Кремлевское эхо минских бесед

На прошлой неделе свыше ста российских журналистов из шести десятков регионов совершили очередной пресс-тур в Беларусь. На этот раз поездка была целиком посвящена Минску и Минской области. За четыре дня мы побывали на многих промышленных и сельскохозяйственных предприятиях, культурных и оборонных объектах. Как и в предыдущие годы, главным событием стала большая пресс-конференция Президента Беларуси Александра Лукашенко. Об этом публикация в газете «Советская Россия».
Был у этой встречи и особый подтекст. Всех, разумеется, интересовало, как отреагирует президент на ушаты помоев, с недавних пор льющихся на него с экранов российского гостелевидения. К чести российских журналистов следует отметить, что все мы испытывали чувство стыда и неловкости за эту грязную стряпню. Никто не задавал идиотских вопросов типа: «А правда ли, Александр Григорьевич, то, что показывают про вас на НТВ?» Помои они и есть помои. Сам Лукашенко отреагировал вполне сдержанно и достойно, считая ниже своего достоинства вступать в «полемику» с кучкой продажных писак. Хотя и не скрывал, что все это ему до крайности неприятно. В общем, белорусский президент не оправдал надежд определенных кремлевских кругов, явно провоцировавших его на эмоциональный срыв. Ждали они этого, ох как ждали! А поскольку этого не произошло, то эмоциональный срыв, по иронии истории, случился как раз в Кремле.
В воскресенье вечером президент Медведев выступил в своем видеоблоге, чтобы рассказать россиянам и белорусам о том, что происходит в отношениях России и Беларуси. Если не знать фактов, то, слушая президента, можно было бы подумать, что это на белорусском, а не на российском телевидении развязана информационно-психологическая война против ближайшего союзника. Медведев рассказал про Лукашенко именно то, чего хотел бы от него услышать, но так и не дождался. Вот, пожалуйста, несколько цитат:
«В последнее время руководство Беларуси приняло на вооружение антироссийскую риторику. Предвыборная кампания там целиком и полностью построена на антироссийских сюжетах, на истерических обвинениях России в нежелании поддерживать белорусов и белорусскую экономику, проклятиях в адрес российского руководства. За всем этим видно отчетливое желание поссорить государства и, соответственно, народы».
«Стремление сформировать в общественном сознании образ внешнего врага всегда отличало белорусское руководство. Только раньше в этой роли выступали Америка, Европа, Запад в целом. Теперь одним из главных врагов объявлена Россия».
«Президент Лукашенко в своих высказываниях выходит далеко за рамки не только дипломатических правил, но и элементарных человеческих приличий».
«Подобное поведение является бесчестным, и партнеры себя так не ведут. И, конечно, мы будем учитывать это при выстраивании отношений с действующим Президентом Беларуси».
И вновь Медведев возвращает нас к столь волнующей теме президентских выборов:
«Зато в адрес России и ее руководства идут потоки обвинений и брани. На этом построена вся избирательная кампания Лукашенко. Его беспокоит очень многое: и наведение порядка в наших экономических отношениях, и общение российских средств массовой информации с белорусской оппозицией, и даже судьба некоторых наших высокопоставленных пенсионеров и уволенных чиновников».
«Президенту Беларуси следовало бы заниматься внутренними проблемами. В том числе, наконец, расследовать многочисленные дела об исчезновении людей. России, как и другим странам, это не безразлично».
И в заключение, сменив гнев на милость, Медведев успокоил зрителей:
«Мы хотим, чтобы наши граждане жили не в страхе, а в атмосфере свободы, демократии и справедливости. И мы готовы идти этим путем вместе с нашими белорусскими друзьями».
К сожалению, при этом Медведев не уточнил, в какой именно из двух стран граждане живут в «страхе», а в какой – в атмосфере «свободы, демократии и справедливости». Если он полагает, что белорусы живут в страхе, то его кто-то ввел в заблуждение. Не сказал президент и о том, кого он считает «нашими белорусскими друзьями» – уж не тамошнюю ли насквозь антикоммунистическую и русофобскую оппозицию?
О том, насколько соответствует действительности пересказ российским президентом того, что говорил его белорусский коллега, наши читатели могут судить по стенограмме пресс-конферен­ции. Лукашенко отвечал на вопросы журналистов в течение четырех с половиной часов. Из них темам, так заинтересовавшим Медведева, он уделил в общей сложности не более 5–10 минут, да и то вскользь. Журналистов же интересовали совсем другие вопросы о реальной жизни в Беларуси, на которые президент ответил очень подробно. О своих личных впечатлениях от поездки я расскажу в другой публикации.
Александр ФРОЛОВ

Автор: 
Александр ФРОЛОВ
Номер газеты: