Кризис на Украине и его глубинные корни

Сегодня на просторах Луганской и Донецкой народных республик бушует война. Впервые после освобождения Украины от фашистов 70 лет назад артиллерийским обстрелам и бомбовым ударам подвергаются мирные города и поселки. Счет убитых и раненых идет на тысячи, а беженцев — на десятки тысяч. Уничтожаются целые жилые кварталы, детские дома и школы, поликлиники и больницы, объекты энергетики и водоснабжения. В блокаде оказался ряд городов, где живут сотни тысяч людей.

Бандеровская власть, их покровители на Западе и подпевалы в российском либеральном лагере откровенно замалчивают военные преступления в Новороссии. Ведь разрушение городов и поселков является прямым нарушением международных норм и обычаев ведения войны. Женевские конвенции 1949 года прямо запрещают использование артиллерии и боевой авиации против населенных пунктов. Между тем хунта, захватившая власть в Киеве в результате государственного переворота, осуществляет самую подлую и трусливую стратегию. Ее карательные отряды постоянно проигрывают в прямом бою с силами самообороны Новороссии.

Войска и частные армии олигархов сознательно уничтожают мирное население. Это этническая чистка. Русскоязычное население выдавливается со своей исторической родины. Это тягчайшее преступление против человечности.

Исторические корни событий
Внимание России к украинским событиям и боль, которую мы ощущаем в связи с полыхающей там войной, закономерны. Украина — не просто часть славянского мира. Украинская земля и ее народ — неотъемлемая часть русского сознания, российской истории. Дело в глубочайшей духовной и культурной связи между нашими народами, в их исторической неотъемлемости друг от друга. Когда нас пытаются рассорить в угоду интересам Запада, то режут по живому, наносят глубокую рану и российскому обществу, и всем гражданам Украины, включая тех, кто одурманен антироссийской пропагандой. Ибо только в союзе с Россией может Украина достигнуть тех высот процветания, которые пока видятся многим на Украине лишь в альянсе с Европой. Альянсе, извечно оборачивающемся бедой.

Так было всегда. И в XII—XIV веках, когда отрезанную от исторического русского ядра Чермную (то есть Красную) Русь, раскинувшуюся вокруг Львова, рвали на куски ее западные соседи. И в XVI—XVII столетиях, когда панская Польша огнем и мечом пыталась искоренить на украинских землях сам дух свободы и православия, память о великом общерусском единстве. И в XVIII веке, когда кучка предателей собралась вокруг Мазепы (которому Петр I всерьез намеревался надеть на шею в качестве этакой награды за предательство полупудовую «медаль Иуды»). И в начале XX века, в Гражданскую войну, когда местные «самостийцы» делали ставку на германский штык. Все это превращало украинскую землю в арену кровопролитнейших битв. Спасала лишь помощь России.

Вот и нынешние грозные события подтверждают мысль В.И.Ленина о том, что только «при едином действии пролетариев великорусских и украинских свободная Украина возможна, без такого единства о ней не может быть и речи». Уместно тут напомнить, что все крупнейшие высокотехнологичные производства Украины, причем не только в Донецкой и Луганской областях, но и в Харьковской, Днепропетровской, Запорожской и прочих, строились в СССР за счет союзного бюджета, 70% которого давала Россия, то есть за счет русских людей.

Так что братский союз с украинским народом в эпоху грозных испытаний есть наше общее дело и наш общий долг.

Гражданская война на Украине вспыхнула, казалось бы, внезапно. Еще полгода назад эта страна была одним из многих государств, испытывающих непростые экономические и социальные проблемы, но сохраняющих политическую стабильность. Недовольство народа накапливалось. Однако ничто не предвещало тяжелых потрясений. Было бы, однако, опрометчиво считать, что социальный взрыв произошел неожиданно, как гром среди ясного неба.

Российское руководство, надо признать, вполне адекватно ответило на эту угрозу, вернув полуостров к 70-летию освобождения Крыма от фашистов в состав России и предотвратив, по сути дела, вспышку большой войны.

Чтобы глубже понять истоки трагедии Украины, необходимо видеть исторические корни в их развитии, понимать механизмы возникновения тяжелого кризиса в братской стране. Необходимо видеть как внешние кровавые проявления братоубийственной войны на Украине, так и глубинные исторические, экономические, классовые, культурные, этнические, религиозные и иные предпосылки этих событий. Только такой комплексный анализ позволит правильно определить движущие силы кризиса на Украине, прогнозировать развитие событий, выработать стратегию и тактику разрешения этого тяжелейшего конфликта.

Для нас, коммунистов, происходящее в братской республике представляет не просто теоретический интерес. Мы не политологи, которые бесстрастно наблюдают за событиями. Мы обязаны вынести уроки из жесточайшего социального противоборства, в которое погрузилась соседняя страна. Поэтому необходимо проанализировать события на Украине, имея в виду, что аналогичные события могут повториться в той или иной форме и в России.

Разумеется, наше внимание и симпатии обращены прежде всего к нарождающейся в борьбе Новороссии. Однако не менее важно понять истоки и движущие силы противодействующей стороны — возрождающегося неонацизма. Для этого необходимо проанализировать историю зарождения и становления бандеровского движения как украинского этнического национализма в его самых крайних формах. Надо понять, на какой идейный фундамент это движение опиралось, чем национализм вкупе с русофобией подпитывается на Украине сегодня.

Истоки радикального национализма
Принципиально важно понимать, что Украина, за исключением советского периода, никогда не имела собственной государственности и общей для всего украинского народа истории. На протяжении веков, когда происходило становление европейских держав, Украина не только не была самостоятельным государством, но и никогда не была единым образованием в составе других государств. Нынешняя украинская территория всегда была поделена между европейскими державами. В середине XVII века в результате добровольного союза с Россией ее восточная половина оказалась под российским крылом, и так начала складываться история Малороссии, а западноукраинские территории остались под владычеством Польши, а затем Австро-Венгрии.

Политика Польши по отношению к украинскому населению была крайне жестокой, зачастую садистской. Западные украинцы в составе польского государства оказались людьми второго сорта. В этом ключевая причина того, что именно на Западной Украине сформировался радикальный украинский национализм, отчасти сходный с идеями расовой исключительности, провозглашенными в «третьем рейхе».

Бандеровцы не просто вступили в тактическую коалицию с немецкими оккупантами, но самым активным образом участвовали в карательных акциях — в том числе и против коренного украинского населения. И ту же практику они продолжили на Западной Украине после войны, уйдя в подполье. В боях с бандеровцами, продолжавшихся вплоть до середины 1950-х годов, погибли не только более 25 тысяч советских военнослужащих и сотрудников госбезопасности, но и свыше 30 тысяч мирных украинцев. Дорого эти столкновения обошлись и самим бандеровцам, потерявшим за эти годы более 60 тысяч убитыми.

Бандеровщина обернулась не национально-освободительной идеей, а тоталитарной сектой обезумевших фанатиков, уничтожавших в первую очередь самих украинцев. Признаки той же тоталитарной секты присущи и западноукраинской Униатской церкви, формально относящейся к католической ветви. Именно к ней принадлежали бандеровцы, не желавшие учитывать, что подавляющее большинство населения Украины исповедуют православие. Идеология униатов на деле слабо связана и с католицизмом. Она представляет собой скорее крайнюю, сектантскую форму протестантизма вперемешку с баптизмом. Не случайны связи с сектантами ключевых фигур нынешней верхушки Киева — баптиста Турчинова и дружащего с сайентологами Яценюка.

Всякая победа крайнего, зоологического национализма — это результат глубокого кризиса власти, чью враждебность общество все явственнее ощущает и на уродливые проявления которой реагирует радикальным образом. А единственным способом для этой власти сохранить себя становится альянс с идеологией радикального национализма, благодаря которому прежняя верхушка сохраняет свои позиции уже якобы под новыми знаменами.

Новая «элита», целиком вышедшая из рядов прежней, пользуется идеологическим оружием бандеровщины, а также ее сторонниками в качестве «пушечного мяса», чтобы в очередной раз оболванить миллионы людей, проведя клановую рокировку внутри власти. В результате олигархия не только сохранила, но и упрочила свои позиции. Все ту же, даже еще более жестокую экономическую политику они теперь будут проводить под бандеровскими знаменами. И под жесткой опекой Запада — в том самом «союзе с чертом» против Москвы, который несет Украине не избавление от проблем, а только их усугубление.

Непредвзятый, научный подход приводит к выводу, которого всячески чураются как западные политики, так и нынешние киевские князьки, стремящиеся разрубить вековые связи с Россией. Этот вывод в том, что народ Восточной и Центральной Украины связан с Россией, по сути, гораздо больше, чем с Западной Украиной. И попытки развернуть Украину в прозападное, антироссийское русло направлены не только против России, но и против большей части украинского народа. Они по своей сути представляют собой антиукраинскую, антинациональную акцию, прикрытую националистической демагогией.

Объективно все так, хотя среди жителей центральных и западных районов Украины это осознают пока не все. История бандеровского движения уже вскрыла этот трагический парадокс, повторяющийся сегодня по вине новой бандеровщины, захватившей власть. Якобы отстаивая интересы всего украинского народа, эти деятели ущемляют интересы большей его части, которые не могут быть реализованы вне тесных связей с Россией. Именно этого не желали понимать Бандера и его сподвижники. Об этом не желает слышать и нынешняя «элита» Украины, находящаяся под патронатом Вашингтона.

Бандеровщина как крайнее проявление русофобии
Выбор украинских национал-радикалов в пользу борьбы против «советской оккупации» не был их ошибкой или вынужденным, временным, тактическим ходом. Он был неизбежным и закономерным, и таким он остается и для сегодняшнего украинского национализма. Это единственно возможный для него выбор в пользу антироссийского союза с любым, самым страшным врагом Украины. Без такого противоестественного союза никакая «самостийность» Украины в отрыве от России попросту невозможна.

Конечно, в действиях власти на украинских территориях, входивших в состав Российской империи, были политические и культурные перекосы. Но изначальная языковая и культурная близость наших народов, сходство их мышления, традиций и обычаев смягчали эту проблему. Характеризовать тогдашний период истории как оккупацию Украины невозможно. Подобные характеристики — это безграмотная и подлая спекуляция. Справедливо говорить именно о столетиях общей истории России и Восточной и Центральной Украины, о том, что в результате нашего союза была сформирована единая политическая нация.

Но ненависть к прежним угнетателям бандеровцы перенесли и на Советскую власть, после того как она начала утверждаться на Западной Украине. Они не хотели видеть, что принципы этой власти не имеют ничего общего с колониальными порядками, которые насаждались польскими панами. Не хотели они видеть и того, что именно в составе Советского государства Восточная и Центральная Украина де-факто уже получила большую независимость, чем в составе Российской империи, а приход Советской власти в западную часть Украины был не новой колонизацией, а освобождением от колонизации.

Но почему идеологам русофобии удается и теперь оболванить немалую часть общества?

Объяснение кроется в том, что многие украинцы вновь увидели в радикальном национализме панацею от своих бед, альтернативу тому, что их угнетало и унижало. Только теперь беды и унижения связаны с новой реальностью. Это уже не жестокий польский произвол в прошлые века. Теперь это произвол олигархии и бандитского капитализма.

Возникший после разрушения Советского Союза в 1991 году перманентный экономический и моральный кризис на Украине, углубляющиеся социальная несправедливость и неравенство стали катализатором радикальных националистических настроений, выплеснувшихся наружу сначала в 2004 году, а затем на рубеже 2013—2014 годов. Без этого такие настроения были бы просто лишены на Украине благодатной почвы, как были лишены ее в годы расцвета Советской страны, в составе которой интересы украинцев оказались реализованы в максимальной степени. Достаточно лишь сказать, что в течение большей части второй половины ХХ века Советский Союз возглавляли деятели, тесно связанные с Украиной: Н.С.Хрущев и Л.И.Брежнев.

Однако русофобы на Западе, либералы-антисоветчики в России и идеологи нового украинского национализма выдвинули лживый тезис о том, что, даже если Советская власть и дала больше свобод украинскому народу, она все равно была, по сути, оккупационной, поскольку Украина оставалась под контролем империи — теперь уже советской. Следовательно, борьба Бандеры и его соратников против этой власти была той же борьбой за освобождение. И сегодня, стремясь окончательно освободиться от российского влияния, новые украинские националисты якобы следуют принципам той же борьбы за независимость, движимы желанием закрепить ее уже в рамках получившей государственность Украины.

Принципиальную лживость этого тезиса опровергают и история, и сегодняшние события, в которых история во многом повторяется. Дело в том, что радикальные националисты никогда не действовали как самостоятельная национально-политическая сила. Освобождение Западной Украины от польского гнета было заслугой не их, а Советской власти. Борьба же против нее привела украинских националистов к прямому союзу с гитлеровскими оккупантами.

Но как только идея украинской государственности оказалась сопряжена с ориентацией на Запад, с отчуждением от России, эта государственность оказалась фикцией, а шаткое единство обернулось смутой. Причина здесь та, что Украина обладает малым опытом самостоятельной государственности. В наши дни она просто не может существовать вне зоны влияния более мощных государств.

Между тем в антироссийском союзе с откровенными врагами Украины, способными лишь на время маскировать свои истинные враждебные цели, у украинского народа нет никаких шансов на подлинную независимость. «Национальное движение» на Украине — это путь не к освобождению, а в противоположную сторону. Это антинациональный путь.

Это и сегодня ощущают миллионы украинцев, многие из которых с оружием в руках поднялись против необандеровщины. Эта их борьба является подлинным национальным сопротивлением, потому что они сказали решительное «нет» намерениям разорвать вековые связи с Россией, с русским народом. А в ответ получили бомбежки с воздуха и арт-обстрелы жилых кварталов. Подобным образом бандеровцы в 1930—1950-х годах поступали с украинцами, осознававшими разрушительную сущность их «национализма». Не могут так поступать с соотечественниками те, кто движим подлинно национальной идеей, кто действительно радеет о своем народе.

Непосредственные причины переворота на Украине
Водоразделом, расколовшим современную историю Украины, стало решение президента Януковича осенью прошлого года отказаться от ассоциированного членства в Евросоюзе и пойти в направлении Таможенного союза с Россией и другими странами. Такое решение было совершенно обоснованным с экономической точки зрения. Российские представители на переговорах с украинской стороной многие месяцы аргументированно, но безуспешно убеждали своих партнеров в Киеве в том, что движение в сторону Запада чревато полным развалом украинской экономики, по-прежнему теснейшим образом связанной с российской.

Однако в правящих кругах в Киеве придерживались сугубо идеологического прозападного курса. И только в самый последний момент, когда нужно было определяться, руководство Украины признало экономические реалии и заявило о намерении вступить в Таможенный союз. Между тем общественное мнение стараниями многочисленных «общественных организаций» и средств массовой информации, созданных Западом и подконтрольных ему, уже было развернуто в сторону Европы. Народ не имел достоверной информации о неизбежных тяжелейших последствиях второсортного членства в Евросоюзе. Но мечта о «воссоединении с Европой» уже давно туманила мозги интеллигенции и обывателей, страстно и наивно надеявшихся, что ассоциированное членство в ЕС автоматически приведет украинцев к европейскому уровню благосостояния.

Решение о вступлении в Таможенный союз с полупрезренной в глазах «западенской» интеллигенции Россией было воспринято многими на Украине как крушение хрустальной мечты. Массовое раздражение выплеснулось на улицы столицы, которая уже давно подпала под влияние крикливых активистов с Западной Украины.

Однако заполыхавший в ноябре прошлого года Майдан постепенно выдохся. К январю этого года на нем еще кучковались две-три сотни фанатиков и полубомжей, которые нашли способ самовыражения и источник бесплатной похлебки в центре столицы. Между тем снижение градуса противостояния явно не входило в планы тех, кто реально управлял событиями на Украине. В затухавший костер общественного недовольства западные политики и спецслужбы начали вплескивать изрядные доли горючего вещества, создавать зажигательную смесь для вспышки радикализма, умело направленного против России.

Но было бы неверно сводить дело только к проискам западных политиков и спецслужб. Свою, и немалую, долю вины за вспыхнувший пожар несет и г-н Янукович с его командой. Эта «команда», вернее семья бывшего президента, с приходом к власти начала агрессивно конвертировать политическую власть в деньги. Алчность «донецких», как их называли в народе, не имела пределов. Данью обкладывалось огромное число мелких и крупных предпринимателей. Захваты бизнеса стали обычным делом. Так что недовольство народа постоянным ухудшением экономического положения слилось с острейшим негодованием весьма активной части населения — малого и среднего бизнеса — в связи с «грабиловкой» со стороны друзей и родственников Януковича.

Между тем г-н Янукович в тактических целях старательно изображал себя сторонником сближения с Россией, хотя его реальный курс был откровенно прозападным. Поэтому в общественном сознании Янукович ассоциировался с Россией. Отсюда и антироссийские обертоны Майдана. Но есть ли у нас моральное право осуждать украинский народ за то, что он в большинстве своем еще не проникся осознанием необходимости возрождения братского союза с Россией? У нас было бы такое право, если бы РФ являла собой пример социального государства, если бы в ней были искоренены олигархия, тотальная коррупция, принципы бандитского капитализма. Вот тогда украинский народ без колебаний встал бы под одни знамена с Россией — под те знамена, которые были для него спасительными в прошлом.

Гремучая смесь, которая привела к социальному взрыву на Украине, включала в себя несколько основных элементов: законное недовольство основной массы народа постоянным ухудшением своего материального положения; негодование малого и среднего бизнеса по поводу рейдерства со стороны команды Януковича; стремление «западенской» интеллигенции еще плотнее оседлать общественное мнение, а также интриги проамериканских политиков и спецслужб, направленные на усиление раскола между Украиной и Россией.

Между тем российская правящая группировка видела, да и сейчас видит в Украине прежде всего территорию, по которой проложена газовая труба. Поэтому политика верхов РФ сводилась почти исключительно к обеспечению беспрепятственного потока газа в Европу. Общественные настроения на Украине не только не были предметом интереса и воздействия со стороны российской «элиты», но и полностью игнорировались как фактор абсолютно несущественный на фоне интриг «верхов» двух стран вокруг газовой трубы. За это народам братских республик приходится платить теперь дорогую цену.

Переворот и его последствия
Попытки руководства Украины навести элементарный порядок на улицах столицы, в том числе посредством переговоров, наталкивались на ожесточенное сопротивление хорошо подготовленных боевиков, завербованных в западных областях. В Киеве в середине февраля начала применяться американская технология псевдонародных революций: захват власти уличным путем при массированной поддержке извне, отработанный в ходе государственных переворотов в Югославии, Грузии, на Украине (в 2004 году), в Ливии, а также в ходе «арабской весны» в ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки.

Одновременно руководство Украины стало объектом неприкрытого давления со стороны Запада. Евросоюз угрожал созданием некоего «черного списка» чиновников, против которых будут применяться разнообразные санкции. Клан Януковича думал прежде всего о собственных счетах в западных банках и офшорах. Это сделало руководство Украины особенно уязвимым перед шантажом Запада. Результатом бесхребетности главы государства стали паралич правоохранительных органов и предательство политической верхушки, которая не выполнила свои конституционные обязанности.

Между тем представители оппозиции, якобы борющиеся за демократию против авторитарного режима и светлое будущее Украины под эгидой Евросоюза, на деле демонстрировали повадки своих бандеровских, фашистских предшественников. «Мирные» манифестанты захватывали административные здания, нападали на милицию, забрасывая ее бутылками с зажигательной смесью. А президент Янукович уклонялся от решительных действий, шаг за шагом сдавая власть в руки неонацистских элементов. Дело закончилось государственным переворотом. 18 февраля на улицах Киева начались подлинные бои с применением огнестрельного оружия. За три дня число жертв достигло около 100 человек и более 600 были госпитализированы. 23 февраля Янукович бежал из Киева.

Наследники фашистского подручного Бандеры, захватившие власть, тут же начали кампанию подавления своих политических оппонентов и русскоязычного населения. Решением запуганных депутатов Верховной Рады был отменён закон, разрешавший использование русского языка в качестве второго государственного в ряде регионов Украины. Начался погром помещений КПУ, Компартия была запрещена в некоторых регионах. Подвергались физическому насилию депутаты Верховной Рады от Компартии и Партии регионов, сотрудники милиции, сохранившие верность присяге.

Приступили бандеровцы и к расправе над исторической памятью. Началось повсеместное разрушение памятников Ленину и советским воинам, павшим при освобождении Украины от гитлеровской оккупации. Свергая памятники Ленину, погромщики уничтожали не только историческое наследие, но и символы украинской государственности, ибо Декрет о создании Украинской Республики был подписан Лениным. В результате эта вакханалия разрушения привела к подъему движения сопротивления на юго-востоке страны и, в конечном счете, к гражданской войне.

Окончание - в следующем номере газеты

Автор: 
Геннадий ЗЮГАНОВ
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
13 + 3 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.