Интернациональный долг был выполнен достойно

(К 22-ой годовщине вывода Советских войск из Афганистана)
15 февраля исполняется 22-ая годовщина вывода ограниченного контингента советских войск из Демократической Республики Афганистан. Несмотря на то, что минуло более двадцати лет, многих продолжает волновать вопрос, почему наши воины оказались за рубежами Родины, какую цель имели, насколько оправданной была помощь Советских Вооруженных сил и каковы последствия этой акции Советского Союза. Попытаюсь ответить на эти вопросы и поделиться воспоминаниями от пребывания в Демократической Республике Афганистан.
27 апреля 1978 года в Афганистане произошла национально-демократическая революция, которая смела антинародный режим Дауда, выражавший интересы эксплуататорских классов. Движущими силами революции стали трудящиеся массы и прогрессивно настроенные военнослужащие вооруженных сил. А руководящей и направляющей силой – Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА), возглавляемая известным писателем Мухамедом Тараки. Новое руководство объявило страну Демократической Республикой Афганистан (ДРА) и взяло курс на создание общества социалистической ориентации. Идеология НДПА была близка к марксистско-ленинской теории. Поэтому не случайно по просьбе руководства ДРА уже в мае 1978 года Советский Союз направил в Афганистан большую группу советников и специалистов, в том числе и в Вооруженные силы, а также оказал молодому государству экономическую и гуманитарную помощь.
Политика новой власти вызвала острое противостояние зажиточных слоев в деревне, прозападных капиталистических элементов в городе, религиозных фанатиков и националистических экстремистов. Немало усилий по удушению афганской революции приложили международные империалистические силы во главе с Соединен-
ными Штатами Америки. На территории Пакистана и других сопредельных с Афганистаном государств были организованы многие десятки лагерей, где американские и другие военные специалисты готовили банды, щедро обеспечивали их вооружением, военной техникой и снаряжением, деньгами и направляли их на территорию Афганистана. Одновременно велась активная клеветническая кампания в СМИ по дискредитации целей апрельской революции, политики НДПА и советско-афганской дружбы.
К концу 1979 года народная власть оказалась под угрозой уничтожения контрреволюционными силами. Трагическая ситуация усиливалась серьезными распрями в руководящей партии, о чем есть необходимость сказать особо.
НДПА была создана в 1965 году. Ее основателями называют трех человек: Мухаммеда Тараки, Мир Акбар Хайбара и Бобрака Кармаля. В конце 1965 года после учебы в США возвратился в страну и был введен в ЦК НДПА Хафизулла Амин, который перессорил руководителей партии, что привело к ее расколу на два крыла: «Хальк» (народ) и «Парчам» (знамя). Оба крыла ставили одну и ту же цель – построение демократического государства социалистической ориентации. Однако несколько отличалась тактика, более радикальная у первых и более либеральная у других. Это вытекало из их социального состава. Среди халькистов большинство составляли выходцы из простонародья: крестьян, ремесленников, младших армейских чинов. Среди парчамистов преобладали представители интеллигенции и близких к ним социальных слоев. Крылья то объединялись, то опять расходились, но революцию делали вместе. В стране назревала революционная ситуация, а поводом для народного взрыва стало убийство террористами из исламской экстремистской организации «Братья мусульмане» одного из лидеров НДПА подполковника Вооруженных сил Мир Акбар Хайбара в конце апреля 1978 года. После революции Амину удалось устранить из властных структур парчамистов, а затем развязать террор против них. Утвердившись у власти, он уничтожил и лидера страны Тараки, а затем начал заигрывать с американцами. И, тем не менее, Амин сам неоднократно обращался к советскому руководству с просьбой о вводе советских войск для спасения Апрельской революции.
шно созерцать, как в соседней дружественной стране уничтожаются плоды близкой ему по духу национально-демократической революции, потому откликнулся на просьбу афганского правительства о военной помощи и послал ограниченный контингент своих войск в ДРА 26 декабря 1979 года.
Была и другая геополитическая причина ввода советских войск в Афганистан. Дело в том, что США и их союзники уже не один год в процессе холодной войны окружали СССР и весь социалистический лагерь своими военными базами, которых насчитывалось более 2000, и агрессивными военными блоками НАТО, СЕАТО, СЕНТО, АНЗЮС. Возникла опасность, что территория Афганистана, являющегося подбрюшьем южных границ СССР, будет наводнена американскими военными базами. Следовательно, с юга силы агрессии вплотную приблизились бы к территории Советского Союза. Этого нельзя было допустить. Таким образом, оказывая братскую помощь народу Афганистана, мы одновременно противостояли экспансии американского империализма.
Ввод советских войск совпал с устранением от власти Амина. Страну возглавил другой руководитель – Бобрак Кармаль.
Вначале перед советскими воинскими частями ставилась зада­-
ча взять под охрану государствен­но-административные и народно-хозяйственные объекты. А боевые действия против контрреволю­ционно-бандитских формирований должны были вести афганские воинские части и другие силовые структуры. Вскоре выяснилось, что многие афганские воинские части самостоятельно сражаться против бандитов не могут ввиду низкой боеспособности и низкого морального духа личного состава. Вследствие этого в боевых операциях пришлось участвовать и советским воинским частям.
На первых порах контрреволюционные силы вели боевые действия крупными бандформированиями, но вскоре изменили тактику и разбились на относительно небольшие группы, которые наносили внезапные удары, используя особенности хорошо знакомого им горного рельефа, где на театре военных действий отсутствовала линия фронта. Это осложняло выполнение боевых задач правительственными и советскими войсками. В большинстве военные действия сводились к зачисткам местности, населенных пунктов и вытеснению душманов из горных ущелий. И меньше в открытых боестолкновениях.
Советские воины глубоко осознавали, что, помогая афганскому народу, они выполняют свой благородный интернациональный долг. Не случайно, афганская эпопея изобилует многочисленными примерами стойкости и отваги, мужества и героизма солдат, сержантов и офицеров. Они служили вдохновляющим примером и поднимали боевой дух и афганских войск, обеспечивали уничтожение душманских банд, отражение натиска реакционных сил и их зарубежных вдохновителей.
Как я уже говорил, наряду с советским воинским контингентом в ДРА были направлены военные советники, в числе которых довелось быть и мне. Следовательно, о событиях тех лет я знаю не понаслышке.
Будучи начальником отдела организационно-партийной работы политуправления Белорусского Военного Округа, я знал о передислокации воздушно-десантных и некоторых других частей из Белоруссии в Туркестанский военный округ.
Поэтому для меня не стало неожиданным назначение меня советником начальника политотдела армейского корпуса Вооруженных сил ДРА, штаб которого дислоцировался в Кабуле. Уже 12 января 1980 года меня инструктировал Первый заместитель начальника Главного политуправления Советской Армии и Военно-Морского Флота генерал-полковник Г.В.Средин, который четко определил главную задачу – помочь молодым политорганам корпуса наладить партийно-политическую работу по повышению боеспособности частей и политико-морального состояния личного состава. Подчеркнул важность работы по формированию в военной среде понимания необходимости укрепления единства партийных рядов НДПА.
В армейском корпусе работала довольно многочисленная группа советников. Достаточно сказать, что в управлении корпуса было 11 советников (у командира, начальника штаба, начальников службы и два в политотделе), по четыре в управлениях дивизий, по два в полках и отдельных батальонах. Части корпуса дислоцировались в девяти восточных провинциях, преимущественно в горной местности. Пришлось нашим советникам овладевать тактикой ведения боевых действий в горно-лесистой местности.
Укомплектованность афганских подразделений желала лучшего, слаженность и обученность подразделений не вызывала оптимизма. Среди солдат немало было неграмотных или малограмотных, многие подсоветные не владели русским языком, и приходилось пользоваться помощью переводчиков. Все это создавало дополнительные трудности в работе советников в выполнении ответственной задачи по оказанию помощи командирам и политработникам в повышении боеспособности войск.
Офицерский корпус афганских Вооруженных сил, особенно политработники, отличался своей молодостью. Многие закончили советские военные училища и хорошо владели русским языком. Моим «подсоветным» оказался тридцатилетний начальник политотдела корпуса старший лейтенант
Мухаммед Насим, окончивший Одесское зенитно-артиллерийское военное училище. Мы с ним общались без переводчика. Он состоял в НДПА с дореволюционных времен и считал себя убежденным марксистом. Кстати, большинство офицеров штаба корпуса тоже были членами партии, некоторые с гордостью называли себя
коммунистами.
Вместе с тем давали о себе знать рецидивы противоречий между двумя крыльями в партии, хотя после апрельской революции состоялся объединительный съезд НДПА. Выполняя его решения, руководство партии настойчиво проводило линию на обеспечение единства партийных рядов, осуждало деление на крылья. На это направлялась и кадровая политика, в том числе и в Вооруженных силах. Так в руководстве корпуса командир и начальник штаба ранее принадлежали к крылу «Парчам», начальник политотдела – к «Хальк», а его заместитель – к «Парчам». И так в разных вариациях во всех соединениях и частях.
Однако процесс партийного единения в Вооруженных силах шел не гладко. То там, то здесь вспыхивали распри, взаимные обвинения, отмечались групповщина и недоверие друг к другу. Советникам приходилось немало времени уделять разрешению споров, налаживанию взаимного доверия.
Политорганы корпуса еще проходили процесс сколачивания. Из четырех дивизий политотделы трех были в основном укомплектованы, но в 9-й горно-пехотной дивизии, располагавшейся в провинции Кунар, политотдел числился только на бумаге. Назначенными оказались только два инструктора. Зато полковое звено было укомплектовано закаленными бойцами революционной борьбы. Однако в подразделениях, где штатным расписанием предусматривалось наличие замполитов рот, политработники полностью отсутствовали.
Пришлось посоветовать полит­отделу, продумать организацию курсов по подготовке замполитов рот из членов партии командиров взводов, а также сержантов и солдат, имеющих достаточную общеобразовательную подготовку. Занятия проводили офицеры политотдела и советники с помощью переводчиков. В течение месяца было подготовлено 77 замполитов рот, которые после экзамена были направлены в части. Впоследствии со многими приходилось встречаться в войсках, в том числе и в боевой обстановке и отмечать, что курсы прошли для них с пользой.
Части корпуса постоянно участвовали в боевых операциях, зачастую во взаимодействии с подразделениями ограниченного контингента Советской Армии. Вместе со своими подсоветными в боевых действиях участвовали и наши советники. Острие работы с личным составом направлялось на разъяснение боевых задач и поднятие боевого духа. Стало правилом при подготовке операций проводить целую систему мероприятий политработы с различными категориями военнослужащих. Тем не менее, действенность приложенных усилий, а также эффективность проведенных операций зачастую были низкими. Это стало особенно очевидным после того, как душманы изменили свою тактику и начали действовать преимущественно небольшими группами, устраивать засады, производить неожиданные вылазки и диверсии, внедрение в афганские воинские части своих людей.
К сожалению, фактов низкого морального духа, трусости и даже предательства было немало. В марте 1980 года в Кунаре пришлось быть свидетелем бегства целого подразделения от приближающейся банды душманов.
В июне того же года в отдельном разведывательном батальоне корпуса в провинции Бомиан подняли мятеж два офицера, которые скрывали свою принадлежность к организации «Братья мусульмане» и выполняли задание Гульбитдина Хекматиара, одного из лидеров душманов. Они во время построения батальона расстреляли руководящий состав и членов партии, затем увели в горы значительную часть личного состава.
Излюбленными приемами контр­революционных сил были провокации и диверсии, дезинформация населения и военнослужащих, чтобы настроить их против народной власти и Советской Армии. Они часто засылали свою агентуру с целью вербовки единомышленников, склонения на свою сторону колеблющихся, физической расправы над стойкими сторонниками народной власти, патриотически настроенными военнослужащими и для разжигания внутрипартийных распрей. Велась охота на авторитетных военачальников и советских военных советников.
Летом 1980 года руководство корпуса получило сообщение, что якобы в результате распрей между замполитом батальона халькистом Али Сарваром и командиром роты парчамистом Касемом был сдан противнику гарнизон Алингар, что в провинции Лагман. Расследование же показало, что мятеж ночью поднял агент исламистов командир пулеметной роты Лал Мамат, который убил спящих руководителей батальона, в затем построил подразделение и перед строем расстрелял не успевших скрыться под покровом темноты членов партии и Демократической организации молодежи Афганистана (ДОМА). Затем он распространил слух, что сдача гарнизона было следствием внутрипартийных распрей между офицерами подразделения.
Этот и другие подобные случаи заставили командование, политотдел и советников проявлять боль­-
ше внимания вопросам бдительности и проверке кадров, прибывающих в части, разоблачению коварных методов работы враждебных сил и их антинародных целей.
Помощь западных спонсоров своим афганским наймитам постоянно возрастала. У душманов появились зенитные ракеты «Стингер», новейшие образцы стрелкового вооружения, гранатометы, современные средства минирования и связи. Натаскивая и опекая бандформирования, американцы создавали свою будущую головную боль – «Аль-Каиду» и талибов, с которыми сейчас сами не в состоянии справиться, и теперь увязли в Афганистане, хотя некоторые политологи полагают, что увязнуть, чтобы никогда не уйти оттуда, таков и был расчет американских правящих кругов и агрессивной военщины. Время подтвердило, что не напрасна была обеспокоенность советского руководства развитием ситуации у его южных границ.
Не прошло и трех лет после ухода советских войск из ДРА, как США и их союзники руками обильно прикормленных контрреволюционных сил, реакционного духовенства и помещиков, религиозных фанатиков-талибов расправились с афганской революцией и потопили в крови прогрессивные силы, казнили главу правительства Наджибуллу и других руководителей Народно-демократической партии и государства. Многострадальный Афганистан превратился в очаг средневекового мракобесия, производителя и поставщика наркотиков, базу международного терроризма.
За время работы в Афганистане мне приходилось общаться не только с военнослужащими, но и с гражданским населением. За редким исключением афганцы относились к «шурави» дружелюбно и с уважением. Но под влиянием активно проводимой враждебной пропаганды отношения изменялись не в лучшую сторону. Этому способствовали и факты недостойного поведения отдельных наших воинов по отношению к местному населению, о которых очень быстро узнавал весь Афганистан. Горько осознавать, что, несмотря на интернациональную помощь Советского Союза, трудолюбивый и талантливый народ многострадального Афганистана не смог воспользоваться плодами своей революции.
Интернациональный долг был выполнен достойно. И не вина наших воинов, что война не была доведена до победного конца. Были и невосполнимые потери. Мы глубоко скорбим и склоняем головы перед памятью павших в сражениях с душманами на земле Афганистана. Нельзя согласиться с теми, кто обывательски и приземленно оценивают благородную миссию советских войск в Афганистане и считают напрасными наши усилия по поддержке афганской революции.
Вывод Советских войск из Афганистана был первой серьезной уступкой Западу тогдашнего руководства СССР во главе с М.С.Горбачевым. Затем последовали сдача ГДР, ликвидация Организации Варшавского Договора и Совета Экономической Взаимопомощи, что последовательно ослабляло международные позиции Советского Союза и приближало торжество внешних и внутренних антисоветских сил, ликвидировавших СССР. Такова правда об афганской эпопее.

Автор: 
Андрей КОВАЛЬ, заместитель председателя Совета партии, член Военно-научного общества при ЦДО, полковник в отставке
Номер газеты: