Вопросы М.Горбачеву. 27.03.2010).
Именно антиленинские «художества» Горбачева и Ко заставили автора этих строк обратиться к Ленинскому наследию периода НЭПа. Читателям «КБ. МиВ» предлагается материал статьи, которая написана почти двадцать лет тому назад (июль-сентябрь 1991г.), как раз «на стыке» перехода перестройки в открытую контрреволюцию. Статья была опубликована в газете «Политика, позиция, прогноз», выпуск 8 (12) – ред. В.А.Вольский. «Политика…», выходила на базе газеты «Мы и время» – ред. В.В.Чикин. Называлась статья «НЭП и нынешние реформаторы», с подзаголовком «О Ленине «без дураков».
Итак, о Ленинском наследии периода НЭПа:
«Сегодня, когда буржуазные демократы ввергли страну во «второй НЭП», а из него нацеливаются прямехонько в капитализм, надо бы «посоветоваться» с Лениным, изучить стратегию и тактику, которыми он пользовался в период «первого НЭПа».
Обратимся к ленинским работам – статьи, доклады, выступления, письма, записки, подготовительные материалы 1921г. – март 1923г., периода новой экономической политики. Читаем, видим, убеждаемся: НЭП – не любимое детище Ленина и не «столбовая дорога к социализму», у него к НЭПу антипатия и неприязнь. На каждом «перекрестке» ленинских мыслей «красный свет»: осторожно – НЭП! Осторожно – КАПИТАЛИЗМ! Возрождение частного капитала сопровождается претензиями нэпманов на политическую власть, стремлением «быть политической силой» (т.45, с.265). Строительство социалистической экономики тоже под угрозой: «Восстановление капитализма, развитие буржуазии, развитие буржуазных отношений из области торговли и т.д. – это есть та опасность, которая свойственна теперешнему нашему экономическому строительству ...Ни малейшего заблуждения здесь быть не должно», – предупреждает Ленин коммунистов, выступая на VII Московской губпартконференции в октябре 1921г. (т.44, с.211-212). Опять «набатом» звучат ленинские слова из 1918г.: «Спекулянт, мародер торговли, срыватель монополии – вот наш главный внутренний враг, враг экономических мероприятий Советской власти... Либо мы подчиним своему контролю и учету этого мелкого буржуа, либо он скинет нашу, рабочую власть неизбежно и неминуемо» (т.36, с.297-298).
Поэтому В.И.Ленин настоятельно рекомендует усилить борьбу «по поводу злоупотреблений НЭП», так как «этих злоупотреблений бездна». В письме к наркому юстиции Д.Курскому требует строже наказывать, «вплоть до расстрела... за злоупотребления новой экономической политикой». При этом «тройная кара коммунистам против кары беспартийным» (т.44, с.397).
Да, ввели НЭП, вынуждены были это сделать в условиях сложившейся обстановки на рубеже 1920-1921гг. После семилетней войны в стране «разорение, нужда, обнищание...» (т.43, с. 120), крестьяне не довольны продразверсткой. «Мы должны были немедленно, – говорит Ленин перед делегатами III Конгресса Коминтерна (июль 1921г.), – безусловно, не сходя с революционного пути, изменить нашу политику…», чтобы улучшить положение крестьян, вдохнуть жизнь в умирающее «тело» экономики страны, спасти завоеванную пролетариатом власть. Но «важен факт, что изменение нашей экономической политики мы провели, повинуясь исключительно практическим обстоятельствам и вытекавшей из положения необходимости» (т.44, с.45). Именно ход экономического развития страны, а не пересмотр теоретических положений повлиял на решение партии в 1921г. Об этом говорит и сохранение второй программы партии, принятой на VII съезде в 1919г. в самый разгар политики военного коммунизма. Но в конкретных условиях послевоенной России Лениным продумывается новый подход к экономике страны. В названном выступлении на партконференции он констатировал: «...перед нами весной 1921 года стало ясное положение: не непосредственное социалистическое строительство, а отступление в целом ряде областей экономики...» (т.44, с.205). Но отступление «означает целый ряд опасностей», потому что изменились условия, изменились и приемы классовой борьбы. «Когда решался вопрос о власти Советов, опасность грозила со стороны политики. Когда наступила эпоха гражданской войны, явилась опасность военная, – она была уже более грозной. Когда же мы изменили свою экономическую политику, опасность стала еще большей», ибо «то положение, которое создала наша новая экономическая политика – развитие мелких торговых предприятий, сдача в аренду государственных предприятий и пр., все это есть развитие капиталистических отношений, и не видеть этого – значило бы совершенно потерять голову (т.44, c.211-212).
Экономический механизм НЭПа, в представлении Ленина, является структурой, характерной не для социализма, а лишь для переходного этапа – построения его материальной базы.
Примечательно, что, провозгласив введение новой политики «всерьез и надолго, но... не навсегда» (т.44, с.311), Ленин в последующей своей деятельности из этой триединой формулы не пропагандировал две ее первые части. Зато все его указания о временном характере НЭПа, предупреждения о серьезной опасности его, о том, что в условиях НЭПа решается задача «кто – кого?» однозначно свидетельствуют, какое значение придавалось словам «не навсегда». Заметим, что М.Горбачев, наоборот, опустив третью часть, «ухватился» за слова «всерьез и надолго».
В.И.Ленин, проанализировав положительные и негативные итоги первого года новой экономической политики, приходит к однозначному выводу и на XI съезде партии (апрель 1922г.) ставит задачу: «Мы год отступали. Мы должны теперь сказать от имени партии: достаточно! Та цель, которая отступлением преследовалась, достигнута. Этот период кончается или кончился. Теперь цель выдвигается другая – перегруппировка сил» (т.45, с.87). Главное направление «перегруппировки сил» – торговля, коммунистам – задача: «научиться торговать!», ибо нэпманы – частные капиталисты, частные торговцы – противники социализма, они вклинились между городом и деревней, между рабочим классом и крестьянством, а это уже – угроза Советской власти. Поэтому Ленин настоятельно требует: «Все внимание и все силы направить... на победу над частной торговлей» (т.54, с.195).
Внешняя торговля – только монополия государства! Все доходы от нее использовать исключительно в интересах укрепления отечественной тяжелой промышленности. Не все с Лениным согласны, против монополии выступают Бухарин, Сокольников, Троцкий, Каменев. Особенно усердствует теоретик «таможенных гарантий» Бухарин. Сомневается генсек Сталин, и Ленин «бомбардирует» его письмами (т.45, С.220-223, 333-337). Год по этому архиважному вопросу ломаются копья. Ленин негодует: это же ребячество! Легализовать самого злостного эксплуататора – скупщика-экспортера, орудующего долларом и фунтом! Так он скупит и вывезет все ценное. Иностранцы уже теперь взятками скупают наших чиновников и вывозят остатки России. (Как современна мысль!).
В.И Ленин требует ответа: будет ли наш Наркомвнешторг работать на нэпманов или на пользу пролетарского государства? Собрав огромное количество материалов, вплоть до обследования каждого торгпредства, Ленин с фактами и доводами в руках убеждает каждого сомневающегося, что только плановое регулирование государством ввоза и вывоза товаров оградит слабую российскую экономику от вторжения иностранного капитала, укрепит золотой запас страны, упрочит престиж Советской власти. В середине декабря 1922г. Пленум РКП(б) единогласно поддерживает ленинскую позицию о необходимости сохранения и укрепления монополии внешней торговли.
Только после этого Ленин уезжает в Горки. Сознавая, что может в ближайшее время совсем выйти из строя, Ленин решил (с разрешения врачей) продиктовать ряд записей по вопросам, которые считал наиболее важными – о путях строительства социализма в России, о партии и мерах ее укрепления, перспективах мирового революционного движения. «Дневник» (политическое завещание) продиктован с 23 декабря 1922г. по 2 марта 1923г. и включает несколько больших писем и пять статей (т.45, с.343-406). В «дневнике» – опять неприятие НЭПа, который Ленин определяет всего лишь как деталь нашего развития (ст. «О нашей революции»). О прямой, открытой неприязни Ленина свидетельствует и его утверждение о том, что «в последнем счете судьба нашей республики будет зависеть от того, пойдет ли крестьянская масса с рабочим классом, или она даст «нэпманам», т.е. новой буржуазии, разъединить себя с рабочими, расколоть себя с ними» (ст. «Как нам реорганизовать Рабкрин»).
А как же насчет перемены точки зрения на социализм? Обратимся к статье «О кооперации». Отдав должное кооперации, как альтернативе в условиях НЭПа, ибо НЭП – «восстановление капитализма», а рост кооперации «тождествен с ростом социализма», Ленин дальше говорит, что «вместе с этим мы вынуждены признать коренную перемену всей точки зрения нашей на социализм. Эта коренная перемена состоит в том, что раньше мы центр тяжести клали и должны были класть на политическую борьбу, революцию, завоевания, власти и т.д. Теперь же центр тяжести меняется до того, что переносится на мирную организационную «культурную» работу». И далее: «Перед нами являются две, главные задачи, составляющие эпоху. Это – задача переделки нашего аппарата, который ровно никуда не годится... Вторая наша задача состоит в культурной работе для крестьянства. А эта культурная работа в крестьянстве, как экономическая цель, преследует именно кооперирование» (т.45, с.377,378).
Где же здесь отказ от социализма? Приведем «классическую» формулу новой экономической политики, данную Лениным в планах доклада на IV конгрессе Коминтерна (ноябрь 1922г.).
«Итак? Новая экономическая политика»:
1) командные высоты в наших руках
2) земля у государства
3) свобода хозяйственной деятельности крестьян
4) крупная индустрия (и крупное сельское хозяйство) в наших руках
5) частный капитализм – для него возможна конкуренция с государственным капитализмом
6) государственный капитализм такого рода, что мы привлекаем частный капитал вместе с нашим капиталом.
Монополия внешней торговли» (т.45,с.437,438).
Если учесть, что «капиталистических предприятий и концессий, на которые первое время рассчитывал Ленин, имея ввиду использовать их как союзников социалистического уклада в борьбе с рыночной стихией, оказалось сравнительно мало, то антиподами социализму в условиях НЭПа остались: частный капитализм (нэпман в городе, кулацкие хозяйства в деревне) и мелкотоварное производство, в основном многомиллионные крестьянские хозяйства.
Возникло противоречие: с одной стороны, свободная торговля частных собственников стимулировала их хозяйство, способствуя тем самым преодолению разрухи, нищеты; с другой – рыночная стихия, если ею не овладеть, могла смести новый общественный строй. Надо было найти путь к разрешению этого противоречия. И Ленин нашел этот путь: всячески развивать экономику «последовательно социалистического типа»; «научиться торговать» и вытеснить из торговли частника-нэпмана; кооперировать мелкие крестьянские хозяйства, которые, пока существуют индивидуально, «ежедневно, ежечасно и в массовом порядке рождают капитализм», а вот «строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства, при классовой победе пролетариата над буржуазией – это есть строй социализма».
Характерно, что М.Горбачев, цитируя эту мысль Ленина, исключил ее социалистическую суть: общественную собственность на средства производства и наличие политической власти в руках пролетариата – а это уже круто меняет направленность кооперативного движения, превращает его из элемента социалистической экономики в элемент капиталистической.
Итак, кооперирование, как альтернатива НЭПу. Отсюда и практические выводы: не дальнейшее поощрение, развитие нэповских приемов хозяйственной деятельности, ведущей к усилению частной собственности, а поощрение кооперации, ибо «каждый общественный строй возникает лишь при финансовой поддержке определенного класса», и потому «в настоящее время тот общественный строй, который мы должны поддерживать сверх обычного, есть строй кооперативный» (.45, с.371).
Как видим, не строй нэпманов! Эта поддержка, воспитание «цивилизованного» кооператора должно осуществляться социалистическим государством, хозяйственными органами путем продуманных экономических, финансовых, банковских мероприятий, т.е. «культурной», «цивилизованной» организационной работой в противоположность методам политики военного коммунизма. Прибавим к этому необходимость ликвидации неграмотности среди крестьян, широчайшее шефство города над деревней, и станет ясно, что кооперирование, процесс перехода к «новому принципу организации населения» и труден, и длителен, и что «мы можем пройти на хороший конец эту эпоху в одно-два десятилетия. Но все-таки это будет особая эпоха» (т.45, с.372). И в эту эпоху «не кооперацию надо приспособлять к НЭПу, а НЭП к кооперации» (т.54, с.195).
Ленину ясно, что «особую эпоху» нам не пройти и социализм не построить, если коммунисты не научатся «Россией управлять» (т.36, с.172), не создадут свой, советский аппарат управления без бюрократизма, волокиты, при которых наша «революционность» сменяется сплошь да рядом самым затхлым рутинерством и губит практическое дело социалистического строительства. И он требует «переделки нашего аппарата, который ровно никуда не годится» (т.45, с.377). Эту мысль из статьи «О кооперации» Ленин развивает затем в статье «Лучше меньше, да лучше». «Дела с госаппаратом у нас до такой степени печальны, чтобы не сказать, отвратительны»; и, чтобы «бороться с недостатками его, именно о культуре ставлю я здесь вопрос, потому что в этих делах достигнутым надо считать только то, что вошло в культуру, в быт, в привычки». Надо отбросить «комчванство» и «комхвастовство» и приступить к построению «действительно нового аппарата, действительно заслуживающего названия социалистического, советского и т.п.» (т.45, с.390).
Но чтобы управлять, надо быть компетентным человеком, необходимо иметь профессиональные знания, а для этого, – говорит Ленин, – надо: «Во-первых – учиться, во-вторых – учиться и в-третьих – учиться и затем проверять то, чтобы наука у нас не оставалась мертвой буквой или модной фразой…, чтобы наука действительно «входила в плоть и кровь, превращалась в составной элемент быта вполне и настоящим образом» (т.45, с.391).
Ленин ставит вопрос о составлении «учебников по организации труда вообще и специально труда управленческого», разъясняет, что высшей организации труда следует учить в специальных институтах, а для изучения научной организации труда за границей надо послать подготовленных и добросовестных лиц в Германию, Англию, а если удастся, то и в Америку, и в Канаду, – на этом деле экономить нельзя (т.45, с.389-406).
Всего этого не поняли или не захотели понять «архитекторы пеpeстройки». Семилетняя суета только доказывает, как сказал бы Ленин, «свою непригодность, бесполезность и даже свою вредность» в решении действительно назревших задач, вставших перед советской страной. А ведь Ленин предупреждал на этот счет: «Надо вовремя взяться за ум... Надо задуматься над проверкой тех шагов вперед, которые мы ежечасно провозглашаем, ежеминутно делаем и потом ежесекундно доказываем их непрочность, несолидность и непонятность. Вреднее всего здесь было бы спешить...» Семь раз примерь, один раз отрежь (т.45, с.389-390).
Oн категорически был против непродуманных перестроек: «Я смертельно боюсь переорганизации. Мы все время переорганизуем, а практического дела не делаем... Это увлечение переорганизациями и слабость практического дела... Ей-ей, боюсь смертельно: не впадите вы в эту слабость, а то мы КРАХНЕМ» (т.54, с.132)
Из приведенных ленинских мыслей вытекает, что об изменении самой концепции социалистического строя речь не идет. НЭП не являлся новой моделью социализма, а представлял собой лишь новый путь (в конкретных условиях) построения его фундамента в сфере экономики и управления государством. В своей последней публичной речи 20 ноября 1922г. Ленин сказал: «Ни одного лозунга, которым мы вчера выучились, мы не забудем. Это можем совершенно спокойно, без всякой тени колебания, сказать кому угодно... из России нэповской будет Россия социалистическая» (т.46; с.308,309).
Наши оппоненты могут сказать, что у Ленина есть и другие высказывания; например, о переходе «от революционного подхода... прямой и полной ломки старого» к системе действий... совершенно иной, типа реформистского: не ломать старого общественно-экономического уклада.., а оживлять торговлю, мелкое предпринимательство, капитализм, ...подвергать их государственному регулированию лишь в меру их оживления» (т.44, с.222).
Но в цитируемой статье («О значении золота теперь и после полной победы социализма», ноябрь 1921г.) дальше ленинская мысль движется в следующем направлении: изложив суть марксизма о том, что «реформы есть побочный продукт революционной классовой борьбы пролетариата», Ленин указывает, что и сам Маркс не мог предвидеть всех изменений, а именно – возможной победы пролетариата в одной стране, когда сил заведомо, после максимальнейшего их напряжения, не хватает для дальнейших революционных действий, и тогда надо в меру отступить, вовремя приостановить отступление и перейти опять в наступление, чтобы завершить победоносное движение вперед (т.44, с.228,229).
Подводя итог, следует сказать, что Ленин остался верен принципиальным положениям марксизма и разработанной им самим теории построения социализма в Poссии, но в то же время показал пример творческого, гибкого приспособления ее к практике, с тем, чтобы достичь наилучших результатов».
Итак, предложенный текст статьи из далекого уже 1991г. о Ленинском этапе НЭПа закончен. Надеемся, что пытливый, вдумчивый читатель найдет в мыслях и словах В.И.Ленина многое, что созвучно нашему времени. Однако будем помнить – Ленинский НЭП был рассчитан на победу социалистических элементов над капиталистическими. И была тогда великая страна – Советская Россия – СССР. И власть снизу доверху была советская, и руководила в стране всеми процессами развития Коммунистическая партия.
В наше время, конкретно в Республике Беларусь, на первый план выходят иные задачи – сохранить в собственности или под контролем государства ведущие отрасли промышленности, кооперированное сельскохозяйственное производство, научно-технический потенциал, обороноспособность страны. В целом, сохранить экономическую, а значит и политическую независимость Беларуси. Не допустить того экономического развала и раздрая в обществе, которые сотрясали страну в начале 90-ых гг. прошлого века.
И тут мы, коммунисты, всецело поддерживаем внутреннюю и многовекторную внешнюю политику Президента страны А.Г.Лукашенко, который четко определил главную стратегическую задачу (цитирую по памяти): «Мы, кто сегодня руководит страной, должны сделать все возможное, чтобы те, кто придет к власти после нас, уже не смогли повернуть страну вспять». И далее: «Я отвечаю за будущее страны больше, чем за настоящее».
Мы, белорусы, все должны быть ответственны за то, чтобы сильной и процветающей была наша Родина – Белая Русь.
Раиса МИРОНЧИКОВА,
член КПБ
 

Автор: 
Раиса МИРОНЧИКОВА
Номер газеты: