«Единое» яблоко раздора

Личные амбиции и вследствие этого - склочность стали фирменными чертами белорусских оппозиционеров. Все их вильнюсские, варшавские и прочие меморандумы и призывы к объединению нередко так и остаются на бумаге. До адресатов то они доходят, но судя по последним перепалкам между лидерами оппозиционных партий и движений, все чаще вызывают отвращение.
Проблема в том, что само объединение под «Единым кандидатом» и есть то самое яблоко раздора, которое каждый из представителей оппозиции пытается, если не съесть, но хотя бы надкусить. В борьбе за кусочек послаще невозможно не столкнуться лбами с товарищами, пытающимися вкусить тот же запретный плод. Получается, когда дело доходит до «десерта», оппозиционерами начинают управлять сплошные инстинкты. Об их проявлении практически каждый день рассказывают независимые СМИ, которые, кстати, тоже не прочь угоститься жареной новостью.
Если проследить новости от свободных Интернет-ресурсов, то можно отыскать с начала года кучу словесных перепалок с обвинениями и даже нецензурной бранью по поводу продвижения своих идей по избранию «единого». На одну заманчивую инициативу, к примеру, господин Комаровский, эффектно предложил Санникову в будущем правительстве Бородача «осиновый табурет». За игнорирование идей отставного полковника поплатилась и Наталья Радина. Комаровский во всеуслышание назвал ее Интернет-детище «закрытым источником информации узкого круга бесперспективных политиков».
В связку разгневанных попал даже Дмитрий Усс, назвавший всех сомневающихся в идеях Бородача «псевдооппозицией», а всю ее деятельность и вовсе окрестил «тупиковой и пустой». Не согласившись с Уссом, спадар Лебедько упрекнул Бородача в «суперактивности» и разобиделся на сворованную полковником и дополненную интернет-голосованием идею праймериз.
Эмигрант Станислав Шушкевич через океан упрекнул Бородача в оторванности от белорусской реальности. «Провозглашать лозунги, сидя спокойно за границей и пользуясь интернетом, несложно. Идей может много возникнуть», – сказал Шушкевич. Кому, как не Станиславу Станиславовичу, все это близко и знакомо.
Популярность «спрэчки» с Бородачом перебил Николай Статкевич, приславший найинтереснейшие тюремные письма, в которых «самый христианский демократ» трижды попал в разряд злостных доносчиков. Виталий Рымашевский, быстро смекнувший, на кого намекает «главный сиделец», не преминул ему ответить, извинившись за то, что публично обвинял «за развал Беларускага згуртавання ваўскоўцаў и многочисленные провокации с уводом людей с массовых акций БНФ 90-х годов, и организаций стычек с милицией». После таких извинений читатели независимых СМИ призадумались, уж так ли безвинен Статкевич?
Под накалом взаимных претензий оппозиционеров не выдержала и сама пресса, выразившая в лице Павла Шеремета свои сомнения по поводу деятельности пятой колонны. «Меня разводят как лоха, мною прикрываются и меня используют, воруя мои надежды на перемены», – стенал в блоге Шеремет, описывая нынешнюю оппозицию. А «мутят воду» никто иные как «Михалевич, и Рымашевский, и Романчук, и Костусев, и тот же Статкевич», поставившие «свои личные амбиции, свой эгоизм выше национальных и общественных интересов». Словом под горячую строку журналиста попали все, включая Милинкевича и конкретно Лебедько за продвижение Романчука.
Сквозь гвалт прорвался и робкий голос Некляева с его странным советом «научиться себя продавать», потому как сейчас, если рассматривать оппозицию как товар, «платить за нее не хочется». «Торгаш!» – изрекли ему в ответ коллеги, обвинив, как это принято среди оппозиции, в пособничестве режиму, продолжив внутриусобные разборки.
На гребне волны обсуждений сегодня интрижка между Подголом и, не успевшим еще оправиться от наездов, Бородачом. Беглый полковник прямо из Германии от имени своего «Совета Национального Возрождения» лихо поздравил всех защитников Отечества с профессиональным праздником. Этого Владимир Подгол не смог ему простить, потому как имеет свое понимание даты 23 февраля. Приведя излюбленные выдержки из архивов Михалыч заявил, что Бородачу как «полковнику ГРУ, БЗВ, СНВ, адвокату дьявола и будущему телохранителю Лукашенко» веры нет. Как кандидат философских наук он вообще с трудом понимает, о каком Национальном Возрождении может идти речь, если Бородач ни разу не выступал на белорусском языке.
Отставной полковник не проглотил оскорблений, заявив, что Подгол только и делает, что «роется в архивах, стоя на коленях, читает листы Калиновского». Раздосадованный Владимир Михайлович парировал Бородачу в его же стиле, рассказав «пра эўрапейскую пухавую коўдру, ахінуўшыся якой, ён строчыць свае абразы. Лупцуе дыктара па срацы сваім языком, ведаючы, што пухавік той на тэрыторыі Германіі, яму як бронікамізэлька». Отставник решил смикшировать ситуацию, попросив прощения лично у Калиновского «за срач под честным именем на глазах людей наших». Извинился дважды: на русском и, явно воспользовавшись переводчиком гугла, на белорусском языке.
Безусловно, в споре рождается истина, но когда полемика переходит в откровенную брань – от дискутирующих сквернословов ничего путного не жди. Глупо надеяться, что это и есть «отличный задел» на предстоящие кампании уровня местных советов или президентских выборов. Похоже, мушкетерский девиз «один за всех и все за одного» для представителей белорусской оппозиции сложен как китайская грамота. Они вроде бы и пытаются найти общий язык, но все равно говорят на личных диалектах.

Автор: 
Людмила СОЕВА
Номер газеты: