Беларусь спасает Россию

Прочитав заголовок, многие пожмут плечами: такое придумать! Но вот факты. Беларусь обеспечивает почти половину молочного импорта России, достигшего восьми миллионов тонн. И, следовательно, кормит молочной продукцией, с учетом нынешних средних норм потребления, 15 миллионов россиян. С ее полей, ферм и перерабатывающих предприятий в Россию поступает продовольствия больше, чем от самых крупных поставщиков дальнего зарубежья - Бразилии или (до введения ответных санкций против агрессивной западной коалиции) США, Германии, Франции и Голландии, вместе взятых. А в следующем году этот неиссякающий поток белорусских продуктов увеличится почти в полтора раза.

Ответ на главный вопрос
Но что удивительно: ни телевидение, ни официозная пресса, ни высшие должностные лица России за долгие годы ни разу не сказали о том, что больше всего продуктов ей поступает из Беларуси. Даже сейчас, когда продовольственный импорт перерос в проблему политическую, министр сельского хозяйства РФ Николай Федоров, выступая в телевизионной программе «Вести», среди приоритетных поставщиков Беларусь не назвал. Зато перечислил дюжину других стран из СНГ и дальнего зарубежья, уступающих ей по объемам и возможностям продуктового экспорта. Половина их, вместе взятых, продают России почти впятеро меньше продуктов питания, чем небольшая союзная ей республика. Почему же о ней ни слова?

Увы! Российским верхам говорить об успехах белорусского сельского хозяйства не с руки. Их прежде всего беспокоит, чтобы народ не задумался, с чего бы это «реформированная» ими страна закупает четверть мясной и молочной продукции, а «нереформированная» Беларусь продает четвертую часть производимых ею мяса и мясопродуктов и более половины молока и молочных продуктов. Упаси бог, большинство россиян поймут окончательно, в чем причины такой впечатляющей разницы.

В общем-то, причины эти известны. О них постоянно говорят коммунисты, представители левопатриотических сил. Не раз писала и «Правда». Напомню: в России и Беларуси разный был выбран путь для деревни. Белорусское руководство отказалось выполнить требование, точнее - приказ Запада, ввести частную собственность на сельскохозяйственные земли, отказалось распускать колхозы и совхозы, делить их на фермерские хозяйства. Вскоре после своего избрания на первый президентский срок Александр Лукашенко, выступая на совещании работников аграрного комплекса, посоветовал при выборе курса отбросить политизацию и обратиться к жизни. Он напомнил, что самых высоких в мире результатов достигли в Голландии и Израиле на государственных землях, а самого большого прироста сельхозпродукции - в Китае, где нет частной собственности на сельскохозяйственные угодья. Да и наш, отечественный, следует помнить опыт. В царской России, согласно официальной статистике за 1901 - 1910 годы, в среднем с гектара по Могилевской губернии на государственных землях намолачивали озимой пшеницы, ржи и овса в два с лишним раза больше, чем на частных. И в советское время колхозы с совхозами, технически оснащенные куда хуже фермерских хозяйств Запада (в расчете на гектар разница была четырехкратной, а по дозам вносившихся удобрений — пяти-шестикратной), производили на душу населения зерна, мяса, яиц, сахарной свеклы, плодов, овощей и бахчевых больше, чем крестьяне Англии и Швеции, а по душевому производству молока и картофеля занимали ведущее место в мире. И не их вина, что часть этой продукции погибала в полях при затяжной, из-за нехватки транспорта, уборке, терялась при дальних перевозках в примитивные хранилища, не способные ее сберечь.

Вопрос о земле, как потребовал президент Беларуси, должны решать не политики, а народ. И на референдуме народ выступил против частной собственности на земли сельскохозяйственного назначения.

- Вы не задумывались, почему нам из-за «бугра» подкидывали эту (о частноземельном владении. - О.С.) идею? - спросил Лукашенко на очередном совещании аграриев. - Потому что им нужен рынок сбыта, и они пытались сломать наше сельское хозяйство, которое работало не хуже, чем в Западной Европе. Слава богу, что у нас хватило ума не пойти тем путем. Это прозападный курс, чуждый интересам нашего народа. Обычная борьба за рынок: кому производить и куда поставлять - вот в чем смысл «выбора».

Российское руководство лишило народ права выбора. Политическая верхушка самовольно ввела частную собственность на сельскохозяйственные земли, насильно упразднила колхозы и совхозы, поощрив их дележ и дробление.

По-разному решили и другой жизненно важный вопрос - о государственной поддержке сельского хозяйства. Запад потребовал свернуть ее и бросить деревню в рынок. Хотя сам шел другим путем. Крупнейшие ученые в монографии, раскрывающей механизм поразительного подъема сельского хозяйства на Западе, писали: «…правительства разных (западноевропейских. - О.С.) стран использовали один и тот же прием: они исключили аграрный сектор из рыночной экономики… новый способ ведения сельского хозяйства был взлелеян в искусственном мире государственных защитных пошлин, гарантированных цен и дотаций, ему не приходилось утверждать себя в конкуренции на свободном рынке… Сельское хозяйство развивалось под золотым дождем государственных субсидий». И продолжает, заметим, развиваться под этим благодатным «дождем».

Белорусское руководство, вопреки указующим рекомендациям Запада, обеспечило достойную государственную поддержку крестьян. Российское же - лишило ее: на каждый гектар тамошняя деревня получала из госбюджета втрое-вчетверо меньше, чем белорусская. Итог, прямо скажем, катастрофичен. Если в 1990 году Россия произвела 55,7 миллиона тонн молока, то в прошлом, 2013-м - лишь 30,7 миллиона тонн, в 1,8 раза (почти вдвое!) меньше. Причем за последние тринадцать лет производство его сократилось даже по сравнению с разгромными ельцинскими временами. На четверть снизилось по сравнению с 1990 годом и производство мяса. Сегодня в расчете на душу населения Россия производит мяса в 2,3 и молока в 3,2 раза меньше, чем Белоруссия. А в расчете на гектар разница еще более удручающая: по мясу - четырехкратная, по молоку - почти шестикратная.

Разве это не приговор аграрной политике кремлевских «реформаторов»? Поэтому и стараются они обойти молчанием успех Беларуси, чтобы скрыть, как подорвали свое сельское хозяйство и посадили Россию на продовольственную иглу.

«Шанс совершить революцию в сельском хозяйстве»
Зато все чаще слышатся оптимистичные заявления о предстоящем рывке в производстве российской сельхозпродукции. Прежде всего в связи с мораторием на импорт продовольствия с Запада. «Появился стимул, чтобы продовольственный рынок в нашей стране стал более крепким. Соответственно, последуют помощь государства, инвестиции в аграрный сектор. Это позволит заменить западные поставки и предоставит нам шанс совершить революцию в сельском хозяйстве», - выразил свою уверенность представитель Ассоциации независимых директоров России Михаил Сафонов.
Подобные мысли высказывают и в самых высоких кабинетах власти. «Мораторий фактически расчистит магазинные полки для наших товаропроизводителей. Такой шанс - уникальные условия открытия и расширения импортозамещающих производств - упустить нельзя. Российский рынок, - поделился своими прогнозами Дмитрий Медведев, - будет заполнен нашими свежими, качественными продуктами, которые многие россияне предпочитают иностранным».

Да, сама мысль, что отказ от импорта продовольствия создает благоприятные условия для своих товаропроизводителей, верна. Но вот заявления, что расчищенные магазинные полки будут заполнены собственными продуктами, вызывают сложные чувства. Почему российская «реформаторская» команда за тринадцать лет после первого прихода Владимира Путина на президентский пост ничего не сделала для создания таких условий собственному крестьянину? Сколько ни выступали коммунисты в Госдуме, сколько ни требовали вместо поддержки зарубежных товаропроизводителей поддержать собственных и обеспечить продовольственную безопасность России, власть неуклонно наращивала импорт продуктов и увеличила его за эти годы вчетверо. И только когда клюнул жареный петух, заговорила о «благоприятных условиях», которые созданы отказом от импорта. По сути, признала, что эти благоприятные условия создала аграрному сектору не она сама, а западные политики.

После всего этого поневоле задумаешься: а сумеют ли нынешние российские «реформаторы», показавшие свои способности в развале деревни, использовать предоставленный им шанс? Дело даже не в том, что сейчас, как отмечают независимые эксперты, у государства нет таких денег, которые нужны сразу нескольким секторам подорванного сельского хозяйства. Кому эти деньги давать: село обезлюдело. Причем в самом запущенном секторе - молочном животноводстве - более половины объемов молока приходится на устаревшие фермы, которым никакие деньги не помогут. По оценке председателя Национального союза производителей молока Андрея Даниленко, они медленно и верно вымирают.

И это естественное следствие аграрной политики, которую проводит российская власть.

В Беларуси, после того как президентом стал Александр Лукашенко, взяли курс на крупные животноводческие фермы и комплексы - в их строительство и модернизацию стали вкладывать основные средства. Помню, как издевались над этим официозные российские СМИ: «Опять советская гигантомания… Снова дворцы для коров…» И как взахлеб рассказывали об успехах мелких ферм, которые в действительности по уровню технологии, производительности, качеству продукции неизмеримо уступали крупным.

И сегодня, включи любой из главных российских телеканалов, в репортажах на сельскую тему только и слышишь: «Фермеры привезли молоко и мясо… Фермеры поставляют горожанам фрукты и овощи…». Словно фермеры с их мелкотоварным производством обеспечивают все продовольственное благополучие России.

И вспоминается предостережение известного американского аграрника из штата Айова Джона Кристалла: «Русские совершают ошибку, переходя от крупных хозяйств на вариант семейной фермы, которая появилась в США двести лет назад и скончалась естественной смертью». В самих Соединенных Штатах ключевым звеном давно стали кооперативы, акционерные фирмы, а в последнее время - корпорации. По размерам превосходящие советские колхозы-гиганты, имея 28,9 процента земли, они производят 67,5 процента всей сельхозпродукции США, а семейные фермы, располагающие 46,8 процента земельных угодий, - лишь 14,7 процента. Ссылка российских «реформаторов» на Западную Европу, которую кормят небольшие, в основном семейные, фермы, не учитывает главного обстоятельства, о чем следует сказать особо. Это обстоятельство еще в начале 1990-х годов вынужден был отметить сторонник фермерства доктор экономических наук Владимир Башмачников, с телевизионной группой снявший в Голландии телефильм «Низкие земли». Голландские крестьяне, ученые, менеджеры-аграрники - все, с кем он беседовал, откровенно признавали: «Наши фермы - не оптимальный вариант. Они слишком малы. А объединяться в крупные хозяйства нам мешают традиция и проблемы, которые сразу возникнут. Во-первых, резко увеличится производство продукции - куда ее девать. Во-вторых, повысится нагрузка на экологию, а она и так велика, в-третьих, возрастет безработица».

То, что мелкотоварное фермерское производство менее эффективно, чем крупное, подтверждали простые сравнения. Голландские фермы, будучи в то время по земельным угодьям в десять раз меньше американских, требовали в расчете на одинаковую площадь в пять раз больше тракторов и другой техники. К счастью, «реформаторам» не удалось навязать крестьянству России разорительной массовой фермеризации. Сегодня фермеры производят лишь десять процентов сельхозпродукции: до 15 процентов - в растениеводстве и меньше пяти - в животноводстве. Но под грохот фермеризаторских барабанов развалили крупные хозяйства, устроили вселенскую разруху в деревне.

И сейчас продолжается эта, по сути, диверсия против крупнотоварного производства. В репортажах из села сплошь элементарные подтасовки. Съемку ведут на крупном сельхозпредприятии, в совхозе, например, но диктор сообщает: «Продукция этого фермерского хозяйства пользуется особым успехом». Крупнотоварное производство, которое в Беларуси осталось хребтом сельского хозяйства, в России словно хотят вычеркнуть из сознания людей. В такой обстановке, созданной «реформаторами», совершить рывок и заполнить собственными продуктами магазинные полки практически невозможно.

Мешает этому не только моральная обстановка. Недавно на заседании по развитию АПК премьер Д.Медведев проинформировал, что нынче значительно увеличивается экспорт зерна - он может составить 25 миллионов тонн, четверть от возможного намолота. Это примерно по 690 килограммов на человека. Беларусь намолотит, после того как завершится уборка кукурузы, почти по 1,1 тонны зерна на душу населения, но из страны нисколько не вывезет. Все зерно, кроме необходимого на хлеб, хлебобулочные, кондитерские изделия, семена и страховые фонды, пойдет на производство молока, мяса, яиц. Российские же «реформаторы», под руководством которых было вырезано больше половины поголовья, никак не могут отказаться от своего колониального подхода: вместо того чтобы повернуть зерновой поток на производство конечной продукции, гонят его за рубеж как сырье.

И самое главное. Основой их аграрной политики остается частная собственность на землю. Хотя даже на Западе поняли, что она стала помехой в развитии сельского хозяйства. «Правда» писала о том, что все активнее идет постоянное, участок за участком, выведение земли из частной собственности с передачей ее некоммерческим корпорациям в США. Что право на частноземельную собственность ограничено и в Европе. Показывая глубину и масштабность этого процесса, академик В.Милосердов, глубоко изучивший проблему, констатировал: «Наши (российские. - О.С.) руководители, перенимая западные формы собственности и хозяйствования, не заметили тенденций в земельном законодательстве последнего времени. А тенденции эти если не в полном устранении, то в существенном исправлении исторической ошибки появления частной собственности на землю».

Беларусь не допустила этой ошибки. И обеспечила возможность ускоренного развития своего сельского хозяйства. Российское руководство втянуло землю, село в частнособственнический омут. И пожинает плоды своей аграрной политики.

Единственный выход
Сейчас, после ответных санкций Западу, как и следовало ожидать, правительство изыскивает внутренние возможности для восполнения объемов импорта продовольствия, которые будут недополучены. Одновременно ведется активный поиск внешних поставок. И по-прежнему среди экспортеров сельхозпродукции особое место - у Беларуси. Уже в будущем году она обеспечит молоком и молочными продуктами более 20 миллионов россиян, мясом - около семи миллионов. А еще картофель, овощи, фрукты… Только приростом продуктового экспорта белорусы восполнят четверть объемов продукции, которая будет недополучена от всех стран ЕС. А в целом ее экспорт продовольствия России достигнет 80 процентов объема продовольствия, недополученного россиянами от евросоюзовских государств. Что это значит, понятно каждому. Белоруссия спасет Россию. Потому что российское руководство не способно обеспечить рывок, а тем более революцию в сельском хозяйстве. Для этого нужна смена самой системы.

Автор: 
Олег СТЕПАНЕНКО, (Соб. корр. «Правды»), г. Минск «ПРАВДА», № 97, 5-8 сентября 2014 года
Номер газеты: 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
3 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.